Линки доступности

Лев Гудков: «Чем примитивнее будет общество, тем легче управлять им»


Лев Гудков

Лев Гудков

Эксклюзивное интервью директора Аналитического центра Юрия Левады

МОСКВА – Госдепартамент США и Европейская комиссия осудили решение Минюста России в включении «Левада-центр» в список иностранных агентов.

О включении «Левада-центра» в пресловутый список Минюст РФ проинформировал в понедельник. Это было сделано по результатам внеплановой документарной проверки в соответствии с запросом лидера движения «Антимайдан» сенатора Дмитрия Саблина.

Русская служба «Голоса Америки» попросила прокомментировать происходящее директора Аналитического центра Юрия Левады, доктора философских наук Льва Гудкова.

Виктор Владимиров: С чем вы связываете включение вашей организации в список иностранных агентов именно сейчас?

Лев Гудков: Желание уничтожить «Левада-центр» как крупную независимую научно-исследовательскую организацию у власти было давно. В этом направлении делалось много попыток. У нас проводились проверки в 2013 и 2014 годах. Но тогда формулировка закона не позволяла этого сделать, потому что закон о некоммерческих организациях – а наш статус именно таков – запрещал получение грантов, однако позволял вести коммерческую деятельность, то есть работать по договорам с разными исследовательскими центрами и компаниями.

А в этом году произошли очень серьезные законодательные изменения трактовок понятий «некоммерческая организация» и «политическая деятельность». Политическая деятельность толкуется предельно широко и включает в себя, в числе прочего, проведение социологических опросов и даже выступления на научных семинарах… Короче, сегодня фактически любую общественную организацию не составляет большого труда занести в ранг занимающейся политической деятельностью. Само по себе это относительно безобидно, но при условии получения иностранного финансирования «занятие политикой» становится поводом для включения в реестр иностранных агентов.

Мы сотрудничаем со многими зарубежными университетами, в том числе из США. И это становится предметом преследований. Поэтому в начале лета начались нападки на наш центр в связи с обращением «Антимайдана» – организации, которая выступает с ура-патриотическими и антизападными лозунгами. Антимайдановцы потребовали включить нас в реестр, как организацию, чуть ли не ведущую разведывательную деятельность под управлением американских спецслужб. Вот это главная причина. А непосредственно катализатором проверок послужило снижение рейтинга «Единой России», зафиксированное недавно в исследованиях нашего центра.

В.В.: Газета Financial Times предполагает, что именно это и определило вашу судьбу…

Л.Г.: Я бы так напрямую не связывал. Это общеполитический заказ, который касается, в частности, и нас. Но, вообще говоря, это тенденция усиления репрессивной внутренней политики, которая захватывает и другие общественные организации и исследовательские центры. Мы включены в реестр (иностранных агентов) под номером 141.

В.В.: Это говорит о масштабе кампании по борьбе с НКО?

Л.Г.: Да, и думаю, что список «агентов» будет только расти. Поэтому шутка Михаила Федотова, руководителя Совета по правам человека (при президенте РФ), о том, что скоро будут тысячи организаций, недалека от истины. Полагаю, так оно и будет.

В.В.: Тот же Федотов в качестве выхода из ситуации советовал вашему центру из некоммерческой организации переформатироваться в коммерческую.

Л.Г.: Это невозможно. По закону нельзя изменить статус некоммерческой организации. Ее можно только ликвидировать, передав имущество и активы государству.

В.В.: Сенатор Константин Косачев публично заявил, что решение относительно «Левада-центра» отвечает интересам российского общества.

Л.Г.: Оно отвечает только интересам силового блока, консервативно настроенного. Не вижу никакого общественного запроса на наше уничтожение. Наши данные пользуются некоторым вниманием. Особенно среди образованной публики, участвующей в общественных событиях. Но есть политический заказ. А сегодняшняя эпоха в России – это эпоха политической реакции и рецидива тоталитаризма. Так что это гораздо более широкий тренд.

В.В.: Гонения на вас и НКО, в целом, связаны с попыткой «зачистить поле» перед президентскими выборами 2018 года?

Л.Г.: Нет, это реакция на массовые протесты 2012 года. У власти есть страх перед повторением в России украинского Майдана. У нынешнего руководства страны существует такая паранойя, вызванная, конечно, собственной неуверенностью в легитимности, что экономический кризис, снижение уровня жизни рано или поздно спровоцируют массовое недовольство, и здесь надо профилактически уничтожить любые источники влияния, независимые организации, оппозицию и так далее. Чем примитивнее будет общество, тем легче манипулировать и управлять им.

В.В.: Каковы ваши перспективы, что собираетесь предпринять?

Л.Г.: Мы попробуем оспорить решение Минюста. Далее обратимся в суд. Но учитывая зависимость наших судов от администрации (президента), особых иллюзий у меня нет. Мне трудно прогнозировать. Попытаемся любым образом удержаться на плаву. Но реально – смерть наша будет долгая и мучительная. Будем вынуждены все время сокращать собственно социальные исследования и по возможности продолжим коммерческие, маркетинговые исследования.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG