Линки доступности

Радикализация ислама: готова ли Россия противостоять угрозе изнутри?

  • Виктор Васильев

Усиление позиций имамов-ваххабитов среди российских мусульман чревато риском вспышки терроризма

В статье «Россия – новый фронт для воинственного ислама»,опубликованной газетой «Вашингтон пост», директор российских исследований Американского института предпринимательства Леон Арон (Leon Aron, American Enterprise Institute)высказал мнение, что Россия, углубляя свое вмешательство в Сирии, рискует увязнуть в военной операции, подорвав тем самым собственную безопасность.

«Российское вмешательство усугубляет растущую угрозу на ее собственной территории – угрозу, которая способна дестабилизировать всю страну. В России крепнет новое течение радикального ислама, подогреваемое усилиями российских боевиков, которые жаждут совершать теракты в своей стране», – пишет американский эксперт.

Президент Института религии и политики, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации Александр Игнатенко не во всем согласен с такой трактовкой событий.

«Я считаю неверным связывать наличие или отсутствие радикализации (российских) мусульман с какими-то действиями российского руководства, – сказал он в интервью «Голосу Америки». – И те события, которые в настоящее время происходят в Сирии и вообще на Ближнем Востоке, не могут привести к радикализации российских мусульман».

Леон Арон также пишет о растущем влиянии на мусульманскую общину России имамов, получивших образование в странах Ближнего Востока. Александр Игнатенко полагает, что появление и некоторое усиление радикальных тенденций среди российских мусульман вызвано не столько внутренними социальными и экономическими причинами или межэтническими противоречиями, сколько внешним воздействием.

«В данном случае уже в течение нескольких десятилетий заметно то воздействие, которое оказывали на российских мусульман аль-каидовцы и так называемые ваххабиты, а именно религиозные деятели и боевики, направлявшиеся на территорию РФ с Аравийского полуострова, в первую очередь – из Саудовской Аравии», – конкретизировал он.

Иной точки зрения придерживается директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин.

«Я всегда говорил, что операция, безусловно, весьма рискованна именно в этом плане, – заметил он в комментарии «Голосу Америки», имея в виду участие российских ВВС в бомбежке объектов в Сирии. – Хотя она, конечно, чревата последствиями во всех планах, в том числе стратегическом и тактическом».

Шумилин допустил, что военная операция в Сирии может «аукнуться гражданам России в виде терактов».

«Это очевидные вещи – для меня, по крайней мере, – добавил он. –Соглашусь по этой позиции (с автором статьи)».

Но правда еще и в том, считает российский эксперт, что «ИГ» уже как бы «высосало» из исламистского подполья в России довольно много радикальных элементов, чем снизило угрозы радикализма и терактов в стране в связи с внутренней проблематикой.

«Число боевиков просто сократилось, – резюмировал он. – Но это не означает, что «ИГ» не представляет угрозы по своей повестке – не по повестке «Имарата Кавказ». А у нее повестка, как известно широкая: нанести удары по всем странам, которые воюют против них в Сирии».

Россия там, полагает Шумилин, числится в верхней части списка.

«Путин еще более умножил риск терроризма, когда в Сирии сделал ставку против суннитов, хотя подавляющее большинство российских мусульман – сунниты», – пишет Леон Арон, напоминая о призыве имамов-ваххабитов из Саудовской Аравии начать джихад против России, видеообращении ИГИЛ и версии, что российский авиалайнер был взорван.

Директор российских исследований Американского института предпринимательства также отмечает, что учение фундаменталистов, которое проповедуют российские имамы, находит новую аудиторию среди российских уроженцев-мусульман, а также среди центрально-азиатских мигрантов в Москве. По его мнению, Россия стала новым фронтом на войне с воинственным исламом, но не очень готова дать ему бой.

Александр Игнатенко называет это очень сложной проблемой.

«В том смысле, что некоторые российские эксперты говорят о значительном количестве так называемых ваххабитов, которые проникают на территорию РФ в миграционных потоках, – пояснил он. – Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что это не столько ваххабиты, хотя они там тоже есть, сколько члены родственных ваххабитам религиозных политических организаций и группировок типа «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения»). Конечно, эти элементы стремятся обрасти адептами и создают питательную среду для исламского радикализма, который отдельные исследователи называют псевдоисламским».

На взгляд эксперта, требуются определенные усилия по противодействию этой тенденции.

«Причем, как со стороны российских правоохранительных органов, так и (что очень важно) со стороны российских мусульман, духовенства, которая работает с этими людьми в направлении их адаптации к российским реалиям, чтобы уменьшить потенциал радикализма», - уточнил он.

Александр Шумилин подчеркнул, что как тенденцию рост аудитории радикального исламизма в РФ нельзя исключать.

«Но дело в том, что таких замеров вообще нет, – обобщил он. – Тут речь идет, скорее, об объединении различных мусульманских течений на платформе радикализма. Не думаю, что число готовых к терактам в стране из-за этого существенно возрастет. Но к этому добавляется повестка «ИГ», которая может доминировать. Проще говоря, «ИГ» будет рекрутировать террористов-смертников среди подполья или засылать к нам своих».

«Угроза джихада, который охватит всю Россию, теперь очевидна и реальна», – подводит итог свой статьи в «Вашингтон пост» Леон Арон.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG