Линки доступности

Война в Ираке: 10 лет спустя

  • Виктор Васильев

Багдад. Ирак. 9 апреля 2003 г.

Багдад. Ирак. 9 апреля 2003 г.

Цели и итоги операции «Иракская свобода» – в оценках российских экспертов

20 марта исполнится десять лет назад с начала военной кампании в Ираке, куда вошли коалиционные войска, возглавляемые США. Эксперты до сих пор существенно расходятся в оценках как того, каковы были истинные причины вторжения, так и в отношении итогов операции, проходившей под кодовым названием «Иракская свобода» (Operation Iraqi Freedom).

Согласно опубликованному в четверг, 14 марта исследованию «Цена войны», проведенному Институтом Ватсона при университете Брауна, в результате военных действий в Ираке погибли 134 тысячи мирных жителя этой страны. А в совокупности, с учетом потерь среди военнослужащих коалиции, боевиков, журналистов и гуманитарных работников, число погибших оценивается в пределах от 176 до 189 тысяч человек.

Что касается прямых финансовых потерь, то война в Ираке, по данным Института Ватсона, обошлась США в 1,7 трлн. долларов. Однако это далеко не все. Если сюда приплюсовать дополнительные выплаты ветеранам войны ($490 млрд.) и проценты по этим платежам в течение ближайших четырех десятилетий, эта сумма может вырасти до $6 трлн.

Эти подсчеты можно расценить как корректировку прогноза, сделанного в 2008 году лауреатом Нобелевской премии в области экономики, главным экспертом Всемирного банка Джозефом Стиглицом (Joseph Stiglitz). В книге, «Война в три триллиона» (The Three Trillion Dollar War), соавтором которой была профессор Гарвардского университета Линда Билмес (Linda Bilmes), он предположил, что половина от общих прямых и косвенных потерь всех участников иракской войны придется на долю США.

О геополитических итогах войны по просьбе Русской службы «Голоса Америки» рассуждают российские аналитики:

Научный сотрудник Института США и Канады, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Александр Шумилин назвал вторжение США в Ирак «достаточно обоснованным», признавая, что в экспертной среде по этому поводу налицо очевидный раскол во мнениях.

«Это обосновано с точки зрения геополитики и ситуации в регионе. Саддам Хусейн на тот момент вновь начал усиленно угрожать соседям, нарушив все возможные резолюции ООН по Ираку после операции «Буря в пустыне». Поэтому и с международно-правовой точки зрения, и по существу свержение Саддама назрело», – считает он.

По его словам, трудно представить, что случилось бы в регионе, если бы не операция по свержению Хусейна.

«Регион стал бы более опасным – как в военном отношении, так в плане усиления террористической активности и раскола в арабских странах, словом, по всем параметрам. Это – главная причина вторжения в Ирак», – констатировал Шумилин. Как ему представляется, поставленные цели коалиционные войска достигли.

Иной подход при анализе событий продемонстрировал эксперт Московского центра Карнеги, профессор Алексей Малашенко, предложивший вначале разобраться, каковы были цели вторжения?

«Если была цель просто наказать Ирак – она не достигнута. Если были цели лишить Ирак какого-то оружия, то не понятно, было оно или нет, и против кого могло быть использовано», – резюмировал он.
Малашенко считает, что в отношении Ирака было больше эмоций, чем прагматики.

«Тем более, что Ирак, в общем, развалился, – добавил он. – Пока на три части. Вопрос состоит в том, как его вернуть в нормальное состояние. Будущее Ирака совершенно неизвестно. Теперь уже разыгрывается карта не Ирака как такового, а курдская, суннитская, шиитская карты».

Профессор отметил, что когда начиналось вторжение в Ирак, никому и в голову не могло прийти, что наступит то, что сегодня именуется «пробуждением Ближнего Востока» и «Арабской весной». Он считает, что окончательные итоги войны подводить преждевременно.

«Мы получили новую проблему, масштабы которой еще в полной мере не оценены. Взять хотя бы то, что из Ирака идет проникновение в Сирию. Ирак сейчас стал транзитом для иранского оружия. А то, что убрали Саддама Хусейна… Ну да, он был авторитарный, жестокий правитель. Но вот убрали его, затем Мубарака в Египте (не Саддам, конечно, но все же…) – проблем стало больше. Убрали Каддафи – проблем еще прибавилось», – обобщил эксперт Московского центра Карнеги.

Александр Шумилин, напротив, полагает, что все эти сложности были более-менее предсказуемы.

«Ну, может быть, что-то оказалось менее предсказуемо, – продолжил он. – Например, не ожидалось, что противостояние между шиитами и суннитами выльется в настоящую гражданскую войну в 2006 году. Но ее удалось подавить посредством введения дополнительных сил. И, в целом, Ирак находится в новом качественном состоянии. Далеком от идеального, понятно. Но идеала нет нигде».

По его оценке, переходный период в Ираке продолжается, политическая система выстраивается.

«Также со всевозможными отклонениями, характерным для этого этапа развития, – уточнил эксперт. – Однако вектор развития положительный и, в целом, можно говорить о положительных результатах этой операции».

Иного мнения Алексей Малашенко, считающий, что мир еще ощутит на себе последствия иракской войны 2003 года.

«Сейчас мы на Ближнем Востоке видим дестабилизацию, укрепление во власти и в политике исламских радикалов, даже экстремистов. Полагаю, это будет продолжаться. Поэтому результаты свержения Саддама больше негативны», – заключил он.

По данным Financial Times, война в Ираке принесла солидную прибыль фирмам-подрядчикам стран коалиции, которые получили около$138 млрд. за различные услуги – от защиты дипломатов до обеспечения туалетной бумагой. По сведениям газеты, свою деятельность в Ираке до сих пор продолжают 14 тыс. подрядчиков, нанятых правительством США.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG