Линки доступности

Владимир Путин, аятолла Хаменеи и сирийский кризис

  • Виктор Васильев

Тегеран, Иран. 23 ноября 2015 г.

Тегеран, Иран. 23 ноября 2015 г.

Эксперты – о точках соприкосновения и разногласиях в российско-иранских отношениях

МОСКВА – Президент России Владимир Путин до начала саммита глав государств-экспортеров газа в Тегеране встретился с высшим руководителем Ирана аятоллой Хаменеи, сообщают 23 ноября СМИ.

Встреча Путина и Хаменеи транслировалась по российскому телевидению. Президент РФ заявил с экрана о близости позиций двух стран по конфликту в Сирии.

«Никто не может и не должен навязывать сирийскому народу извне какие-либо формы правления государством, и кто персонально должен им управлять, – в частности, сказал он. –Это должен решить только сам сирийский народ».В свою очередь, аятолла поблагодарил Россию за посредничество при достижении международного соглашения по иранской ядерной проблеме.

Во многих странах, включая США, иной подход к разрешению сирийского кризиса.

Что касается будущего Асада, то, по мнению Барака Обамы, «невозможно представить», чтобы сирийский президент сохранил легитимность в стране, где большинство населения «презирает» его и готово продолжать борьбу, пока он не будет отстранен от власти, что означает продолжение гражданской войны.

«Россия официально не подтвердила свою приверженность переходному процессу, предполагающему уход Асада, но они согласились с самим процессом политического перехода», – заметил Обама, выступая в воскресенье на пресс-конференции в Малайзии.

Также у Путина на понедельник была запланирована встреча с президентом Исламской Республики Иран Хасаном Роухани.

Эксперт Московского центра Карнеги, профессор Алексей Малашенко в интервью Русской службе «Голоса Америки» отметил наличие противоречий между Россией и Ираном.

«Да, Москва очень серьезно относится к укреплению сотрудничества с Тегераном, а Дмитрий Рагозин (вице-премьер правительства РФ – В.В) постоянно говорит о необходимости для России стратегического партнерства с Ираном, но инициатива-то все время исходит из Москвы», – констатировал он.

По его мнению, Иран нужен России, в первую очередь, для продолжения своей политики в Сирии.

«Кроме того, Путин очень боится, что Иран постепенно начнет дрейфовать в сторону Запада, несмотря на сирийскую войну, – добавил профессор. – Не считая Дамаска, Тегеран для Москвы действительно мог бы быть, если не союзником, то надежным партнером в регионе».

Однако, по словам Малашенко, Иран играет в свою игру.

«Иранцы, в общем, насытились тем, что Россия выполняет роль посредника между ними и американцами, – продолжил он. – И теперь они используют Россию в своих целях. В Москве думают, что это они разыгрывают иранскую карту, а на самом деле Тегеран разыгрывает российскую карту. Это очень важно».

Поэтому предполагать, что в российско-иранских отношениях все будет благополучно, даже с учетом военных поставок из РФ, было бы некоторым преувеличением, считает эксперт.

«Потому что у Тегерана всегда есть альтернатива», – резюмировал он.

Встречи Владимира Путина с первыми лицами Исламской республики Иран прошли на фоне двух примечательных событий. Во-первых, Россия начала процедуру поставки в Иран С-300, о чем сообщило иранское новостное агентство Tasnim. Во-вторых, Путин своим указом снял запрет на поставки техники по ядерной программе Ирана. Текст документа опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Впрочем, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин полагает, что по большому счету вопрос о поставках ЗРК «еще не решен в полной мере».

«И то, что Путин и аятолла говорили на эту тему, могло стать последним штрихом, на самом высоком уровне, чтобы окончательно снять все препятствия, – пояснил он в комментарии «Голосу Америки». – А после реализации контракта С-300, вполне возможно, откроются возможности для более широкого развития военно-технического сотрудничества между Москвой и Тегераном, но в рамках ограничений, которые введены всеобъемлющим международным соглашением, подписанным в Вене». Сажин напомнил, что по условиям соглашения Ирану запрещено поставлять тяжелые вооружения в течение 5 лет, а ракетные технологии – в течение 8 лет.

«Что касается указа Путина, то, как мне кажется, он продиктован тем, что на ядерных объектах Ирана нужно проводить большие работы, – заметил он. – А без различного оборудования это просто невозможно сделать».

Как ему представляется, в России и Иране очень много бюрократии.

«Для того чтобы продвинуть что-то в области двусторонних отношений, к сожалению, нужен очень высокий уровень лоббирования. Встреча Путина с аятоллой и президентом Рухани как раз и призваны дать толчок выполнению многих накопленных соглашений», – заключил эксперт.

Одновременно он согласился со своим заочным оппонентом в том, что у Тегерана и Москвы – «несколько разные подходы по ряду вопросов».

«При общей поддержке ими нынешней государственности Сирии, как мне видится, у них сохраняются расхождения. Иран настаивает на сохранении Башара Асада в качестве главы государства и требует сохранения его полномочий во время переходного правительства, которое будет формироваться. Москва же сейчас смотрит на это более либерально, что ли», – подытожил Сажин.

Гражданская война в Сирии тянется с 2011 года. За это время она унесла более 250 000 жизней и вынудила миллионы жителей покинуть свои дома.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG