Линки доступности

Ирина Ясина: «Прохоров – абсолютно кремлевский проект»

  • Виктор Васильев

Ирина Ясина

Ирина Ясина

Эксклюзивное интервью с публицистом, добровольно покинувшей Совет президента России по правам человека

Публицист и бывший член Совета при президенте РФ по правам человека Ирина Ясина считает, что к выборам главы государства российской оппозиции удастся консолидироваться, а кандидатуру Михаила Прохорова называет «абсолютно кремлевским проектом».

В эксклюзивном интервью «Голосу Америки» Ирина Ясина комментирует уникальность текущего момента, возникшего в России после митинга на Болотной площади, свой уход из президентского совета, решение Прохорова выставить свою кандидатуру на пост главы РФ, увольнение руководства «Коммерсанта», а также ряд других актуальных вопросов.

Виктор Васильев: Все, с кем я общался в последние дни, отмечают небывалую активность народа. Что его пробудило, и как бы вы охарактеризовали происходящее?

Ирина Ясина: Все возникло неожиданно. Наверное, если хорошо знать историю, можно найти какие-то аналогичные примеры в других странах. Но для нас это ново, неожиданно и уникально. Голоса, конечно, и раньше воровали. Но на этот раз была проведена абсолютная зачистка поля. Масштаб фальсификаций сам по себе был показательным. Может, они раньше и приписывали себе 15-20 процентов. Но от 50-ти. А сейчас, несмотря на изнасилованных бюджетников, армию, студентов и всех кого угодно, они все равно должны были приписывать себе необходимые им цифры, чтобы не провалиться в яму. Если вот этими изнасилованиями набирается 30 процентов, что тогда без них? Каков тогда реальный рейтинг «Единой России»? Это уже совсем смешно.

В.В.: Откуда народ черпает информацию, почему не срабатывает телевизионная «завеса»?

И.Я.: Есть Интернет. В России, по опросам, 40 миллионов пользователей. Телевидение перестало быть монополистом. Более того, люди, которые заявляют протест, и собрались через Интернет. Тут абсолютное совпадение аудитории. Мы имеем дело с тем, что возникла абсолютно новая информационная реальность и другая информационная среда. Кроме того, это не просто переданные из рук в руки листовки. Это еще и возможность поговорить, объединиться, договориться о том, в чем, например, будешь одет, условно говоря. Никакое телевидение не дает такого эффекта.

В.В.: Почему по центральным каналам показали митинг? Ведь прежде оппозиционные выступления старались не афишировать?

И.Я.: Наверное, даже в Останкино есть понимание того, что люди все-таки имеют свое мнение. К тому же скрыть правду не удается. Если кто-то знает, что в Интернете об этом пишут, то это означает, что узнают и его соседи, родственники. Если у тебя работает «сарафанное радио» на несколько миллионов человек, информация от них расходится кругами. Наверное, можно найти какой-то глухой таежный угол или деревню, где никто ничего не слышит. Но это уже большая редкость. А уж настолько отрываться от того, что происходит в реальной жизни, мне кажется, даже им неудобно. Прошла какая-то команда типа: «Нельзя не замечать». Возможно, так.

В.В.: Возможна ли в принципе такая ситуация, когда высшие лица страны не знают, как в действительности проходят выборы?

И.Я.: Нет, ни на секунду не поверю в это. [Председатель ЦИК] Чуров сам не смог бы всего этого придумать.

В.В.: Что вы можете сказать относительно «американского следа», замеченного Владимиром Путиным среди организаторов протестных митингов?

И.Я.: Даже не хочу это обсуждать. Мне стыдно и противно за того, кто говорит подобные вещи.

В.В.: Чем было вызвано ваше решение выйти из президентского совета по правам человека?

И.Я.: Это моя личная реакция на масштаб фальсификаций на выборах в Госдуму. Фальсификаций, на которые наши власти столь нежно отреагировали. Фактически они заявили, что нечего плохого, в сущности, не произошло. Мне представляется, что я не должна быть рядом с властью, которая настолько не ценит и не уважает мнение своих сограждан.

В.В.: Удастся ли оппозиции добиться консолидации сил? Насколько она разрозненна?

И.Я.: Думаю, что удастся. Потому что даже самые неуемные себялюбцы среди нас, по-моему, поняли, что уже нужно как-то на секундочку о себе забыть. Хотя бы до президентских выборов. Посмотрим. У нас есть Григорий Явлинский, который никого, кроме себя, не любит и не видит. Есть Лимонов – тоже экзальтированный персонаж, прямо Троцкий с бородкой. Знаете, привычка к розни очень велика. Но в какой-то момент нужно почувствовать, что все, хватит, баста, нельзя больше этого делать!

В.В.: Есть у вас уверенность, что намеченный на 24 декабря митинг оппозиционных сил соберет не меньше людей, чем предыдущий?

И.Я.: Нет, я, наоборот, абсолютно уверена, что он соберет меньше. У меня нет надежд на то, что опять выйдет такое потрясающее количество народа. Потому, что нужны какие-то конкретные требования каждому медиуму, очень конкретные. Что мы делаем, если власть все-таки не отменяет результаты выборов или еще в чем-то не идет навстречу людям? Чего добиваться? Потом, не забывайте: зима, Рождество. Все это на руку нашей власти.

В.В: Как относитесь к выдвижению Михаила Прохорова кандидатом в президенты?

И.Я.: Думаю, что Прохоров – это абсолютно кремлевский проект, и появился он для того, чтобы каким-то образом сделать возможное противостояние Зюганов-Путин менее ярким и противным. Что, естественно, на руку Путину. Я, например, совершенно не сторонник коммунистической идеи, что называется, ни разу. Тем не менее, если есть выбор между Путиным и Зюгановым, пойду голосовать за Зюганова. Потому что мне не нравится Путин. Мне не нравится стабильность, понимаемая по-путински. И таких, как я, много. Кидая нам кость в виде Прохорова, Путин как бы говорит: «Голосуйте туда». Ну, мы и проголосуем туда. Значит, у Зюганова будет, условно говоря, 20 процентов, у Прохорова – пять, например. Зюганов не будет сравним с Путиным. Подстава. Я неплохо отношусь к Михаилу Дмитриевичу. Считаю, что он человек, несомненно, талантливый. Недостаточно образованный, но очень пассионарный. Во всяком случае, когда захочет и в своем деле. Однако я не верю, что это самостоятельное решение.

В.В.: Что вы думаете по поводу увольнения руководства «Коммерсанта» из-за выпуска журнала, посвященного итогам парламентских выборов и акциям протеста против фальсификаций? Не понравилось, как был назван центральный материал номера – «Победа единовбросов»?

И.Я.: Формально за мат нужно наказывать. Если было бы желание сделать это формально, то ограничились бы выговором. А в данном случае применили политическую дубинку. Власть по-прежнему закручивает гайки.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG