Линки доступности

Директор Института стратегического анализа ФБК – об экономических итогах 2015 года

МОСКВА – Министерство экономического развития России допустило вероятность пересмотра своего видения динамики ВВП в 2016 году. Об этом в понедельник, 21 декабря, сообщают российские СМИ со ссылкой на главу ведомства Алексея Улюкаева.

Министр признал, что с учетом падения цен на нефть основания задуматься о пересмотре прогноза есть. В понедельник цена нефти Brent падала до рекордно низких за последние 11 лет значений – до $36,17 за баррель. Ранее в Минэкономразвитии анонсировали рост ВВП на 0,7 процента.

Также в понедельник стало известно, что ЕС продлил санкции в отношении России.

На этом фоне Русская служба «Голоса Америки» попросила подвести основные экономические итоги 2015 года директора Института стратегического анализа ФБК, профессора Высшей школы экономики Игоря Николаева.

Виктор Васильев: Игорь Алексеевич, сбылись ли прогнозы вашего института в уходящем году?

Игорь Николаев: У нас оказалась просто «пугающая» точность прогнозов, что признают даже наши оппоненты. Приведу только некоторые цифры. В ноябре 2014 года мы, Институт стратегического анализа ФБК, прогнозировали, что падение ВВП страны будет от 2 до 4 процентов. В то время как официальный прогноз был + 1,2. Известно, по итогам нынешнего года падение составит около 4 процентов. Мы прогнозировали инфляцию в районе 12-14 процентов. Официальный прогноз, напомню, был 5,5 процентов. В результате будет около 13. Что касается курса валют, наш среднегодовой прогноз был 60 рублей за доллар, а официальный – 37,7. По факту он окажется чуть больше 61 рубля. К сожалению, мы во многом оказались точны.

В.В.: И куда это привело страну, к каким знаменателям?

И.Н.: В целом, можно констатировать, что российская экономика приобрела устойчивый тренд на снижение необвального характера. И тренд этот, похоже, долгосрочный. А то, что экономика падает не обвально, на самом деле не сильно радует. Потому что в итоге такой экономический кризис может оказаться, и, как правило, оказывается, даже более тяжелым по сравнению с тем, когда экономика резко падает, а потом отскакивает вверх. Словом, экономика наша однозначно вошла в кризис, и экономические результаты года, безусловно, не могут быть признаны удовлетворительными.

В.В.: Можно ли выделить, что наиболее сильно повлияло на общую ситуацию?

И.Н.: В том-то и дело, что здесь нет какого-то одного явного фактора. Скорее, надо говорить о совокупности причин: падении цен на нефть, ухудшение макроэкономической ситуации, санкции. Но самое главное заключается в том, что те самые пресловутые структурные реформы, о которых столь много говорили, по большому счету так и не начались. Поэтому и кризис получается системным. И в этом основная проблема. Потому что структурные диспропорции быстро исправить нельзя, это просто невозможно. Например, одна из причин кризиса кроется в том, что экономика России осталась по-прежнему сырьевой. Более того, ее сырьевая направленность увеличилась. Следовательно, при падении цен на нефть, как бы мы ни захотели резко изменить свою экономику к лучшему, быстро это уже не получится. То же самое с малыми предприятиями, доля которых в экономике сейчас менее 24 процентов. Это очень мало, но исправить ситуацию опять же быстро не удастся.

В.В.: Можете оценить эффективность действий правительства в условиях кризиса?

И.Н.: Мне кажется, здесь следует учесть показатели, с которым принимался федеральный бюджет на 2015-й год. Напомню, рассчитывали на рост экономики, получили падение. Рассчитывали на низкую инфляцию, получили высокую. Полагали, что рубль будет относительно крепким, а он к концу года упал. Кстати, я подсчитал, что правительство потом пересматривало свой прогноз 6 раз. А где тут сработавший, как нас уверяют, антикризисный план? Если он сработал, то почему экономические показатели значительно хуже по сравнению с прогнозами? Поэтому эффективность, мягко говоря, невысокая.

В.В.: С учетом того, что экономический кризис сегодня носит не общий, как бывало ранее, характер, а явно выборочный, в чем причина того положения, в котором оказалась Россия?

И.Н.: Два года назад, в декабре 2013 года, в президентском послании, когда состояние экономики уже заметно ухудшалось, темпы роста ВВП неуклонно снижались, было совершенно справедливо сказано, что причины наступивших трудностей – сугубо внутренние причины. С этим трудно спорить. А раз это так, значит действительно кризис – «заслуга» правительства, власти. То есть мы имеем постоянно ухудшающуюся экономическую динамику из-за собственных недоработок. А потом к этому добавились сильнейшие внешние негативные шоки. Они всем хорошо известны.

В.В.: А «антисанкции» в отношении ряда стран Запада усугубили общее положение?

И.Н.: Конечно, санкции и контр-санкции всегда неблагоприятно отражаются на экономике. Даже такие российские официальные органы, как Минэкономразвития, Центральный банк, аналитический центр при правительстве РФ в своих документах признавали, что дополнительный рост инфляции был в значительный мере вызван «антисанкциями». А что такое дополнительный рост инфляции, которая в результате достигла 13 процентов, если не больше? Это, естественно, ограничивает инвестиции, снижает жизненный уровень людей, их покупательную способность. Так, у нас в нынешнем году очень сильно упадет розничная торговля. По итогам ноября в годовом измерении оборот розничной торговли снизился более чем на 13 процентов по сравнению с ноябрем прошлого года. Это антирекорд, и вообще колоссальный минус для экономики.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG