Линки доступности

«Глобальное партнерство»: как совместить учебу и шпиономанию?

  • Виктор Васильев

В соответствии с программой предполагалось обучение 1,5 тыс молодых россиян за рубежом

МОСКВА – В России, судя по сообщениям медиа, возникла реальная угроза существенной трансформации, если не полного свертывания программы Global Education\«Глобальное партнерство», которая ставила целью государственное субсидирование талантливых студентов и аспирантов, желающих продолжить образование в ведущих зарубежных университетах.

Программа «Глобальное образование» была создана указом президента РФ Владимира Путина в декабре 2013 года, ее управлением занимается Агентство стратегических инициатив. Как указывается на сайте агентства, «в результате реализации Программы в ведущие российские вузы и научные организации, медицинские учреждения, высокотехнологичные и промышленные компании, организации социальной сферы планируется привлечь на работу до 3000 высококвалифицированных специалистов, получивших образование мирового уровня по программам магистратуры, аспирантуры (докторантуры) и ординатуры». Кроме того, сообщалось, что россияне могли получить возможность получать образование в 225-х лучших университетах мира из 27 стран.

На учебу за границу в течение трех лет (с 2014-го по 2016-й год) должны были поехать не менее 1500 человек. Каждому из них предполагалось выделять грант в размере до 1 млн 400 тыс рублей в год. Впоследствии прошедшим обучение требовалось отработать на российских предприятиях положенный срок или вернуть деньги. Подобная практика широко применяется во многих странах мира.

Депутат Госдумы от ЛДПР Валерий Селезнев, чей сын находится под следствием в США по обвинению в хакерстве, предложил либо вообще закрыть программу, либо «исключить из нее страны, участвующие в санкционной войне против России».

Депутат опасается того, что «за наши деньги мы получим высококвалифицированных агентов иностранных разведок, которые лучше всех будут знать наши слабые места экономики и разработают такие санкции, что через три года доллар будет стоит 500 рублей».

В свою очередь, глава Министерства образования и науки Дмитрий Ливанов пообещал учесть озабоченность депутата и пересмотреть списки вузов, где в рамках Global Education должны были пополнять багаж знаний молодые россияне. Ливанов напомнил, что хорошие ВУЗы есть не только в США и Европе, но и в Китае с Индией.

Согласно международному рейтингу вузов 2013-2014 годов, составленном Times Higher Education, лидерство в списке двухсот лучших учебных заведений по-прежнему остается за США. Американские университеты и институты занимают семь из десяти верхних позиций. В топ-200 рейтинга вошли также 31 университет Великобритании, 12 ВУЗов Нидерландов, десять из Германии, восемь из Франции, семь из Швейцарии и пять из Бельгии.

Русская служба «Голоса Америки» попросила оценить сложившуюся высказаться о проблеме директора Института развития образования НИУ ВШЭ Ирину Абанкину.

Виктор Васильев: Насколько сегодня необходима России Global Education и чем чревато закрытие программы?

Ирина Абанкина: Я много раз говорила, что наибольшим риском этой программы вижу ее не слишком серьезный масштаб. Например, Китайская народная республика, реализуя аналогичную программу, направляла до 30 процентов своих студентов на стажировки и обучение за рубежом. Мне кажется чрезвычайно важной возможность государственной поддержки тех ребят, которые благодаря своей мотивации, интересу к выбранным специальностям могли бы не только у себя в стране, но и за границей получить дополнительное образование, освоить лучшие практики, включиться в международные проекты в научной и управленческой среде и так далее. Тем более, что молодые люди брали на себя ответственность вернуться и работать именно в России. Поэтому сворачивание программы, которая поддерживает тех ребят, которые доказали свое желание и готовность совершенствоваться, как мне представляется, это потеря. Потеря в темпе проведения необходимых реформ, в том числе. Угроза сворачивания государственного инвестирования в этом случае отразится на развитии таких людей – в буквальном смысле «человеческого капитала», как мы говорим. Словом, я всегда считала, что мы слишком мало инвестируем в данную сферу. Что уж говорить про угрозу сворачивания...

В.В.: Но ведь существуют и другие варианты продолжения учебы?

И.А.: Да, у нас есть ребята, которые благодаря ресурсам семьи могут позволить себе продолжить образование по магистерским и другим программам. Но эта группа очень сильно зависит именно от родительских доходов. У нас очень мало фондов, которые могли бы поддержать людей, взявших курс на продолжение обучения, независимо от их личного финансового положения. Я-то как раз вижу перспективу в расширении программ типа Global Education, а не в их свертывании.

В.В.: В Министерстве образования и науки изучают список вузов-партнеров программы, очевидно, на предмет его сокращения. Кто выиграет от такого шага?

И.А.: От этого будет плохо всем. От разрушения коммуникаций, особенно в гуманитарной, образовательной и научной сфере, в сфере трансляции достижений новейших технологий не выигрывает никто. Проигрывают все! Кто больше всех проиграет? – Конечно, российские студенты. Потому что именно на их перспективах будет поставлен если не крест, то большой знак вопроса. К тому же, хотелось бы подчеркнуть, что в мире есть немалое число фондов, которые поддерживают академическую мобильность – европейских, американских и основанных в странах АТЭС. Поэтому на самом деле это просто подтолкнет наших ребят искать другие возможности поддержки. Очень жаль, что многолетние усилия по налаживанию сотрудничества и партнерства приносятся в жертву сиюминутным политическим обидам и амбициям, а академические контакты разрушаются. Однако выражу надежду, что, в конечном счете, здравый смысл при принятии ответственных и для многих судьбоносных решений все-таки возобладает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG