Линки доступности

В среду результаты расследования трагедии представит прокуратура Нидерландов

МОСКВА – В преддверии оглашения прокуратурой Нидерландов (как ожидается, оно состоится 28 сентября) первых результатов уголовного расследования дела о катастрофе малазийского пассажирского «Боинга», сбитого в небе над Донецкой областью летом 2014 года, в России неожиданно стали всплывать «забытые» детали. Причем, они вступали в явное противоречие с сообщениями, ранее обнародованными теми же ведомствами.

Вначале в концерне «Алмаз-Антей» вдруг обнаружили «первичные радиолокационные изображения воздушного пространства» в зоне трагедии более чем двухгодичной давности и передали задокументированную информацию в Следственный комитет России, который, в свою очередь, пообещал передать ее голландской стороне, которая с самого начала запрашивала эти изображения.

А накануне Минобороны РФ представило якобы недавно обнаруженные данные радаров, демонстрирующие воздушную обстановку над Украиной в день, когда был сбит «Боинг». В результате «находки» выяснилось, что российские ВКС не зафиксировали подлетающих к сбитому над Донбассом самолету объектов со стороны, контролируемой Россией и сепаратистами.

В ответ эксперты международной группы расследований Bellingcat уличили Минобороны в том, что оно опровергло собственных изначальные заявления, сообщает ONLINE.UA со ссылкой на ru.bellingcat.com.

Русская служба «Голоса Америки» попросила разобраться в ситуации Вадима Лукашевича, независимого авиационного эксперта, который первым в России провел независимое расследование обстоятельств гибели Боинга-777 над Донбассом, за что был исключен из состава экспертов космического кластера фонда «Сколково». Результаты международного расследования под эгидой ICAO полностью подтвердили его выводы.

Виктор Владимиров: С момента трагедии минуло больше двух лет. Много ли осталось неясного в том, что касается технической стороны дела?

Вадим Лукашевич: После того как сбили «Боинг», в начале сентября (2014 года), вышел предварительный отчет о трагедии. В документе зафиксировано то, что на тот момент было абсолютно точно известно. Так вот, в отчете указывалось, что самолет был уничтожен в результате внешнего воздействия осколками поражающих элементов ракеты. То есть, сразу было понятно, что это не самолет, не авиационная пушка, не взрыв на борту. А в октябре 1915 года вышел итоговый отчет Нидерландского Совета по безопасности. В итоге с технической стороны все стало ясно. Самолет сбит зенитной ракетой комплекса «Бук». Это подтверждается характерными поражающими элементами самой ракеты, которые попали в лайнер, и что самое важное – двумя элементы, которые были вытащены из тел погибших пилотов. Фактически это как отпечатки пальцев в криминалистике. Это позволяет абсолютно точно идентифицировать вид оружия.

В.В.: А что вы думаете об инициативе «Алмаз-Антея»?

В.Л.: Замечу, что в том же отчете Нидерландского Совета по безопасности было указано на место пуска ракеты. Это район Снежного – Первого мая, который на момент трагедии входил в зону контроля сепаратистами. И в отчете на странице 146 указано точное место пуска по версии концерна «Алмаз-Антей». Получилось, что концерн, будучи привлеченным к работе международной комиссией, дал одни данные относительно точки пуска, а нам здесь, внутри страны, морочит голову, говоря совсем другое – про Зароченское, которое якобы находилось под контролем сил Украины. Последнее тоже еще не факт. А в «Алмаз-Антей» закивали в сторону Зароченского, потому что на брифинге Минобороны заявили, что пуск произошел оттуда, и предъявили фотографии со спутника, где якобы стояли зенитно-ракетные установки «Бук», принадлежащие Украине. Мы знаем, что группа независимых аналитиков и экспертов эти снимки признала фальшивкой. С чем Россия, конечно, не согласилась. Но то, что ракета пущена из района Снежное-Первомайское, уже не версия. Это доказано технически и уже не обсуждается. А все попытки Антея как-то притянуть за уши Зароченское бессмысленны. Это все равно, что сейчас пытаться опровергнуть закон всемирного тяготения или таблицу умножения. Глупо будешь выглядеть.

В.В.: Чем отличается расследование под руководством прокуратуры Нидерландов от предшествующих?

В.Л.: Оно проводилось параллельно, и фактически это уже обвинительный акт. Если в техническом отчете говорилось, что случилось с самолетом, то в криминальном отчете 28 сентября должны сказать, кто виноват в содеянном. В отчете не будут что-то опротестовывать или доказывать, что это пущено с территории сепаратистов. В заключении просто должны сказать – по крайней мере, мы этого ждем, кто виноват. Мы должны узнать, как этот «Бук» попал в место пуска ракеты, откуда установка прибыла. Судя по всему, это 53-я зенитно-ракетная дивизия России. Но пока неизвестно, кто конкретно доставлял установку, кто отдавал приказ на транспортировку, где была пересечена российско-украинская граница и так далее. Там также должны быть сведения о передвижении этой установки по территории Донбасса – до места пуска. Кто обеспечивал безопасность, охрану. Там я, надеюсь, будут фамилии экипажа «Бука», и как установка потом была вывезена обратно в Россию.

В.В.: Почему в России было вброшено столько версий, к тому же противоречащих друг друга?

В.Л.: Потому что на воре шапка горит. Кому охота признаваться в совершении преступления? Ведь проблема в чем – гражданский самолет был сбит случайно. Я не верю, что кто бы там ни был, сознательно стрелял по нему. На тот момент боевых действий у сепаратистов действительно своей авиации не было, и украинская авиация им очень сильно досаждала. На земле было примерно равное соотношение сил, учитывая, что сепаратисты были усилены российскими добровольцами и вооружением. Но в воздухе господствовала украинская авиация. Нужно было как-то уравнять шансы, а для этого заставить украинскую авиацию вообще отказаться появляться над полем боя. Поэтому на Донбассе сначала появились переносные зенитно-ракетные комплексы, которыми они сбивали цели на высоте до 14 тысяч метров. А так, как Украина стала применят авиацию на большей высоте, нужно было показать, что любая высота не проблема… Вот в этих целях привезли комплекс «Бук», поставили его на боевое дежурство, пульнули, ожидая, что это военный АН-26, а выяснилось, что это пассажирский Боинг. И это уже акт международного терроризма со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG