Линки доступности

Политика Кремля на Ближнем Востоке: изменений не обнаружено

  • Виктор Васильев

Усама бин Ладен (архивное фото, датированное апрелем 1998 года)

Усама бин Ладен (архивное фото, датированное апрелем 1998 года)

Российские эксперты-востоковеды о ситуации в регионе после смерти бин Ладена


Ситуация на Ближнем Востоке после уничтожения американскими спецслужбами «террориста номер один» Усамы бин Ладена отнюдь не стала безоблачной, а политика Кремля в регионе не претерпела каких-либо заметных невооруженным глазом изменений. К такому выводу пришли опрошенные «Голосом Америки» во вторник 10 мая российские эксперты-востоковеды.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН профессор Владимир Сажин в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» заметил, что было бы странным, если бы российская политика вдруг резко поменялась сразу после ликвидации бин Ладена. «Это совершенно не так, никаких кардинальных изменений не произошло и не могло произойти», – добавил он.

Одновременно, с точки зрения Владимира Сажина, политика РФ в регионе в последнее время становится более наступательной. Он считает это совершенно правильным. «Во всем арабском мире, начиная с Саудовской Аравии и заканчивая Сирией, убеждены, что Россия должна быть здесь гораздо активнее. Возможности для этого есть. Имею в виду, что арабы готовы хоть сейчас к более плодотворному сотрудничеству с Москвой», – заявил профессор.

Какие-то позитивные в этом смысле подвижки, по его наблюдениям, произошли. «Об этом, в частности, свидетельствуют визит министра Лаврова в Ирак и поддержка Россией резолюции Совбеза по отношению к Ливии», – подытожил Владимир Сажин.

Как сообщил во вторник департамент информации и печати МИДа РФ, министр иностранных дел России Сергей Лавров прибыл в Багдад с рабочим визитом. В ходе визита глава дипломатического ведомства РФ встретился с премьер-министром Ирака Нури Малики, президентом Джалалом Талабани, председателем парламента Усамой Нуджейфи, главой МИДа Хошияром Зибари и лидером политического блока «Иракский список» Айядом Аляуи.

Руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин также убежден, что никаких радикальных перемен российская политика на Ближнем Востоке не претерпела. В его представлении более актуально другое: как Москва адаптируется к новым реалиям. «Мы сейчас наблюдаем несколько другую линию. Политика РФ уже не столь однозначно направлена на поддержку традиционных партнеров, как это было, допустим, в пору правления Саддама Хусейна, на которого Кремль был ориентирован, невзирая ни на что», – констатировал он в интервью «Голосу Америки».

В качестве примера Шумилин привел позицию Медведева по отношению к Ливии. «Это очень важно, – подчеркнул он. – Правда, эта линия была скорректирована другой позицией – премьер-министра. Путинский подход означает, что традиционалистская линия поведения России в конфликтных ситуациях по-прежнему жива».

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский полагает, что идея доступности политики широким массам идет от ленинских воззрений, в соответствии с которыми каждая кухарка может управлять государством. С его точки зрения, политика России на Ближнем Востоке сегодня более чем внятна. «Это политика отсутствия врагов, равноудаленности, невлезания в чужие конфликты и четкого ориентирования на сферу чисто российских экономических и политических интересов – в первую очередь интересов безопасности. И все это при полном отсутствии идеологии, которая в советские времена, да и позже, втравливала нас в многочисленные проблемы, результатом которых стало истощение и распад государства», – резюмировал он.

В понимании Сатановского ближневосточная политика сегодняшней России предопределяет отказ от предоставления десятков и сотен миллиардов долларов из бюджетной казны всем подряд «лишь за то, то они демонстрируют показной антиамериканизм и готовность быть страной пророссийской ориентации». «Эта политика очень прагматична, – настаивает он. – И в этом плане напоминает политику Китая».

Молчание – золото?

Как известно, несмотря на то, что события в Сирии продолжают нарастать подобно снежному кому, а число жертв там постоянно множится, Москва пока так и не сформулировала официально свою позицию по данной проблеме. Владимиру Сажину кажется, что отношение к Сирии – очень сложный вопрос не только для России, но и для США и Израиля. «Здесь многое сплелось в клубок – и курдская проблема, и Ливан. Роль Сирии была и остается очень значительной в регионе. Именно на сирийском поле решаются многие насущные вопросы всего Ближнего Востока. Я уж не говорю, что Сирия, пожалуй, единственный союзник Ирана в регионе и вообще среди арабского мира», – утверждает он.

Профессор склоняется к мысли, что делать какие-то громкие заявления по Сирии преждевременно, поскольку «слишком уж чувствительна и неоднозначна тема», в силу чего любое слово Медведева или Путина может быть истолковано двояко. «Падение режима Башира Асада, каким бы он ни был – хорошим или плохим – способно привести к самым серьезным последствиям на Ближнем Востоке. Прежде всего, мы не знаем, а кто придет вместо него. А если это будут совсем радикальные сунниты? Я не знаю ни одного лидера движения оппозиции. Ситуацией может воспользоваться кто угодно», – заключает Сажин.

По его наблюдениям, изменения в руководстве Сирии не выгодны никому – ни Израилю, ни США, ни России, поэтому Кремль пока многозначительно молчит.

Евгений Сатановский согласен, что России «не надо совать туда свой нос». «Необязательно высказываться по всем поводам, – комментирует он. – Это тяжелые события. Идет некая битва Саудовской Аравии с Ираном на сирийском плацдарме. С совершенно неясными результатами. И это может перерасти в гражданскую войну и в распад Сирии. Чего ради Россия здесь должна что-то предлагать?»

На его взгляд, лучше оставить ситуацию в покое и дать возможность конфликтующим силам разобраться самостоятельно. «Тем более что там у всех свои интересы – у Турции, у Ирана, у Саудовской Аравии. Крушение режима Асада настолько дисбалансирует регион, что радоваться будет совершенно нечему. Поэтому крики о демократии – хорошо, но превращение еще и Сирии в очередной полигон “Аль-Кайды”, только уже примыкающий к восточному Средиземноморью, это совсем глубокий маразм», – уточнил эксперт.

На его взгляд, нужно, чтобы режим разобрался сам, внутри себя, а падет он или не падет – покажет время.

Перейти в рубрику «Мир без Усамы бин Ладена»

XS
SM
MD
LG