Линки доступности

Будут ли эффективны новые санкции против Ирана?

  • Вадим Массальский

На этой неделе США, Великобритания и Франция направили двум другим постоянным членам Совета Безопасности ООН - России и Китаю - проект резолюции о новых санкциях против Ирана. Они касаются в основном банковского и страхового секторов, а также грузоперевозок и расширяют список иранских официальных лиц, которым может быть отказано во въезде в другие страны и чьи счета могут быть заморожены в иностранных банках.

Предложенные меры призваны убедить иранское руководство прекратить работы по обогащению урана и обсудить будущее его программ по разработке ядерного оружия. Россия пока только приступила к выработке своей позиции по предложенному проекту резолюции Совбеза ООН. Однако многие эксперты по разным причинам весьма скептически оценивают перспективы этого документа.

«Я думаю, что принципиальная позиция Кремля уже была высказана на этой неделе в Париже президентом Дмитрием Медведевым. И она заключается в том, что Россия, как и США, и Евросоюз, обеспокоена ядерными амбициями Тегерана и не исключает применения санкций при условии, что они не будут направлены против гражданского населения», - комментирует ситуацию Дипти Чоуби, заместитель руководителя программ ядерной политики Международного фонда Карнеги в Вашингтоне.

Однако, по мнению этого эксперта, Москва при выработке своей позиции будет сегодня действовать с оглядкой на Пекин, который, как известно, пока является противником каких-либо антииранских санкций вообще.

Вместе с тем в последнее время, отмечает вашингтонский аналитик, наблюдается «положительная динамика» в изменении позиции Москвы по данному вопросу. «Предстоит еще большая работа по согласованию позиций в СБ. Но пока трудно говорить, что международному сообществу такими действиями удастся заставить Тегеран вернуться за стол переговоров», - полагает Дипти Чоуби.

Скептически смотрит на эту перспективу и российский коллега Чоуби – Алексей Арбатов, член научного совета и руководитель программы по ядерному нераспространению Московского Центра Карнеги. «Я считаю, что Совбез ООН теперь может просто поставить «галочку» в своей работе по санкциям. Их преимущество в том, что Россия, а, возможно, и Китай, могут сейчас спокойно проголосовать «за» или воздержаться, но не накладывать вето. А главный недостаток новых санкций в том, что они никакого эффекта на Иран не произведут», - прогнозирует член-корреспондент Российской академии наук Арбатов.

«Скажу больше, такие новые санкции президент Ахмадинежад будет только приветствовать, - продолжает разговор президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. – Они как раз достаточны, чтобы «объяснить» иранскому народу, почему надо душить оппозицию, почему во всех бедах виноват Запад. Эти санкции вообще достаточны, чтобы делать ядерную бомбу с чувством уверенности в завтрашнем дне».

Д-р Сатановский весьма критически оценивает и заявления госсекретаря Хиллари Клинтон о том, что для обсуждения новых санкций потребуется еще несколько месяцев. Эксперт убежден, что процесс выработки общей международной позиции идет «очень медленно» и «очень неэффективно». Основная слабость предлагаемого проекта резолюции, по его мнению, в том, что ничего не предпринимается против самого чувствительного места иранской экономики – экспорта нефти и импорта бензина.

«Подобными «мягкими» методами можно было остановить ядерную программу, например, в Южной Африке, где руководство хотело играть в гольф, теннис и крикет, и готово было поступиться ради этого ядерной бомбой, - с иронией замечает Евгений Сатановский. - Но руководителей таких государств, как Иран или Северная Корея, где на карту поставлено будущее тоталитарного режима, полумеры не остановят».

Категорически не согласен с такой постановкой вопроса член-корреспондент Российской академии наук, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Геннадий Чуфрин. «Даже жесткие санкции, за исключением может быть только военного удара, вряд ли остановят Тегеран от реализации национальной ядерной программы», - убежден профессор Чуфрин. На его взгляд, остается еще много неиспользованных возможностей для ведения переговоров с Ираном, причем этот процесс должен носить характер «очень предметной торговли»:

«Ядерная программа Ирана тесно связана с теми процессами, которые проходят в регионе. И, я думаю, что как раз у Тегерана есть ярко выраженная заинтересованность в том, чтобы он был включен в процесс урегулирования конфликтов в Ираке и Афганистане». Для Ирана это - краеугольный вопрос его национальной безопасности, и учет этого фактора может стать решающим аргументом мировых держав в переговорном процессе, считает эксперт:

«Другими словами, Иран должен стать не объектом санкций или давления, а партнером, вовлеченным во все процессы урегулирования региональных конфликтов и обеспечения безопасности на Ближнем и Среднем Востоке».

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG