Линки доступности

Реакция в Москве на выборы в Кабуле


Реакция в Москве на выборы в Кабуле

Реакция в Москве на выборы в Кабуле

МИД России распространил официальное заявление, в котором дал высокую оценку властям Афганистана за проведение президентских и местных выборов: «Большим достижением явилось то, что, несмотря на всплеск террористической активности в день голосования, выборы, тем не менее, состоялись, продемонстрировав, что афганский народ привержен цели построения демократического афганского государства».

Вместе с тем у представителей различных политических институтов РФ возникают вопросы и сомнения относительно качества и легитимности прошедших выборов. Так, председатель Центризбиркома РФ Владимир Чуров заявил, что «мир получил очень мало информации о выборах» в этой стране. Недоумение у российского чиновника вызвало и то, что не было данных об экзит-полах, о количестве открывшихся утром избирательных участков. «Экстремально большими» Чуров назвал и окончательные сроки подведения итогов выборов «где-то в 20-х числах сентября».

Однако немало российских экспертов считают, что к оценке афганских выборов пока не стоит подходить с лекалами международных стандартов.
«Все значительные проблемы, которые, несомненно, были во время афганской выборной кампании, это лишь фон, который не может загораживать очевидный процесс налаживания общественной жизни в этой стране, - констатировал в интервью Русской службе «Голоса Америки» сотрудник Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. - Надо обязательно учитывать, что в исламе совершенно другая система ценностей и понятий о политическом представительстве. С этим надо считаться и приветствовать, когда политическое развитие традиционного афганского общества идет пусть медленным, пусть не совсем понятным для европейцев и американцев путем, но зато избегает нового искушения радикализмом и экстремизмом».

С подобной точкой зрения перекликается и позиция преподавателя военного университета в Москве полковника Олега Кулакова. Он напоминает о событиях, свидетелем которых был сам. Уже в поздний период нахождения войск СССР в Афганистане советская сторона стремилась учитывать местную специфику афганского общества и использовать для своей политической поддержки лоя джирги, съезды глав племен. Именно этот компонент соответствует исторической культуре многих афганских наций и прежде всего - пуштунов.

«Само создание афганского государства в 1747 году стало возможным благодаря такому съезду племен в Кандагаре, – подчеркивает кандидат исторических наук Олег Кулаков. – Подобная форма правления, в основе которой межобщинный консенсус, очень глубоко закрепилась в афганском сознании и сегодня».

По мнению Кулакова, который не раз профессионально общался с представителями командования НАТО, в том числе работал в качестве приглашенного исследователя в военном колледже альянса в Риме, западные специалисты недостаточно сильны в самостоятельной экспертной оценке проблематики афганского общества. В этом зачастую причина ошибок, которые продолжают допускать силы международной коалиции в этой стране.

При этом, считает заместитель директора Института демографии, миграции и регионального развития Ильнур Батыршин, Соединенные Штаты оказали сильное давление на ход выборной кампании в Афганистане и активно вмешивались в политические процессы в этой стране. Более того, несколько ведущих кандидатов в президенты (Али Ахмад Джалали - бывший министр внутренних дел Афганистана, Ашраф Гани - бывший министр финансов Афганистана, Залмай Халилзад - бывший представитель США в ООН) были американскими гражданами. В то же время среди фаворитов президентской гонки не было ни одного пророссийски настроенного кандидата, подчеркивает д-р Батыршин.

Такие факты признает и Аждар Куртов. Но он не видит в них ничего из разряда вон выходящего. Во-первых, хотя бы потому, что за последние 50 лет большая часть афганской интеллигенции вынуждена была эмигрировать из страны, в том числе - в Новый Свет. Возвращение этих известных людей к политической жизни на родине могло бы послужить определенной консолидации афганского общества. А что касается возможного прихода к власти пророссийски ориентированного афганского президента, то сегодня это вряд ли послужило бы национальным интересам России. Такой, на первый взгляд, парадоксальный вывод делает Аждар Куртов. И объясняет это тем, что никто и сегодняшних лидеров - ни пуштун Хамид Карзай, ни таджик Абдулла Абдулла - не способны объединить вокруг себя большинство политических сил афганского общества.

Все из выше названных московских экспертов, да и не только они, солидарны в одном: прошедшие выборы не окажут какого-то заметного влияния на российско-афганские дипломатические, экономические или военно-технических контакты. К сожалению, не сможет новый президент, кто бы им ни стал, повлиять и на уменьшение наркотрафика из Афганистана в Россию

По данным ООН, акцентирует Ильнур Батыршин, доходы от наркоторговли в Афганистане сопоставимы с половиной ВВП этой аграрной страны. Поэтому независимо от результатов выборов преступный бизнес никуда не исчезнет. Для афганских крестьян, особенно на юге и юго-востоке страны, выращивание опиумного мака в 40 раз дело более прибыльное, чем производство пшеницы, добавляет Аждар Куртов, а, значит, переломить ситуацию можно только за десятилетия усилиями всего международного сообщества.

«Однозначно можно утверждать одно: кто бы ни стал новым президентом, а, скорее всего, им снова будет Хамид Карзай, это никак не отразится на перспективах военно-технического сотрудничества по Афганистану Москвы и Вашингтона», - заключает полковник Олег Кулаков.

XS
SM
MD
LG