Линки доступности

«Захвати Уолл-стрит» и митинг на Болотной: что общего?

  • Вера Кичанова

На Болотной площади в Москве. 10 декабря 2011 г.

На Болотной площади в Москве. 10 декабря 2011 г.

Кому нужна революция, и кто возьмет верх в российских протестах

С какими лозунгами выходит на площади российский средний класс? Существует ли он в России вообще? Можно ли сравнивать движение «Захвати Уолл-стрит» с протестами на Болотной площади? Эти вопросы обсуждали участники дебатов в московском Музее и общественном центре имени Сахарова.

Директор Института коллективного действия, научный сотрудник Института социологии РАН француженка Карин Клеман начала с истории антиглобалистского движения в мире.

«Главный лозунг антиглобалистов – мир принадлежит нам, а не им: не корпорациям, не главам богатых государств, не международным финансовым институтам. В середине 2000-х это движение было достаточно массовым», – сказала она.

По ее мнению, и «арабская весна», и массовые протесты в Греции были естественным продолжением этих выступлений.

«Эта же волна – движение “Захвати Уолл-стрит” против крупных корпораций, которые отнимают у простых людей голос и диктуют свою волю», – добавила Клеман.

Люди во всем мире, по словам французского социолога, убеждены, что нынешняя форма демократии себя изжила, так как как люди хотят «сами решать свое судьбу».

«Люди в массовом порядке стали придумывать новые формы демократии: встречи на улицах, народные ассамблеи, – отметила она. – Люди придумали новые формы действия: захват территории, палаточные лагеря на центральных площадях».

Социолог напомнила об уличных протестах в Израиле, где люди вышли из-за социальных проблем, например, нехватки мест в детских садах. В российских выступлениях, включая Болотную площадь, она отметила недостаток этой социальной составляющей.

«Не был поднят вопрос ЖКХ, нехватки мест в детских садах, недовольство властью капитала тоже не прозвучало. Люди указывают на проблемы политического представительства, а что конкретно они хотят взамен, пока непонятно. Но сам факт сбора такого количества разных людей, которые думали раньше, что только дураки и неудачники выходят, это уже акт прямой демократии», – уверена Клеман.

Обозреватель «Коммерсантъ-ФМ», журналист и политолог Константин фон Эггерт заявил, что по своим взглядам он большой сторонник капитализма, но «не эксплуатирует филиппинских домработниц и не забивает детей в шахтах». По уровню дохода он отнес себя «как раз к тому среднему классу, которого как бы нет». Он подверг критике движение «оккупантов» за отсутствие оригинальных предложений.

«Феномен вроде новый – впервые столь массовое движение получило развитие через социальные сети. Но содержание совсем не новое. Антиглобалисты выдвигают все те же требования, что и в Генуе десять лет назад. А в основе их обычный, хорошо знакомый русским студентам анархизм», – считает он.

По мнению Эггерта, «оккупанты» неспособны сформулировать собственные требования к государству и противоречат сами себе.

«Либо вы выдвигаете требования, которые можно воплощать в рамках государства, либо вы за демонтаж государства – но тогда от кого вы требуете новых налогов?» – заметил он.

Журналист вспомнил, в частности, про так называемый «налог Тобина» на спекулятивные финансовые операции, который поддерживают участники «Захвати Уолл-стрит».

Эти движения, по его мнению, привлекают не по-настоящему угнетенных людей, а тех, кто хочет выплеснуть злость.

«Угнетенные все пошли искать работу. Агитацией в социальных сетях занялись люди, у которых есть на это время и деньги. Они пользуются смартфонами, созданными корпорациями, и социальной сетью, продуктом капиталиста Цукерберга», – отметил он.

Константин фон Эггерт признался, что не видит будущего за движением «Захвати Уолл-стрит», которое, уверен он, уже идет на спад.

«Не надо сравнивать их с египетскими демонстрантами, которые борются за реальные политические права. То, что происходит в России, это тоже не про детские сады – это протест политический. Протест поколения, которое не 1991 год. Я видел их на Болотной площади: они не хотят революций. Они перед митингом заходили в кофейню и покупали двойной капучино по платиновым карточкам. Меня совершенно не удивляет, что голос российских антиглобалистов не слышен в этом хоре», – резюмировал Эггерт.

Карин Клеман выразила опасение по поводу перспектив российских протестов.

«Я боюсь, что возьмут верх правые демагоги вроде Немцова и прочих», – считает она.

Эггерт, в свою очередь, заметил, что правые взгляды в российской политике не представляет пока никто: «В России пока нет ни среднего класса, ни нормальных капиталистов». Настоящие капиталисты, по его словам, «не дружат с государством».

На вопрос журналиста о том, хотят ли российские левые революции, Клеман ответила отрицательно: «Я не хочу революции! Но почему система обязательно должна быть буржуазной? Зачем менять одну плохую систему на другую?»

Возврат к конституционным принципам, призналась Клеман, тоже не является целью российских антиглобалистов.

«Я не считаю, что в 90-е была демократия, что рабочие могли решать свою судьбу. Настоящая демократия вырабатывается на улицах», – сказала французский эксперт.

На это Эггерт заметил, что достижения современного общества – это достижения капитализма.

«Полторы тысячи в парке могут поделиться спальными мешками, а кто будет делать спальные мешки, если мы демонтируем капитализм?» – поинтересовался он.

Присутствовавший в аудитории представитель Либертарианской партии России Даниил Горбатенко выразил мнение о том, что капиталистических стран на Западе не осталось.

«Говорить о странах Европы как о капиталистических невозможно – это страны с левыми режимами, регулирующими все и вся, – полагает он. – Да, там нет коммунизма, нет собственности государства на средства производства, есть в узком смысле свобода предпринимательства».

Он напомнил о другом массовом движении, родившемся в Америке в последние годы – «Движении чаепития», которое собрало на улицах миллион человек.

Участник движения «Захвати Москву», которое, по его словам, поддерживают около сорока человек, заявил, что, хотя «у Константина много объективной критики, мы максимально подошли к обществу изобилия, и единственное, что нас от него отделяет, это вот этот 1,99 процента населения. Капитализм падет сам собой».

По мнению Сергея Сорокина, консультанта «Воскресной школы пацифиста» и противника призывной армии, «митинг на Болотной случился потому, что мы долго кропотливо тренировали наблюдателей, готовились к выборам, наблюдали».

Другой зритель дебатов предположил, что социальный подтекст у митинга все же был: «На Болотной средний класс вышел против сверхбогатых, которые в спайке с властью отняли у них то, что они могли бы заработать».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG