Линки доступности

Больные туберкулезом в тюрьме и на свободе


Россия. Заключенный-туберкулезник на приеме у тюремного врача (архивное фото)

Россия. Заключенный-туберкулезник на приеме у тюремного врача (архивное фото)

Следует ли принудительно лечить разносчика опасной инфекции?

Больного туберкулезом человека, как это ни покажется странным, иногда бывает легче лечить, если он находится в тюремном заключении. Там он – под постоянным наблюдением врача и может регулярно, два раза в день, как положено больным этим серьезным недугом, принимать лекарства. Об этом «Голосу Америки» рассказал главный фтизиатр Управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН России, подполковник внутренней службы Виталий Одинцов, приехавший во французский Лилль для участия в международной конференции по проблемам болезней легких.

В лечении туберкулезных больных одна из самых главных проблем – это так называемые «отрывы». Больной, попринимав лекарства один-два месяца вместо положенных шести, начинает чувствовать себя лучше, или ему просто надоедает, и он перестает лечиться. В результате у него может развиться лекарственно-устойчивый туберкулез – когда бактерии мутируют и перестают «реагировать» на медикаменты. То есть ему уже требуется более сложное, длительное и дорогостоящее лечение.

«Количество “отрывов” в тюремном заключении раза в 4 меньше, чем в гражданском здравоохранении», – отметил Виталий Одинцов в интервью «Голосу Америки».

Всем известно, что в 1990-е и в начале 2000-х годов ситуация с туберкулезом в российских тюрьмах была катастрофической – как считают многие западные эксперты, из-за распада СССР и последовавшего за ним коллапса системы здравоохранения. Заключенных нечем было кормить – не говоря уже о предоставлении им медикаментов. Сегодня, по словам главного фтизиатра ФСИН, ситуация начинает стабилизироваться.

Виталий Одинцов рассказал, что заболеваемость и смертность в российских тюрьмах за последние 10 лет снизилась в 3 раза. Если в 2001 году в местах лишения свободы было 85 тысяч больных туберкулезом, то в 2005 году – 48 тысяч. А к 2010 году их число уменьшилось до 39 тысяч.

Однако представитель федеральной службы признает, что за этот период повысилось количество больных лекарственно-устойчивым туберкулезом – с 10 тысяч почти до 14 тысяч. Растут темпы распространения ВИЧ-инфекции и количество заключенных, которые являются одновременно и ВИЧ-инфицированными, и больными туберкулезом.

«Для улучшения ситуации у нас происходит разделение потоков больных сразу. Мы проводим скрининг и изолируем пациентов от здоровых заключенных и уже начинаем изолировать больных обычным туберкулезом от больных лекарственно-резистентным, – рассказала «Голосу Америки» Светлана Сафонова, главный бактериолог Управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН России, которая тоже участвует в конференции в Лилле. – Сегодня ситуация по сравнению с 90-ми годами намного лучше. Сегодня мы в состоянии лечить всех больных препаратами первого ряда (от обычного туберкулеза – В.К.) и начинаем лечить больных препаратами второго ряда (от лекарственно-резистентного – В.К.)».

Цифры, приведенные российскими федеральными чиновниками, могли бы вызвать недоверие, если бы их достоверность не контролировали две организации – Международный Красный Крест и Агентство США по международному развитию. Последнее помогает российской ФСИН грантами, на которые проводится подготовка медицинского персонала и мероприятия инфекционного контроля. На международной конференции в Лилле на плакатах с приведенными выше цифрами о ситуации с туберкулезом в российских тюрьмах также стояли логотипы этих двух организаций.

«Мы очень плотно работаем с Российским Красным Крестом, с общим здравоохранением и пенитенциарной системой Российской Федерации, – рассказал «Голосу Америки» координатор программ Международного Красного Креста Юрий Кокотов. – Когда проекты проводятся разными организациями отдельно или в тюрьме, или на гражданке – это не так продуктивно, как сотрудничество. Психологи Красного Креста месяца за два до освобождения начинают работать с заключенными, чтобы продолжать терапию».

На Западе, в том числе в США, проблема туберкулеза вообще и в тюрьмах в частности уже некоторое время не стоит так остро, как в России. Хотя американские врачи иногда и вспоминают о вспышке туберкулеза в местах лишения свободы в штате Нью-Йорк, произошедшей в 90-е годах. На сегодняшний день в США зарегистрировано около 12 тысяч больных туберкулезом (в России, по данным Всемирной организации здравоохранения, их 170 тысяч).

Рандалл Рувес, директор Медицинского центра по контролю над туберкулезом в Денвере, штат Колорадо, сообщил «Голосу Америки» на конференции в Лилле, что в Колорадо при численности населения 4 миллиона человека в год выявляется около 10 случаев туберкулеза. При этом большинство пациентов – не заключенные, а иммигранты из Африки, Латинской Америки или Азии.

«А в тюрьмах больных туберкулезом очень незначительное количество, – отметил американский врач. – Теперь передача инфекции в США в тюрьмах вообще происходит очень редко. Всех подвергают скринингу при приеме в тюрьму. Это проба Манту и снимок легких. Подозреваемого на туберкулез сразу же изолируют, пока он не перестает быть заразным».

Серьезная проблема может возникнуть, когда срок заключения больного заканчивается раньше положенного срока лечения. Тогда человек может стать опасным для общества.

«Для выходящих из тюрьмы в Денвере работает Департамент здравоохранения штата, – рассказал Рандалл Рувес. – Но у нас был такой случай: больной – правда, он не был заключенным, он был бездомным – бросил лечиться и исчез. Мы не могли его найти и подали просьбу в полицию о его аресте. У нас в Колорадо есть соответствующий закон. Власти нашли его в другом штате, его там не арестовали, но Департамент здравоохранения помог ему завершить лечение».

По словам главного фтизиатра ФСИН РФ Виталия Одинцова, закона о принудительном лечении больных туберкулезом в России нет – когда заключенный выходит из тюрьмы, он становится свободным человеком.

«Поэтому в ряде районов мы практикуем передачу из рук на руки, – рассказал Виталий Одинцов «Голосу Америки». – Его встречают определенные службы и направляют в противотуберкулезные учреждения, где ему предоставляют койку, палату, и он продолжает там долечиваться. Проблема заключается в том, некоторая часть пациентов перестает лечиться в гражданской медицине, они “отрываются” и вообще уходят. Вновь начинают вести асоциальный образ жизни и становятся распространителями инфекции. По нашим данным, до 30-35 процентов больных туберкулезом просто теряются из поля зрения после выхода на свободу».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

O событиях в США читайте в рубрике «Америка»

Материалы о новостях медицины читайте в рубрике «Здоровье»

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG