Линки доступности

Великодержавность без шовинизма


Эмигранты из 17 стран торжественно клянутся на верность США на церемонии получения американского гражданства в городе Гилберт, штат Аризона. 17 сентября 2005 года

Эмигранты из 17 стран торжественно клянутся на верность США на церемонии получения американского гражданства в городе Гилберт, штат Аризона. 17 сентября 2005 года

Каждую пятницу на углу 11-й улицы и Первой авеню в Ист-Вилледж в Манхэттене, перед зданием одной из самых старых мечетей в Нью-Йорке, десятки мужчин расстилают на тротуаре молитвенные коврики и совершают пятничный намаз.

Ист-Вилледж – один из самых оживленных, богемных и «молодых» районов города. Прохожие спешат мимо кирпичного здания мечети, внешне мало отличающегося от старых доходных домов, почти не обращая внимания на молящихся мужчин.

Некоторые останавливаются на несколько минут из любопытства.Остановилась и корреспондент «Голоса Америки». На ее вопрос один из молящихся, мужчина средних лет, ответил просто: «Мы молимся здесь, потому что внутри мечети не хватает места». Выражение его лица было спокойным и приветливыми. Создалось впечатление, что намеренного недружелюбия он от прохожих не ожидает.

Мультикультурализм в Европе

На прошлой неделе консервативный французский политик Марин Ле Пен сравнила молящихся на улице мусульман с оккупантами Франции. Президент Франции Николя Саркози сообщил с экранов французских телевизоров, что идея мультикультурализма во Франции провалилась. Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон выступили с похожими заявлениями.

Президент Меведев в ответ на откровения европейских политиков сказал, что идея краха мультикультурализма является для России неприемлемой.

А разрешен ли «национальный вопрос», вопрос мультикультурализма в США? Америка для многих иммигрантов – представителей различных этнических групп и религиозных конфессий – стала родным домом. Но сказать, что в США нет национальных и религиозных трений, было бы неверно.

Сумма всех слагаемых

«Мне кажется, в США вопрос мультикультурализма рассматривается с двух сторон, – рассказал «Голосу Америки» Стэнли Реншон, профессор политологии в Университете штата Нью-Йорк, автор статей и книг о мультикультурализме. – Один аспект – в США живет много людей разных национальностей, и мы должны это принимать и уважать. Это очевидно, в этом ни у кого не возникает сомнений. А другой момент – это то, что каждая группа иммигрантов стремится сохранить свою идентичность, в том числе и на федеральном уровне. Они хотят представительства в органах власти, хотят, чтобы в госучреждениях официально признавали их язык».

Как найти сложное равновесие между частным и общим? Как сделать так, чтобы этнические и религиозные группы могли сохранить свою культуру и религию, но при этом чувствовать себя частью более широкого национального ладшафта? Быть уверенными в том, что к их политическому и социальному голосу прислушиваются не только в «маленьком Пакистане» в Бруклине или в Китай-городе в Сан-Франциско, но и на Капитолийском Холме и в Белом доме? Как сделать так, чтобы человек в тюрбане, в паранже, в белом индуистском одеянии или в черной ортодоксальной шляпе не опасался, что в продуктовой лавке над ним будут смеяться только потому, что он выглядит по-другому?

«США – страна иммигрантов, и в США история иммиграции – это история успеха, – считает Стэнли Реншон. – Большинство американцев поддерживает легальную иммиграцию, хорошо относятся к иммигрантам. Когда у человека спрашивают, откуда он, он может определить себя, используя дефис. Например, "я итало-американец" (Italian-American), или "я германо-американец" (German-American), или "я ирландо-американец" (Irish-American). Когда человек приезжает из Эфиопии, ему не нужно сразу становиться американцем, в США не требуют, чтобы он отказался от своей национальности, он может быть эфиопо-американцем. Но со временем его самоидентификация изменится – акцент будет сделан на части слова после дефиса – на “американец”».

В США действительно много иммигрантов

По данным переписи населения, каждый восьмой житель США является легальным или нелегальным иммигрантом в первом поколении – всего иммигрантов здесь более 38 миллионов человек. За прошедшее десятилетие в США приезжали около полутора миллионов иммигрантов ежегодно, причем каждый третий из них – «нелегал».

Интересно отметить, что по опросам американского населения, проведенного вашингтонским Центром изучения иммиграции, сегодня 67 процентов американцев считают, что количество прибывающих в США иммигрантов слишком велико. Причем не только коренные жители США, но и сами иммигранты придерживаются такого мнения. 56 процентов испаноязычных жителей США и 57 процентов иммигрантов из стран Азии полагают, что потоки иммигрантов в США могли бы быть и не такими многочисленными.

Только 29 процентов коренных американцев поддерживают иммиграционную реформу, которая позволила бы «нелегалам», заплатив налоги и штрафы и доказав властям, что они не нарушали американских законов, получить вид на жительство в США. 36 процентов американцев выступают против такой реформы – они называют ее «амнистией», то есть употребляют термин, применяемый к тюремным заключенным.

Чужой человек

Однако в национальном сознании американцев их страна остается страной иммигрантов. Многие группы, в прошлом прибывшие сюда из других стран, – немцы, ирландцы, итальянцы, евреи – подвергались государственной и бытовой дискриминации, но потом ассимилировались. Настороженное отношение и даже неприятие большинством «другого человека», который выглядит по-другому или исповедует иную религию, постепенно сглаживалось и нивелировалось.

«В обществе должно прививаться общее отношение открытости, – считает Саид Саед, директор Исламского центра Северной Америки, который занимается вопросами межрелигиозного примирения. – Когда приезжают новые иммигранты, новая группа незнакомцев, появляются проблемы с обеих сторон. Но постепенно разрабатывается принятие этой группы в обществе. Европе не удалось создать такую атмосферу толерантности. Мусульмане в Европе не могут интегрироваться и не могут оценить некоторые позитивные демократические традиции в европейском обществе. Мы приглашаем мусульман из Европы приезжать в наши американские исламские центры, чтобы они увидели, как мы можем сохранить наши исламские ортодоксальные взгляды, но при этом стать мусульманами-американцами. В США налажен диалог между общинами, есть взаимное уважение. И нас поддерживает правительство. Мы следим за тем, чтобы люди, которые выглядят и ведут себя по-иному, не становились предметом стереотипизации».

В США проживают от 5 до 8 миллионов мусульман, в Нью-Йорке их – около 600 000. В городе Большого яблока работают около 100 мечетей и мусульманских религиозных и культурных центров. Мусульмане приезжают из разных регионов мира – Северной и Западной Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Они говорят на разных языках и следуют самым разным культурным традициям.

Именно иммигрантов-выходцев из этих регионов мира – из Африки и с Ближнего Востока – и поддерживает лотерея «грин-карт» Госдепартамента США. Ежегодно Госдепартамент выбирает 500 000 иммигрантов из стран, недостаточно представленных в национальном «лоскутном одеяле» Америки. А вот Китай и большинство стран Латинской Америки в лотерее принимать участие не имеют права.

Иммигранты и борьба за гражданские права

Поворотным моментом в разрешении «национального» вопроса в США стала борьба за гражданские права в 60-е годы прошлого века.

«Чернокожие боролись за то, чтобы их признали и включили в мейнстрим, – рассказал «Голосу Америки» Стэнли Реншон. – Их требования были весьма легитимными. Их борьба совпала с тем временем, когда американский народ разочаровался во многих поступках и решениях правительства США, в частности, с войной во Вьетнаме. По примеру афроамериканцев и другие группы, другие меньшинства в США начали свою борьбу: они тоже стали требовать, чтобы им предоставили равное место в обществе, чтобы их не только признали, но и поддерживали на уровне правительства».

Так американское общество постепенно приняло идею о том, что меньшинство может стать органичной, равноправной частью большинства.

Нетерпимость живет и иногда побеждает

Все вышесказанное совсем не означает, что в США национальный вопрос полностью решен. С экранов кабельных каналов зачастую можно услышать резкие, с ярким оттенком непримиримости высказывания в адрес иммигрантов, в частности, проповедующих ислам.

Консервативный телевизионный комментатор Билл Орайли не раз подчеркивал, что теракты 11 сентября 2001 года совершили именно мусульмане. А комментатор того же телевизионного канала Fox Гленн Бек не раз заявлял, что мусульмане стремятся к мировому господству, к установлению всемирного шариата и представляют опасность для рядового американского гражданина.

В штате Аризона принят закон, позволяющий полицейским проверять документы у любого «подозрительного» человека – так правительство штата решило бороться с мексиканцами-«нелегалами», которых в Аризоне достаточно много. Но многие американцы обеспокоены – не превращает ли этот закон Аризону в «полицейский» штат?

В прошлом году намерение построить мусульманский культурный центр на частной территории в нижнем Манхэттене, недалеко от места падения зданий Всемирного торгового центра, вызвало такой всплеск общественного недовольства и даже негодования, что этот проект не был реализован.

«Граунд зироу» для иммигрантов

После терактов 11 сентября 2001 года отношение к мусульманам в США значительно ухудшилось. В 2003 году Комиссия по правам человека исследовала ситуацию и выяснила, что 69 процентов опрошенных ими мусульман подвергались дискриминации, нападкам, оскорблениям или даже были физически атакованы. 83 процента из тех, кто подвергся дискриминации или нападениям, сообщили, что не обратились к властям, так как боялись последствий или считали, что власти им ничем не помогут. Газета New York Times сообщала, что после 11 сентября Департамент полиции Нью-Йорка отправлял в мечети своих осведомителей, которые должны были следить за настроениями в мусульманской общине.

«Теракты 11 сентября создали новые сложности, но и новый потенциал для развития отношений мусульман с другими общинами, – считает Саид Саед. – С 2001 года интеграция проходит более интенсивно. Тогда многие в США задались целью больше узнать о мусульманах и об исламе. И мусульмане поняли, что в их интересах открыть свои двери представителям других конфессий. Мы объявили, что у наших мечетей теперь нет стен. В период Рамадана, после захода солнца, к нам приходят многие представители других конфессий, чтобы вместе с нами прервать пост. Сотни людей делят с нами трапезу. То есть наша религия, которая, кажется, должна была нас отделять от других, нас с ними объединяет».

Однако американские СМИ, хотя и не очень часто, продолжают сообщать о нападениях на представителей этнических и религиозных меньшинств. Вот лишь несколько прошлогодних инцидентов: в Нью-Йорке пассажир такси нанес таксисту ножевые ранения после того, как узнал, что тот – мусульманин. В нью-йоркском районе Стэйтен-Айленд группа хулиганов напала на мексиканца и сильно его избила, выкрикивая при этом антимексиканские лозунги. А в штате Огайо неизвестный напал на девушку-иммигрантку из Сомали, выходившую из мечети, и стал кричать, чтобы она убиралась из Америки.

Великодержавность без шовинизма

Профессор политологии Университета штата Нью-Йорк Стэнли Реншон считает, что мультикультурное государство может быть построено и без доминирующего этноса или доминирующей религии. Во всяком случае, именно так исторически сложилось в США.

«У нас нет доминирующей этнической или религиозной группы, – рассказал американский профессор «Голосу Америки». – Я всегда говорю, что мы в США придерживаемся протестантской этики, но без религии. И это хорошо, потому что эта этика заключается в приверженности труду, идее того, что награду за труд можно получить не сразу, что в жизни нужно к чему-то стремиться. Если из «национальной» этики исключена религия – это означает, что кто угодно может стать частью этих культурных традиций, не беспокоясь о том, что нужно следовать определенным религиозным убеждениям».

Директор Исламского общества Северной Америки Саид Саед в середине 80-х годов приезжал в Советский Союз, общался с мусульманами и изучал там «национальный вопрос».

«В СССР была такая странная идея, что все этносы в будущем просто растворятся и исчезнут, а также исчезнут религии, – рассказал доктор Саед в интервью «Голосу Америки». – Но ничего подобного не произошло. Невозможно уничтожить самоидентификацию. Мы только можем придать ей позитивное, конструктивное развитие. Мы не можем убрать цвет кожи или религию. Испаноязычные или чернокожие люди – они внешне не изменятся. Но мы можем отказаться от негативности, которая ассоциируется с этими группами».

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG