Линки доступности

Годфри Реджио и Филип Гласс создали метафизическую сюиту


Кадр из фильма «Пришельцы»

Кадр из фильма «Пришельцы»

«Пришельцы», самый загадочный фильм киносезона, выходит на экраны

24 января в США выходит на экраны один из самых ожидаемых фанатами артхауса фильм – «Пришельцы» (Visitors). Он снят режиссером-визионером Годфри Реджио, который известен просвещенному миру по своей культовой документальной трилогии о пагубности технологий и красоте гибнущего от них мира.

Новый фильм 73-летний Реджио снимал долго, больше семи лет. Его полноправными соавторами стали композитор-минималист Филип Гласс, а также монтажер и сорежиссер Джон Кейн. Продвижение фильма к зрителям поддержал своим именем и авторитетом давний энтузиаст творчества Реджио, голливудский мастер Стивен Содерберг («Траффик», «Друзья Оушена», «За канделябрами»). Ранее под свое крыло режиссера-отшельника брали Фрэнсис Форд Коппола и Джордж Лукас.

«Полагаю, что фильм "Пришельцы" уникален по многим параметрам, – сказал Стивен Содерберг в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» на кинофестивале в Торонто, где состоялась мировая премьера «Пришельцев». – Годфри – личность единичная, штучная. Он делает кино в собственном жанре, который ни с чем не спутать. Его фильмы провоцируют зрителя на активное соразмышление и сопереживание. Тридцать лет назад меня потряс «Кояннискацци» (первый фильм трилогии Реджио. – О.С.), и я тогда понял, что положено начало невероятной одиссее бесстрашного и пытливого человеческого духа».

«Пришельцы» демонстрировались в Торонто в старинном театре «Элгин» в живом сопровождении местного симфонического оркестра под управлением дирижера Майкла Рисмана, давнего сподвижника Филипа Гласса. Картина довольно короткая, всего 87 минут, и представляет собой набор из 74 кадров, которые в неспешном темпе сменяются на экране. Это своего рода концептуальный слайд-фильм под медитативную музыку Гласса, который уже в четвертый раз сотрудничает с режиссером. Звуковая дорожка фильма записана Брукнер-оркестром в австрийском городе Линце.

В начале на экране появляется физиономия гориллы, взятая крупным планом. Ее сменяет серия человеческих лиц разных рас и этносов, возраста и пола. Виды Луны перемежаются экзотическими земными ландшафтами. Какие-то угрюмые сказочные болота. Облупленное, явно брошенное здание, в котором угадывается бывший торговый центр, только обреченный на запустение. Огромная мусорная свалка.

Снова человеческие лица, взглядывающиеся в зрителя. И снова странные, метафизические пейзажи.

«Меня часто просят объяснять мои фильмы, – сказал Годфри Реджио «Голосу Америки». – Но я отказываюсь это делать. Мои фильмы принципиально двусмысленны. Это как поэзия. Такая метафизическая сюита. Как только она написана и снята, она начинает жить собственной жизнью. Обычно мы постигаем мир с помощью языка. Мои фильмы не имеют языка, они обходятся без диалогов. Я не использую сценарий в обычном значении этого слова. Это сводит с ума моих соратников по съемкам».

Годфри Реджио родился в Новом Орлеане. Его клан по линии отца – итальянско-французско-испанского происхождения, живет в Луизиане с 1751 года. Мать – немка. Отец был торговцем, мать работала в правительственном ведомстве. Будучи подростком, Годфри ушел из дома и примкнул к римско-католическому ордену «Братьев во Христе», с 1954 по 1968 год был монахом. В 60-70-е годы работал воспитателем с трудными подростками, в основном с бездомными испаноязычными членами уличных банд. Живет в Санта-Фе (штат Нью-Мексико).

Мировую славу принесла Реджио трилогия «Кояннискацци» (1982), «Повакацци» (1988) и «Накойкацци» (2002). Эти названия взяты из языка индейцев хопи и приблизительно означают, соответственно, «Жизнь, превратившаяся в хаос», «Изменчивая жизнь» и «Война как жизнь». В коллажном стиле Реджио монтировал величественные виды дикой природы, приметы урбанизма в виде небоскребов и уличных пробок, зарисовки человеческого труда и быта. Камера скользила над горами, озерами, городами, и зритель мог увидеть Землю и ее обитателей, словно из летающей тарелки пришельцев.

В новой картине Реджио, в отличие от трилогии, отказался от техники ускоренной и замедленной съемки, а также от цвета. В черно-белом формате он использует новейшую цифровую камеру, которая позволяет запечатлевать объект наблюдения в неподвижном режиме довольно длительное время.

«Он все делает по-своему, – сказал о Реджио 76-летний композитор Филип Гласс. – В этом мы похожи. Я тоже живу в мире музыки по своим правилам. Я сам написал себе правила. Я не стал профессором. Я никогда не преподавал музыку. У меня нет студентов. Сегодня мавериками называют людей, которые вовсе таковыми не являются. Но Годфри – настоящий маверик, классический аутсайдер, и поэтому мы с ним так близко сошлись».

В 2000 году Реджио был приглашен в Петербург председателем жюри Международного кинофестиваля «Послание к человеку». Оказавшись проездом в Нью-Йорке, он в доме у Филипа Гласса дал интервью автору этих строк, в то время сотруднику нью-йоркской газеты «Новое русское слово».

Отвечая на вопрос, что связывает его с Россией, Реджио тогда сказал: «Меня очень привлекает Россия. Мою первую поездку на Московский кинофестиваль устроил Том Ладди (известный продюсер, содиректор кинофестиваля в Теллурайде – О.С.). Каждый вечер я проводил в богемной квартире-берлоге, расположенной через мост от Кремля. Под водку, чай и нехитрую закуску мы обсуждали до рассвета проблемы искусства, политики, философии. Там я завел хороших друзей и провел самое восхитительное время в моей жизни».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG