Линки доступности

Пилот, работавший на Виктора Бута, раскрыл секреты об операциях в Африке


Пилот, работавший на Виктора Бута, раскрыл секреты об операциях в Африке

Пилот, работавший на Виктора Бута, раскрыл секреты об операциях в Африке

Эндрю Смулян не увидел дома у Бута фотографий с Путиным

В четверг на процессе по делу Виктора Бута, продолжающемся в федеральном суде Южного округа в Нью-Йорке, начал давать показания очередной свидетель обвинения – авиа пилот Джеймс Роббинс, работавший в конце 1990-х в Африке на россиянина.
Его показания под присягой стали одним из немногих официальных подтверждений собранных западными журналистами данных о секретной империи, которую удалось создать на африканском континенте бывшему советскому военному переводчику.

Показания рыжеволосого Джеймса Роббинса приоткрыли завесу на мир воздушных искателей приключений, работавших в Африке в 1990-е годы. Роббинс хорошо знал двух других фигурантов дела Бута – бывшего партнера россиянина Эндрю Смуляна, работавшего на военную разведку Южно-Африканской Республики и Майка Сноу, выступавшего в данном случае в роли тайного осведомителя Управления по борьбе с наркотиками США (DEA). Оба они занимались воздушными перевозками и из показаний Смуляна можно заключить, что не брезговали перевозками оружия и алмазов, предпочитая закрывать глаза на сомнительную репутацию заказчиков или происхождение товара.

Роббинс в 1997 году работал пилотом в компании Смуляна Interocean, которая выполняла рейсы по контрактам с Виктором Бутом. Смулян, который ранее помог россиянину открыть частную авиабазу в Южной Африке, познакомил Роббинса с Бутом в Йоханнесбурге. Вскоре Роббинс стал летать в Анголу, доставляя пиво и виски бойцам группировки UNITA (Национальный союз за полную независимость Анголы), боровшейся при поддержке Запада с марксистским правительством Анголы.

По данным СМИ, к концу 1990-х контролировавшиеся Бутом компании – Air Cess и Air Pass – составляли крупнейшую в Африке логистическую сеть, основу которой составляли самолеты советского производства, хорошо приспособленные для работы в африканских условиях. По некоторым данным, в какой-то момент Бут был владельцем самой крупной в мире частной флотилии советских самолетов. В его распоряжении предположительно было более 60 машин, начиная от «кукурузников» и кончая многотонажными грузовиками ИЛ-76.

Вскоре после своего знакомства с Бутом Роббинс начал работать на россиянина. Когда в 1998 году Бут перебазировался из ЮАР в Центрально-Африканскую Республику, Роббинс последовал за ним и поселился в столице этой страны, Банги.
По словам Роббинса, он жил в общежитии вместе с 12-ю другими пилотами, также работавшими на Бута. При этом он ежедневно видел своего босса и наблюдал, как тот вел переговоры с высокопоставленными чиновниками правительства страны, включая министра транспорта. Очевидно, результатом этих переговоров стало создание Бутом Central African Airlines, ставшей официальной авиакомпанией ЦАР.

Как показал Роббинс, в октябре 1998 года он вместе с Бутом и большой группой других сотрудников россиянина отправился в «восточноафриканскую страну». Роббинс не назвал это государство, но, по всей видимости, речь идет о Руанде.
Прокуратура и защита еще в ходе досудебных слушаний согласились не называть в ходе процесса несколько стран, в которых работал Бут или контролируемые им компании, так как эти страны – Руанда, Ливия, Сомали – постоянно фигурируют в новостях, и обычно в негативном контексте. Так, например, Руанда у многих американцев ассоциируется со словом «геноцид». Стороны согласились избегать упоминаний этой страны, что бы у коллегии присяжных не возникло ассоциации между Бутом и «геноцидом».

Джеймс Роббинс рассказал, что он провел в «восточноафриканской стране» неделю, совершив за это время 16 вылетов, пилотируя пассажирский ЯК-40. Среди его пассажиров были высокопоставленные военные и гражданские руководители страны. Однажды Роббинс оказался за штурвалом Gulfstream'a, который Бут, по словам пилота, использовал в качестве своего личного самолета.

Всего, как показал Роббинс, в десанте в «восточноафриканскую страну» участвовало около 200 человек – пилотов и обслуживающего персонала. Все они, включая самого Бута, поселились в одной гостинице, заняв несколько этажей отеля. Непосредственное руководство операцией осуществлял Дмитрий Попов, партнер Бута и управляющий одной из его компаний, Great Lakes Business Company, которая была зарегистрирована и базировалась в конголезском городе Гома. В 2006 году президент США Джордж Буш-младший особым указом внес Бута вместе с Поповым и несколькими африканцами в «черный список» тех, кто «дестабилизирует обстановку в Демократической Республике Конго», и запретил гражданам США любые контакты с ними или контролируемыми ими компаниями.

По словам Роббинса, в операциях в «восточноафриканской стране» были задействованы «около 10» принадлежавших Буту различных самолетов, включая ИЛ-76, АН-12 и АН-8. Роббинс показал, что он неоднократно наблюдал, как ИЛ-76 загружался военным оборудованием, включая ящики с боевыми снарядами и гранатометы.

Бут неоднократно утверждал, что занимается лишь авиаперевозками и не всегда знал, что находится в грузовых отсеках его самолетов. Он считает, что обвинения против него выдвинуты по политическим мотивам.

Ожидается, что когда Роббинс продолжит давать показания в пятницу, он расскажет суду, как упомянутое оружие доставлялось путем точечного сбрасывания с воздуха на парашюте в заданную точку. Как явствует из судебных документов, этот эпизод не имеет отношения к предъявленным Буту обвинениям в сговоре с целью убийства граждан США, в том числе американских офицеров и служащих, сговоре с целью приобретения и использования противовоздушных ракет, и в предоставлении материальной поддержки зарубежной террористической организации, а именно Революционным вооруженным силам Колумбии (FARC). Обвинение не станет доказывать, что операции в «восточноафриканской стране» были противозаконными, но использует данный эпизод, чтобы продемонстрировать, что Бут имеет опыт доставки оружия путем точечного сбрасывания с воздуха на парашюте в заданную точку. По версии прокуратуры, именно о таком методе доставки россиянин договорился с лжепредставителями FARC (в действительности осведомителями DEA) на встрече в Бангкоке 6 марта 2008 года, после которой Бут и Смулян были арестованы.

Бут хотел продавать орехи?

Смулян, в отличие от Бута, буквально на следующий день согласился сотрудничать с американским правосудием и проследовать в сопровождении агентов Управления по борьбе с наркотиками США (DEA) в Нью-Йорк, где ему были предъявлены 4 обвинения, аналогичные тем, по которым сейчас судят россиянина. В четверг во время перекрестного допроса Смуляна адвокат Бута Альберт Даян своими вопросами пытался обрисовать версию защиты, согласно которой обвиняемый хотел продать лжепредставителям FARC два ненужных ему самолета, припаркованных в Конго.

«Разве вы с Виктором Бутом не договорились водить потенциальных клиентов вокруг пальца, обещая продать им оружие, тянуть время, получить от них 5 миллионов долларов за самолеты, а потом сказать, что с оружием ничего не получается?», – спросил Даян.

«Нет», – ответил свидетель.

Смулян заявил, что те 5 миллионов, которые лжепредставители FARC якобы собирались передать Буту, были задатком за большую партию оружия, а не платой за самолеты, как утверждает защита. Он назвал «совпадением» то, что сумма задатка оказалась идентичной стоимости самолетов, указав при этом, что задаток исчислялся в евро, а цена самолетов – в долларах.

Смулян признал, что до обсуждения цен на конкретные виды оружия, а также до оформления сертификатов конечного пользователя, без которых сделка не могла быть завершена, дело не дошло. Тем не менее, Смулян показал, что после встречи с Бутом в Москве пребывал в уверенности, что сделка с FARC, в которой сам он был заинтересован, включает продажу оружия, а не только самолетов, как утверждает защита.

Отвечая на вопросы защиты, 70-летний Смулян, как и накануне, жаловался на провалы в памяти и неоднократно отвечал, что «если так написано в стенограмме (секретно записанных разговоров – М. Г.), значит, так оно и было». Тем не менее, некоторые показания Смуляна частично подтвердили версию защиты. Так, свидетель обвинения подтвердил, что после встречи с Бутом в Москве он написал своему другу Джону Гилфесону, которого держал в курсе предполагаемой сделки с FARC, что, по мнению Бута, «рынок (оружия – М. Г.) настолько перенасыщен, что сейчас сложно сделать деньги». «Друг (то есть, Бут – М. Г.) хочет прикупить партию орехов кешью», – добавил Смулян в электронном письме, подтвердив в суде, что «орехи кешью» не были кодовыми словами, означавшими что-то иное.

При этом Смулян сообщил, что он думал, что Бут является важным человеком в России и «пользуется покровительством» Владимира Путина. Однако, отвечая на вопросы адвоката, он признал, что не располагает конкретной информацией на этот счет, и что, побывав дома у Бута в Москве, не увидел там фотографий Путина с обвиняемым.

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

XS
SM
MD
LG