Линки доступности

Хотел ли Виктор Бут строить коммунизм в Латинской Америке?


Виктор Бут

Виктор Бут

Алла Бут: супруг никогда не был членом КПСС, а по своим взглядам – «ни левый, ни правый»

На процессе по делу Виктора Бута в Нью-Йорке адвокат россиянина Альберт Даян во второй половине дня в понедельник начал перекрестный допрос Карлоса Сагастуме, тайного осведомителя Управления по борьбе с наркотиками США (DEA), выдававшего себя за представителя леворадикальной группировки Революционные вооруженные силы Колумбии (FARC). Даян попытался подорвать доверие присяжных к его показаниям, однако Сагастуме – профессиональный свидетель, участвовавший, по его словам, в 150 секретных операциях спецслужб США, и ввести его в замешательство оказалось не так просто.

Тем не менее, адвокату удалось, по мнению ряда судебных наблюдателей, нанести несколько ощутимых ударов. Так, Сагастуме признал, что когда он в разговорах с Бутом и партнером россиянина Эндрю Смуляном говорил, как он ненавидит американцев, и что его цель – приобрести оружие с целью их убийства, он делал это не искренне, лишь «выполняя приказы» агентов DEA, исполняя роль ультралевого повстанца.

«То есть, вы говорили одно, а имели в виду другое?» – уточнил Даян.

«Да, сэр», – сказал Карлос.

«А когда вы разговаривали с Виктором Бутом, вы знали, что он имел в виду на самом деле?» – поинтересовался адвокат.

«Нет, сэр», – признал свидетель.

Можно предположить, что это признание адвокат попытается использовать при любой возможности, пытаясь доказать теорию защиты о том, что Бут приехал на встречу с мнимыми представителями FARC в Бангкок не для того, что бы продать колумбийским повстанцам оружие, а для того, что бы «толкнуть» им два ненужных ему транспортных самолета – ИЛ-18 и ИЛ-76.

Первым делом – самолеты

Ранее в понедельник прокурор Брендон Макгвайер для пущей убедительности еще раз прошелся с Карлосом по списку оружия, который Бут набросал от руки во время встречи в гостинице «Софитель» в Бангкоке с тайными осведомителями DEA, выдававшими себя за представителей FARC, которую США считают террористической группировкой. В этот список вошли ракеты «Игла», пулеметы, реактивные гранатометы и другие виды оружия, которое могло быть использовано против американских вертолетов, участвовавших в операциях против повстанцев и наркодилеров в Колумбии.

При этом Бут предлагал покупателям заказать 20-30 тысяч автоматов Калашникова в Болгарии, утверждая, что знает, где взять такую партию оружия (очевидно, имея в виду Петра Мирчева и его компанию KAS), «200-300-500-600» снайперских винтовок Драгунова с приборами ночного видения, 20-30 тысяч осколочных гранат, и т. д.

В течение двух дней Карлос Сагастуме неоднократно повторял, что Бут на встрече в Бангкоке, которая завершилась его арестом, активно обсуждал не только различные виды оружия, но и шаги, которые необходимо предпринять для его доставки в Колумбию. Так, по словам свидетеля, именно Буту принадлежала идея открыть авиакомпанию в Никарагуа, которая, используя имеющиеся в его распоряжении самолеты российского производства, могла бы перебрасывать оружие в бразильский порт Манаус для последующей доставки на контролируемые повстанцами территории в Колумбии.

Бут также говорил о необходимости «создать видимость, что оружие покупает какая-то страна, иначе будет скандал». По его словам, он мог бы «убедить министра обороны» некоей европейской страны оформить «сертификат получателя», необходимый для легальной перевозки оружия.

Защита утверждает, что все эти разговоры Бут вел с единственной целью – продать потенциальным клиентам самолеты. В своем вступительном обращении к присяжным адвокат заявил, что его подзащитный прилетел в Бангкок с целью получить 5 миллионов долларов за два самолета и ничего более продавать лжепредставиетелям FARC не собирался. Прокурор, в свою очередь, назвал эту сумму «задатком» за внушительных размеров партию оружия.

Согласно имеющейся в распоряжении Русской службы «Голоса Америки» стенограмме разговора, состоявшегося 6 марта 2008 года в конференц-зале на 27 этаже гостиницы «Софитель», там действительно обсуждалась стоимость самолетов («который постарее... два миллиона, а новые – 4 миллиона евро», – сказал Бут). Шла речь и о 5 миллионах долларов, которые лжеповстанцы пообещали доставить для Бута наличными в Испанию.

Однако, в другой момент, отвечая на вопрос Карлоса, во что обойдется сделка, Бут сказал, что это будет «по меньшей мере – 15, 20 миллионов. Я не знаю».

На эту неопределенность всячески указывает защита. Даян постоянно подчеркивает, что Бут так и не предоставил потенциальным покупателям прейскурант, ограничиваясь лишь ориентировочными цифрами и ссылаясь на необходимость уточнить цены позднее, хотя, как сказал адвокат, с момента, когда Карлос впервые связался с Бутом через Смуляна, и до встречи в Бангкоке прошло примерно 3 месяца. Адвокат утверждает, что никакой сделки заключено так и не было.
Карлос Сагастуме, отвечая на вопрос Даяна, признал, что «не получил от Виктора Бута ни одной пули, с помощью которой могли бы быть убиты американцы».

Даяну также удалось выявить противоречие в заявлениях Сагастуме и агента DEA Уильяма Брауна, дававшего показания ранее. Карлос, отвечая на вопросы адвоката, сказал, что выразил заинтересованность в покупке у Бута самолетов согласно инструкциям Брауна, в то время, как Браун говорил, что это была «импровизация» Карлоса.

Наша цель – коммунизм?

К концу встречи в Бангкоке стороны – Бут и лжеэмиссары FARC – договорились в следующий раз встретиться в Никарагуа, «потому что мы сейчас определили круг задач», как сказал россиянин. Никарагуа была признана удобным местом для встречи, в частности, потому что там Буту, на которого были наложены санкции ООН и США, не угрожал арест (российским гражданам не нужны визы для поездок в эту страну).

При этом Бут неоднократно давал понять, что для него – продажа оружия коммунистическим повстанцам в Колумбии – это «не просто бизнес». «Я веду борьбу с Соединенными Штатами уже 10-15 лет, – сказал он. – Это сопротивление одного человека».

«Теперь ты не одинок, – заверил Бута Карлос, пожимая ему руку, – потому что FARC полностью на твоей стороне».

Бут с явной симпатией обращался к повстанцам, за которых выдавали себя тайные осведомители DEA, секретно записывавшие беседу с россиянином на пленку. «На вас возложена революционная ответственность, – сказал россиянин, обращаясь к «Рикардо», который представился «эль команданте», то есть, одним из полевых командиров FARC. – Вы действуете в интересах людей, которые там страдают. Некоторые ваши товарищи на местах не имеют даже винтовок».

Прощаясь, Бут сказал своим собеседникам по-испански: «У нас одни и те же цели... У нас также есть силы. Как это называется? Идеология. Идея построения... латиноамериканского коммунизма».

Вскоре после того, как россиянин произнес эти слова, в конференц-зал, где проходила встреча, ворвались офицеры тайской полиции и агенты DEA, скомандовавшие «Руки вверх! Всем руки вверх! Вы арестованы».

В заявлении, которое Виктор Бут сделал вскоре после ареста в Бангкоке, и которое было приобщено к делу, россиянин отрицал, что когда-либо продавал оружие группировке FARC и заявил, что он не знал, что люди, с которыми он беседовал в гостинице, были представителями этой группировки.

Алла Бут, после заседания суда в понедельник, отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», известно ли ей о поддержке ее супругом коммунистических идей, пожала плечами. «Он состоял в комсомоле, но не был коммунистом, – сказала она, уточнив, что Бут не был членом КПСС. – Виктор больше интересовался экономикой, чем политикой, хотя, это, конечно, взаимосвязано».

По словам Аллы Бут, по своим политическим взглядам ее супруг «ни левый, ни правый».

XS
SM
MD
LG