Линки доступности

Главный редактор «Эха Москвы» дал интервью Русской службе «Голоса Америки»

МОСКВА — Популярная российская радиостанция «Эхо Москвы» в последнее время подвергается серьезному давлению со стороны представителей российской власти и руководства холдинга «Газпром-медиа». Поводом для последнего эпизода такого давления стала вызвавшая противоречивую реакцию публикация журналиста «Эха» Александра Плющева в «Твиттере», за которой последовала попытка его уволить. Увольнение не было согласовано с главным редактором «Эха Москвы» Алексеем Венедиктовым, который объявил данное решение незаконным. Глава холдинга «Газпром-медиа» Михаил Лесин в ответ пригрозил увольнением самому главному редактору «Эха». Ситуацию Алексей Венедиктов прокомментировал в интервью Русской службе «Голоса Америки».

Данила Гальперович: Сначала — насчет повода: как вы сами относитесь к тому, что Александр Плющев написал в «Твиттере»?

Алексей Венедиктов: Я не комментирую то, что мои сотрудники делают на свободных площадках и в свободное от работы время.

Д.Г.: Вся сумма того, что происходит в последнее время — напряженная ситуация с публикацией интервью Алексея Навального, претензии по поводу эфира с Сергеем Лойко, попытка увольнения Плющева — это, как выражаются коллеги по цеху, звенья одной цепи?

А.В.: Безусловно. Последние две недели мы видим нарастающую негативную активность вокруг радиостанции «Эхо Москвы» с применением разных структур - правоохранительных и политических, включая обсуждение на так называемой патриотической платформе партии «Единой России» призывов разобраться с «Эхом». Собственно говоря, мне кажется, что это отражение общего качества агрессии в обществе и во властных структурах, связанное с ухудшением ситуации как политической, так и экономической. Мы — очень маленькая часть ландшафта, общего ландшафта.

Д.Г.: Нет ли у вас ощущения, что для российской власти, для политиков, лояльно относящихся к власти, присутствие баланса в медиа, и само существование сбалансированных медиа, где бы им давали возможность высказаться, теперь неважно?

А.В.: Эта история началась довольно-таки давно, не в последний год. Для меня в этом нет ничего необычного. Мы существовали не потому, что нужен был баланс. Просто до нас дошли руки или пришло время, когда происходит монополизация идеологии, монополизация взглядов на проблемы, и теперь эти взгляды должны обязательным образом совпадать со взглядами власти. Поэтому, естественно, те СМИ, которые являются площадками для дискуссий, становятся не в мэйнстриме. Ну, и дальше уже обученные и назначенные люди пытаются либо привести их в мейнстрим, либо разорить, либо убить, или «либо купить, либо убить», как сказано у Шварца в «Тени».

Д.Г.: А мог у руководства «Газпром-медиа» действительно вызвать гнев конкретный твит Александра Плющева, может, они вполне искренне возмутились?

А.В.: Я думаю, что история Саши Плющева — это только предлог, инкриминированный в так называемом «приказе об увольнении», который я считаю юридически ничтожным. Потому что он подписан с нарушением устава «Эха Москвы», без представления главного редактора.

Так вот, в этом так называемом «приказе» указано, во-первых, его участие в эфире, по которому было вынесено предупреждение «Эху Москвы», это предупреждение мы оспариваем в суде (имеется в виду эфир про то, что происходит в донецком аэропорту с участием журналиста «Лос-Анджелес Таймс» Сергея Лойко и журналиста «Дождя» Тимура Олевского), и нарушение им морально-этических норм, которые связывают с написанием им в «Твиттере» комментария-вопроса по гибели сына главы администрации президента Сергея Иванова. Это — формально.

А неформально было понятно, и я это Александру сказал, что это лишь предлог. Атака на «Эхо» началась задолго до этого эфира и задолго до написания им каких бы то ни было твитов. Нашли бы к чему придраться.

Д.Г.: Есть ли у вас обоснованные выводы по поводу того, кто отдал приказ и «нажал на кнопку»?

А.В.: У меня нет информации, естественно, но у меня есть представление как функционирует у нас власть, мы представляем себе ту часть администрации президента, которая обязана руководить, следить или управлять информационными потоками внутри страны. Безусловно, если бы команда шла от президента, мы бы уже закрылись. Тут нет никаких вопросов — нас бы уже закрыли. Поэтому спускаемся на ступеньку ниже — глава администрации. Я уже принес Сергею Борисовичу Иванову соболезнования по поводу гибели его сына и извинения за твит Саши Плющева.

Спускаемся на ступеньку ниже — там все и происходит. Я думаю, что эти люди пользуются трагедией, случившейся в семье Сергея Иванова, для того чтобы разжечь, скажем так, его внимание к «Эху Москвы». Хотя, повторяю, на «Эхе Москвы» этого твита не было. Более того, на «Эхе Москвы» под информацией о гибели сына Сергея Иванова мы закрыли, что редко делаем, комментарии, чтобы люди не писали разные плохие вещи в тот момент, когда погиб человек.

Д.Г.: Вы уже упоминали в публичных комментариях главу «Газпром-медиа» Михаила Лесина как участника этой ситуации, и он сам давал публичные комментарии, в которых произносил слово «мораль». Что лежит в основе такого его отношения к «Эху»?

А.В.: Первое. С Михаилом Юрьевичем Лесиным у нас очень давние — более чем 20-летние — отношения. Они чрезвычайно сложны, потому что мы были вместе и были друг против друга — внутри профессии и политически. Сейчас он представляет мажоритарного акционера, который контролирует 66%. Мы должны с ним работать. То есть, здесь личное замешано, безусловно. Второе. Господин Лесин неоднократно в течение года после того, как был назначен главой «Газпром-медиа» и председателем совета директоров «Эха Москвы», выражал мне неудовольствие (он делал это и публично) по редакционной политике «Эха Москвы», как раз, как площадки для дискуссий.

На что получал ответ, что я принимаю его неудовольствие, но редакционную политику определяет по российскому закону о СМИ главный редактор. Я думаю, что эта история связана с тем, что на господина Лесина надавили, чтобы он принял противозаконные решения, что он и сделал, отдав команду, на что председатель совета директоров не имеет права — ни по Трудовому кодексу, ни по закону о СМИ, ни по уставу акционерного общества «Эхо Москвы», о чем он сам и сказал.

Это незаконно. Помимо всего этого, что я ему сказал, это несправедливо, потому что это частный случай, частное дело частного человека, и это нечестно, потому что таким образом, он вписывается в борьбу против собственного актива, актива «Газпром-медиа» — «Эха Москвы», который является доходной радиостанцией. Все это было ему сказано. А дальше он говорит то, что он считает нужным.

Д.Г.: Каковы дальнейшие действия — от решения ситуации с Плющевым, у которого, насколько это известно, охрана изъяла пропуск на «Эхо Москвы», до оспаривания или невыполнения решения «Газпром-медиа»?

А.В.: Я думаю, для Саши существуют дистанционные возможности вести эфир. Мы это видим на примере Матвея Ганапольского, который ведет их аж из Киева. Для этого физически совершенно необязательно присутствовать в студии. Забавны сегодняшние просьбы руководства, генерального директора «Эха» к администрации здания закрыть вход для Плющева и сделать для гостей «Эха Москвы» вход только по паспорту.

Я себе представляю президента Путина и его охрану, входящую на «Эхо Москвы» по паспорту! Это здание — публичное место. Здесь есть театр, есть банки, есть департаменты московского правительства. Понятно, что если мы захотим, Александр Плющев будет у меня здесь — в конце концов, гости главного редактора могут войти и по паспорту.

На самом деле, поскольку этот приказ незаконный и ничтожный, то Александр Плющев остается штатным журналистом «Эхо Москвы». Он уже подал в трудовую инспекцию жалобу на незаконное увольнение. Напомню вам, что приказ об увольнении был объявлен ему в 13:30 6 ноября, и в эту же секунду он был уволен, что нарушает Трудовой кодекс — нужно предупреждать за две недели, минимум — за три дня. Я думаю, что здесь у трудовой инспекции есть широкое поле для маневра. Кроме этого, как я знаю, он решил подать в суд на генерального директора. Юристы рассматривают сейчас написание иска.

Кроме того, сейчас мои юристы рассматривают возможность подачи иска от меня, потому что были нарушены мои права как главного редактора, связанные с управлением радиостанцией - увольнение журналиста без моего представления, что нарушает устав акционерного общества. Вот так широко мы будем отвечать на те незаконные, неправильные действия наших акционеров, которые решили порулить радиостанцией напрямую, в нарушение законов Российской Федерации.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG