Линки доступности

Наталья Васильева: «Я не борюсь с системой, я просто рассказала правду»

  • Виктор Васильев

Наталья Васильева

Наталья Васильева

Эксклюзивное интервью пресс-секретаря Хамовнического суда Натальи Васильевой «Голосу Америки»

Пресс-секретарь Хамовнического суда Наталья Васильева мучается бессонницей, она устала от общения с прессой. Но если ей бы еще раз нужно было сделать то, что она сделала – публично заявить, что власти оказывали на судью Данилкина давление в процессе вынесения приговора Ходорковскому-Лебедеву – она бы не задумываясь сделала это еще раз. Все это Наталья Васильева рассказала корреспонденту «Голоса Америки» в пятницу 25 февраля. Она также заявила, что не борется с системой – просто всегда говорит правду, говорит то, что думает.

Напомним, что 24 февраля, председатель Хамовнического суда Виктор Данилкин дал интервью в программе «Человек и закон», выходящей на Первом телеканале. Это первое публичное появление Данилкина после вынесения им сурового обвинительного приговора по процессу Ходорковского-Лебедева и последовавших за этим заявлений Натальи Васильевой о том, что вердикт стал результатом мощного давления на судью со стороны вышестоящих инстанций, а, возможно, и вообще был написан не им самим. В интервью Виктор Данилкин опроверг все утверждения пресс-секретаря.

Ранее 24 февраля Васильева добровольно прошла проверку на детекторе лжи, о чем уже сообщал «Голос Америки».

Виктор Васильев: Наталья, какие ощущения у вас остались от «общения» с полиграфом?

Наталья Васильева: Процедура была сложная и достаточно длительная, но необходимая. Если будет нужно, я соглашусь пройти ее еще раз.

В.В.: Почему вы согласились пройти проверку?

Н.В.: Я просто хотела доказать людям, что говорю правду, что я не лгунья и никого не оклеветала. Поэтому и согласилась пройти проверку на полиграфе.

В.В.: На вас продолжают оказывать давление властные структуры?

Н.В.: Кроме того давления, которое было оказано ранее, больше пока, к счастью, ничего не происходит. Но, полагаю, в дальнейшем ничего исключить нельзя.

В.В.: Вы давно хотели услышать Виктора Данилкина. Какое впечатление на вас произвело его интервью в передаче «Человек и закон», если вы ее, конечно, смотрели?

Н.В.: Да, я смотрела передачу. Первое впечатление от того, что я услышала, было, конечно, неблагоприятное. Потом я поняла, что нельзя опускаться до каких-то обид и претензий. Я хорошо понимаю, в каких рамках он сейчас находится и какое оказывается на него давление. Мое отношение к Данилкину не изменилось. Я по-прежнему его уважаю и хорошо к нему отношусь. Единственное – мне его очень жаль.

В.В.: Нашли ли вы слабые места в его аргументации?

Н.В.: Думаю, он вынужден был так говорить, поскольку поставлен в такие условия.

В.В.: Данилкин, в частности, утверждал, что в силу своих обязанностей вы не могли знать много того, о чем ранее заявляли, так как не имели доступа к приговору.

Н.В.: Да, я не участвовала в процессе. Но то, о чем я рассказала, видела сама. По долгу службы я вхожа во многие кабинеты.

В.В.: До этого председатель суда вам ни разу не позвонил, чтобы попробовать объясниться?

Н.В.: Нет, мне никто не звонил. Все его заявления, о которых я узнала, были из СМИ.

В.В.: Как вы считаете, он прошел бы поверку на детекторе лжи?

Н.В.: Мне сложно об этом судить. Детектор достаточно четко показывает, что чувствует человек. Наверное, нужно просто пройти проверку.

В.В.: Вас после ваших сенсационных заявлений не приглашали ни на один общероссийский телеканал?

Н.В.: Нет, только Марианна Максимовская (ведущая канала РЕН-ТВ – В.В.) приглашала, а больше никто.

В.В.: Если попытаться проанализировать ситуацию, то невольно напрашивается вывод, что властям выгодно иметь подконтрольных судей?

Н.В.: Судя по сложившимся обстоятельствам, видимо, да.

В.В.: Получается, что судьи тогда взамен получили своеобразную индульгенцию на вынесение любого «нужного» решения?

Н.В.: Мне сложно комментировать этот вопрос, не могу на него ответить. Я совершенно не политический человек. Я только рассказала то, что знала.

В.В.: То есть вы не ощущаете себя борцом с системой, выстроенной на порочной основе?

Н.В.: Нет, я с системой не борюсь. Я просто рассказала людям правду, вот и все.

В.В.: Не жалеете, что ввязались в эту историю?

Н.В.: Не жалею. Мне тяжело, но я не жалею. Я всегда говорю то, что чувствую.

В.В.: Кто ваши родители?

Н.В.: Обычные люди, обычные граждане бывшего Советского Союза. Папы уже нет.

В.В.: Вам помогают слова поддержки в ваш адрес – в частности, от таких фигур, как Михаил Горбачев?

Н.В.: Да, мне было приятно услышать это. Меня это действительно поддерживает. Я прочитала много добрых слов в свой адрес в Интернете.

В.В.: Вы не ощущаете себя в одиночестве, как бы стоящей против глухой стены?

Н.В.: Меня поддерживает «Агора» (правозащитная ассоциация – В.В.), многие люди. Поддержка есть.

В.В.: Что вы в итоге получили, кроме известности?

Н.В.: Мне тяжело бремя общения с прессой. Мне тяжело объяснять много раз подряд одно и то же. Тяжело постоянно общаться и доказывать, что ты не верблюд, что сказала правду.

В.В.: Вы такой известности не искали?

Н.В.: Нет. Она меня очень тяготит. Я совершенно не публичный человек.

В.В.: Что вы узнали о себе в прессе?

Н.В.: Было много искажений, что меня повергло в недоумение. Но очень много было и поддерживающих высказываний. Хотя и сомнения в отношении меня тоже были. Многие не верили, что я всего лишь выразила свою позицию, упрекали в каких-то непонятных грехах. Да, я много чего узнала… Хочу выразить свою искреннюю благодарность всем людям, кто прислал мне свою поддержку. Всем, кто мне поверил.

В.В.: А тем, кто придерживается другой позиции?

Н.В.: Думаю, не буду этого замечать.

В.В.: Какие у вас теперь перспективы в России?

Н.В.: О перспективах я еще не думала. Выйду на работу (Наталья сейчас находится в отпуске. – В.В.), и время покажет, что будет дальше.

В.В.: Вас не привлекает какая-нибудь иная сфера деятельности?

Н.В.: Я об этом еще не думала.

В.В.: Как вы себя ощущаете после всех этих событий?

Н.В.: Сна нет. Здоровье тоже не очень. Состояние жуткого шока и депрессии.

В.В.: С учетом приобретенного опыта, повторили бы вы свой шаг?

Н.В.: Да, повторила бы. Я чувствую, что права. Я знаю это. Я сказала людям правду.

Подробнее о деле Ходорковского читайте в спецрепортаже «Приговор Ходорковскому и Лебедеву»

XS
SM
MD
LG