Линки доступности

ПРО: угроза для России или нет?

  • Виктор Васильев

Министр иностранных дел России Сергей Лавров

Министр иностранных дел России Сергей Лавров

Российские генералы о перспективах сотрудничества РФ и США в сфере ПРО

В случае достижения компромиссного решения по иранской ядерной проблеме продолжение создания США глобальной ПРО укажет на настоящие цели программы. Об этом в четверг, 16 апреля, заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на конференции по международной безопасности.

«Если реализация программы глобальной ПРО будет продолжена без корректировок, даже в условиях прогресса на переговорах по иранской ядерной программе, то побудительные мотивы строительства ПРО в Европе будут очевидны для всех», – цитирует его ТАСС.
По утверждению Лаврова, уже теперь ясно, что «когда объявлялся так называемый “адаптивный” подход в создании ПРО», говорилась неправда.

Министр, со ссылкой на слова президента Барака Обамы, напомнил, что смысл такого подхода крылся в том, что США будут готовы адаптировать свои планы по ПРО в зависимости от ситуации на переговорах «шестерки» с Тегераном.

«Теперь в этих переговорах достигнут значительный прогресс. А планы по поводу “адаптивности” таковыми и остались», – считает глава МИД РФ.

Русская служба «Голоса Америки» попросила российских военных аналитиков прокомментировать ситуацию с ПРО в контексте иранской ядерной программы.

Главный военный эксперт программы «Проблемы нераспространения» Московского центра Карнеги, профессор, генерал-майор в отставке Владимир Дворкин заметил, что когда-то президент Обама действительно сказал: мол, если будет снята ядерная угроза со стороны Ирана, то нам и европейская ПРО будет не нужна.

«Но, думаю, это была фигура речи, – добавил Дворкин. – Потому что дело зашло слишком далеко с точки зрения финансирования, развития программы внутри США. Поэтому ПРО все равно будет, в любом случае».

При этом Дворкин подчеркнул, что европейская и глобальная ПРО не представляют угрозы для потенциала ядерных сил России.

«Более того, и это моя устойчивая позиция, нам необходимо после всех этих кризисов возвращаться к проблеме сотрудничества в сфере ПРО, – развил он мысль. – И в этом отношении меня даже не слишком беспокоит, будет со стороны Ирана угроза или нет. Думаю, что сотрудничество по ПРО должно быть инвариантно по отношению к конкретной иранской угрозе».

Как видится профессору, с решением по иранской ядерной программе пока еще далеко не все ясно.

«Еще не вечер, еще нет всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной программе, которое, возможно, появится только в конце июне, – рассуждает он. – Как поведет себя дальше Тегеран, сколько будет там всяких проблем, пока предугадать трудно. Моя оценка, что соглашение будет достигнуто вовремя и удовлетворит стороны: 50:50».

К тому же, все дело в том, что Ирану не запрещают заниматься освоением космоса, считает Дворкин.

«А для того, чтобы осваивать космос, нужны ракеты-носители, которые, конечно же, делаются на базе баллистических ракет, – продолжил он. – Дальность их может постепенно увеличиваться. И тут не важно – ядерные или неядерные это ракеты. Если их, неядерных, достаточное количество, и они со временем будут обладать высокой точностью, это может представлять угрозу не только городов, но и для инфраструктуры в области ядерной энергетики».

То есть, в любом случае опускать руки и говорить, что противоракетная оборона для перехвата единичных, одиночных и мелких групповых целей не нужна, резюмирует эксперт.

«Видимо, все-таки есть смысл в том, чтобы ее дальше продвигать. Тем более, что остановить ее уже фактически не удастся из-за того в ней заинтересованы очень многие лоббисты в США из оборонно-промышленного комплекса», – обобщил он.

Также Владимир Дворкин полагает, что неурегулированные взгляды Москвы и Вашингтона на развертывание ПРО в Европе никак не отражается на международной и европейской безопасности. Он выразил надежду, что со временем и эта проблема будет решена.

«Потому что, как я уже говорил, все оценки специалистов показывают, что европейское ПРО не опасно для потенциала ядерных сил России», – подытожил он.

Во многом по-иному смотрит на проблему заместитель директора Института США и Канады РАН, генерал-майор Павел Золотарев. Он согласен, что если говорить о стратегическом ядерном потенциале, то никакой опасности российским интересам ПРО не несет.

«Но в принципе, она представляет реальную угрозу нашей безопасности», – уточнил свою позицию Золотарев.

По его оценке, ЕвроПРО – прежде всего, система противоракетной обороны, которая увеличивает потенциал ведения так называемой войны шестого поколения.

«Это когда наносят удары высокоточным оружием без прямого соприкосновения группировок сухопутных войск, еще ее называют бесконтактная война, – пояснил он. – Действительно, тот, кто имеет возможность не только наносить высокоточные удары, но и отражать их, получает преимущество».

На взгляд генерала, основа ЕвроПРО – прежде всего, система управления, а не огневые средства.

«А огневыми средствами систему можно наращивать до достаточно высокого уровня вплоть до решения стратегических задач, – продолжил он. – Поэтому когда одна из сторон приобретает здесь превосходство, это нарушает баланс сил. А то, что нарушение баланса сил не способствует безопасности, к этому выводу пришли еще древнегреческие философы и военачальники».

По мнению замдиректора Институт США и Канады, Иран и Северная Корея были скорее официально озвученными поводами для развития системы ПРО, но не реальными основаниями.

«У нас (США и России) всегда были возможности, чтобы развивать сотрудничество в этой сфере, и технические и объективные, – считает он. – Но не было и нет политической воли для реализации такого сотрудничеств, прежде всего, с американской стороны».

Поэтому Павел Золотарев думает, что договоренности по иранской ядерной программе общую картину не улучшат.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG