Линки доступности

Главный редактор журнала «Эксперт» о российских СМИ и своей встрече с сенатором Маккейном

В Соединенных Штатах побывал российский журналист и общественный деятель Валерий Фадеев. В Вашингтоне он встретился с рядом законодателей, включая сенатора Джона Маккейна, сотрудниками Госдепартамента и политологами. В Нью-Йорке Фадеев провел неформальную встречу с журналистами и сотрудниками американских организаций, работающих с Россией.

Валерий Фадеев – главный редактор журнала «Эксперт», возглавляющий также одноименный медиа-холдинг, президент Общероссийской организации работников СМИ «МедиаСоюз», сопредседатель «Либерального клуба» «Единой России». Во время последней предвыборной кампании был одним из доверенных лиц Владимира Путина и участвовал от имени кандидата в дебатах с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым.

После выхода программы «Анатомия протеста» на НТВ Фадеев заявил, что медиа-холдинг «Эксперт» прекратил сотрудничество с телекомпанией на том основании, что фильм является «грубой пропагандистской поделкой», и его слова не предназначались для этого фильма.

Фадеев ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки» после своего выступления в российском Институте демократии и сотрудничества в Нью-Йорке.

Михаил Гуткин: Некоторые российские журналисты опасаются, что после инаугурации Владимира Путина в СМИ начнется «закручивание гаек». В частности, Олег Кашин сказал, что Путин хорошо понимает ту роль, которую сыграли журналисты в организации недавних протестов, и что он непременно поставит их на место. Вы, как доверенное лицо Владимира Владимировича, можете это прокомментировать?

Валерий Фадеев: Это сложный момент. Я сам писал, что организаторами митингов стали журналисты – причем даже не руководители и тем более не собственники СМИ, а сами журналисты. И в этом, конечно, есть парадокс. С одной стороны, хочется восстановить нормальные отношения между собственниками и журналистами и между журналистами и потребителями информации – то есть читателями и зрителями. Все-таки не дело журналистов организовывать митинги, и мне кажется, что здесь те медиа и их работники, которые в этом участвуют, переступают границу профессиональной этики.

С другой стороны, если сейчас начать нормализовывать эту ситуацию, это, конечно, будет воспринято, как наступление на свободу. Безусловно. Мне кажется, журналистское сообщество должно само предпринять какие-то усилия в этой области.

Хотя бы начать разговор на эту тему – что такое этика, что профессионально, а что нет. Как нам работать так, чтобы мы не дестабилизировали ситуацию, а наоборот, продвигались вперед по пути, извините, развития демократии.

Если власти начнут давить, то это будет, пожалуй, худший вариант.

М.Г.: Тот же Олег Кашин, выступая недавно в Нью-Йорке, признал, что это ненормально, когда журналисты организовывают митинги. Но он объяснил это тем, что на улицы вышла их аудитория – его, Леонида Парфенова, Юрия Сапрыкина – что заставило их выступить в этой роли...

В.Ф.: ...Может быть. Я ведь не сказал, что я категорически против такой ситуации. Я имел в виду, что она новая, интересная, и, кажется, она нами еще не осознана. Я, конечно, против того, чтобы журналисты занимались не журналистской работой, но это не означает, что власти нужно стучать кулаком по столу. Надо и Кашина тоже послушать...

М.Г.: Сегодня из совета директоров «Эха Москвы» выводятся журналисты и независимые директора, а с другой стороны, на федеральных телеканалах стали появляться оппозиционеры, которым ранее туда был путь заказан. Не кажется ли вам, что власть посылает противоречивые сигналы?

В.Ф.: Самый противоречивый сигнал, это когда какой-нибудь оппозиционер Рыжков кричит на митинге «Путин – вор!», а через час после этого появляется на Первом канале или на телеканале «Россия», и с ним беседуют о развитии демократии. Или когда на следующий день он вдруг оказывается принятым президентом Медведевым. Это довольно парадоксальная ситуация. Не думаю, что в США президент Обама стал бы принимать какого-нибудь хмыря, который кричал на митинге «Захвати Уолл-стрит», что «Обама – вор!». Это просто невозможно себе представить. (На уточняющий вопрос корреспондента, преднамеренно ли он использовал слово «хмырь» в отношении Владимира Рыжкова, Фадеев сказал: «Да, конечно, это же безусловный жулик»).

Когда я говорю об этических и профессиональных рамках, я говорю, что их надо привести в порядок. Нужно как-то определиться. В том числе, когда возглавляющий редакционный коллектив «Эха Москвы» Венедиктов так жестко себя вел, не принимая во внимание интересы собственников, – здесь тоже возникает вопрос. Я не хочу сказать, что ответ должен быть однозначен – пришел собственник и стукнул кулаком по столу. Это было бы неправильное решение. Но, тем не менее, вопрос такой повисает в воздухе.

М.Г.: Вы недавно заявили, что прекращаете сотрудничество с НТВ, а многие оппозиционеры призывали бойкотировать этот канал после фильма «Анатомия протеста». Тем не менее, в последние дни многие из них участвуют в передачах НТВ, в частности, депутаты Госдумы Дмитрий и Геннадий Гудковы и другие...

В.Ф.: НТВ вообще пошло в разнос... У них в одних программах присутствуют оппозиционеры, в других они обличают этих же оппозиционеров. Я отказался от сотрудничества только потому, что все было сделано непрофессионально и грубо. Меня лично обманули, не рассказав, в какой программе они будут использовать мою физиономию и мои слова. Если бы они мне об этом сказали, я бы просто не стал записываться. Это уж совсем очевидный перебор. Можно любить Путина, можно не любить Путина, можно, на худой конец, любить даже Рыжкова, но врать-то нельзя! Средства массовой информации должны информировать, а не врать.

М.Г.: Сообщалось, что раньше на федеральных телеканалах существовали «стоп-листы», списки людей, которые не должны появляться в эфире. Сейчас их уже нет?

В.Ф.: Я не знаю. Я и раньше не видел «стоп-листов», я не знаю, как это делалось. Наверное, какие-то ограничения были, но я не думаю, что в кабинете ведущих были приколоты кнопкой к стенке эти самые «стоп-листы». Я думаю, что если они были, они были достаточно короткими.

М.Г.: Расскажите, пожалуйста, о ваших встречах в Вашингтоне, в частности, с сенатором Маккейном.

В.Ф.: У него очень жесткая, бескомпромиссная позиция. Он считает, что в отношениях между США и Россией существуют три ключевых вопроса: это Ходорковский, Магнитский и – свежий вопрос – Сирия. Ничего другого он обсуждать пока не хочет. Можно и это обсуждать, но драма заключается в том, что он не хочет обсуждать эти вопросы содержательно. У него есть весьма упрощенное понимание по всем трем вопросам, и каким-то образом его усложнить по крайней мере мне не удалось. Хотя я высказывался довольно резко и приводил те аргументы, которые он наверняка никогда не слышал. Но на следующий же день он опять говорил на эти темы так, как привык это делать, как заведенная машинка.

Я пригласил сенатора Маккейна приехать в Россию и провести публичные дискуссии на нашей территории, в том числе и по этим трем вопросам. Он выразил большую заинтересованность.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG