Линки доступности

Вахтанговский «Онегин» в Нью-Йорке: современная история «золотого» эгоиста


Вахтанговцы в Нью-Йорке

Вахтанговцы в Нью-Йорке

Режиссер Римас Туминас ставил «близко к пушкинскому тексту»

Легендарный российский театр им.Вахтангова, которому в этом году исполнилось 93 года, привез в Нью-Йорк одну из самых своих лучших постановок – «Евгения Онегина», созданного художественным руководителем театра Римасом Туминасом. (В прошлом году в Москве команда спектакля получила «Хрустальную Турандот» в номинации «Лучший спектакль сезона»).

В спектакле на сцене заняты 30 исполнителей -- несколько поколений актеров легендарного театра, представляющие многие образы известных героев «Онегина», в разные моменты их личностного и эмоционального развития. Постановка – классическая и в то же время современная. «Римас Туминас не потерял энциклопедическую ценность романа, а что, быть может, еще важнее – его свободную даль. Это театр и внятно звучащего стиха, и чрезвычайно свободный, летящий, … и шутливый -- ни озорства пушкинского «Онегина», ни печали и меланхолии – ничего из этого Туминас не потерял», писала о спектакле «Независимая газета».

Накануне нью-йоркской премьеры в одном из репетиционных залов Сити-Центра – на этой театральной площадке в Манхэттене и будут проходить спектакли с четверга по воскресеньеа, а на следующей неделе в Бостоне -- состоялась пресс-конференция, а вернее – неформальная беседа с актерами театра им. Вахтангова, занятыми в спектакле, и с его директором Кириллом Кроком.

Известные мастера российской сцены – Алексей Гуськов, Юрий Шлыков, Владимир Симонов, Галина Коновалова, Людмила Максакова, Ирина Купченко, Алексей Кузнецов, и молодые исполнители -- Виктор Добронравов и Евгения Крегжде рассказали о том, почему их «Онегин» современен и зачем нью-йоркцам «Онегин».

Наш театр – наш спектакль -- наша жизнь

«Мы вам привезли подарок – наш лучший спектакль, – сказала Галина Коновалова, один из корифеев театра. -- Мы его очень любим. Если он вам покажется таким же прекрасным, как нам, -- мы будем очень рады».

Галина Львовна пришла в театр им. Вахтангова, когда ей было 17 лет. Сейчас ей 97. О своем возрасте, своей жизни и жизни в России она говорит искренне, с любовью, но не без иронии.


«Всю свою сознательную, а теперь уже и бессознательную жизнь я провела в стенах нашего театра, -- сказал актриса, которая в «Онегине» играет «Московскую кузину». -- Ничего лучше я не знаю. Может быть, где-то есть лучшие труппы, лучшие товарищи – я их не знаю. Мы очень много ездим, и нам задают очень много вопросов, в основном не об искусстве, а о том, что происходит в нашей стране. Я ведь всю жизнь прожила в этой стране, и по моей биографии можно понять все ее взлеты и падения. Я все это разделила, все это мое, моя жизнь, моя семья, мой театр. И поэтому что бы меня ни спросили, я все равно скажу – а у нас хорошо».

«Знаете, это как ребенок, -- добавила Коновалова. -- Вот она, эта дочка твоя, может быть и очень косорыленькая, и очень рахитичная, и очень некрасивая. И, конечно, мне очень горько, что у меня такой ребенок. Я бы очень хотела, придя в гости, увидеть такую розовую, голубоглазую, с роскошными бантами девочку. Но все равно моя лучше. И поэтому ничего, кроме восторга, буквально восторга по поводу всей моей жизни вы не услышите».

После такого философско-политического заявления Алексей Кузнецов, который играет отца Татьяны и Ольги Лариных, объяснил, почему «Онегин» Римаса Туминаса – очень современный спектакль.

«Еще несколько лет назад я и представить себе не мог, что вокруг моего дома в Москве будет три ресторана с названием ''Эгоист'', -- сказал актер. -- Причем один из них ''Золотой Эгоист''. Это веяние времени. И Онегин – это ''золотой эгоист''. Так что здесь прямая аналогия с нашей современной российской жизнью. По-моему, это очень четко угадано нашим замечательным режиссером. Он родился в Литве на хуторе. У него глубокая нутряная связь с землей, с простыми явлениями, которые нужны людям на земле. Соединение его земного чувства с высокой поэзией Пушкина дает прекрасный результат».

По словам Марии Шкловер, директора Фестиваля «Вишневый сад», который уже несколько лет знакомит нью-йоркских и вообще американских зрителей с театральными постановками и талантливыми музыкантами со всего мира, площадка для показа «Онегина» -- Сити-Центр -- была выбрана не случайно, и в выборе есть некий символизм.

«Сюда в первый раз в 60-е годы приезжал МХАТ и работал месяц или полтора, -- рассказала она. – Здесь работал театр Ленком в 70-е годы. В этом же зале в прошлом году мы показывали спектакль с Джоном Малковичем и Ингеборгой Дапкунайте. Здесь две тысяч мест, и почти все билеты уже проданы».

Хороший вопрос: зачем нью-йоркцу «Онегин»?

Не только российская современность – общечеловеческие моральные и эмоциональные конфликты и дилеммы, свойственные людям любой культуры, показаны в спектакле. Так считает Евгения Крегжде, которая в «Онегине» играет Татьяну. Именно поэтому нью-йоркскому зрителю «Онегин» будет интересен.

«Мне кажется, не нужно говорить – в спектакле наша национальная, русская культура, а тут, в Америке, -- другая, -- сказала Евгения. -- Гений состоит в том, что мы будем говорить о человеке. Не русском, не американском, а просто о человеке, который каждый день сталкивается с выбором. О человеке, который встречается со страхом смерти, у него были потери в жизни – и теперь очень сожалеет об этом. И у нас у всех в жизни есть такие истории. И это то, что объединяет всех людей: что-то несвершившееся. Наш спектакль очень красивый, важное говорится в нем не на уровне языка, а многоОбразно, и зритель может подключиться и прожить все это с нами».

Известный российский актер Алексей Гуськов именно в Нью-Йорке на этот раз всерьез задумался – а действительно, почему американец, который вообще, может, никогда о театре Вахтангова не слышал, пойдет смотреть эту постановку? Какие ему привести аргументы? О русской душе? И этот тоже, считает Гуськов.

«У нас удивительная культура и нация, -- сказал актер. -- У нас на огромной территории смешалось огромное количество кровей, и получилась такая сложная русская душа. Америка тоже конгломерат, но она сформировалась всего 200 лет назад, у нас немного пораньше. Так что одна из самых простых причин, почему житель Нью-Йорка должен прийти на наш спектакль -- получить удовольствие от искусства и еще чтобы раскрыть для себя какую-то другую часть мира».

Корреспондент «Голоса Америки» задала актерам вопрос о том, не влияют ли недавние политические обстоятельства и охлаждение в отношениях между США и Россией на их творческий настрой.

«Я верю в отношения театра с публикой, -- сказал Гуськов. -- Мы общаемся с публикой, а не с политикой – это совсем иное. И чаще нужно общаться. Хотя мы все видим и все понимаем».

«Никаких затруднений у нас на гастролях с людьми на возникает, -- добавила Ирина Купченко, которая в спектакле читает монолог-сон Татьяны. – К нашим отношениям с людьми, с американцами это не имеет отношения, это все – большая политика».

Все равны перед лицом искусства

Даже во время беседы с актерами театра, которая длилась не более полутора часов, невозможно было не заметить сложную динамику, которая существует в этом творческом коллективе. Каждый актер решительно высказывал свое мнение по тому или иному вопросу, и когда кто-то был с ними не согласен, тут же возникал спор. У вахтанговцев много причин считать себя исключительными, эксклюзивно знающими правду об искусстве и о жизни. Это один старейших и самых уважаемых театров в России. Алексея Гуськова в лицо знает вся страна. На образах, созданных Ириной Купченко, выросло не одно поколение в СССР и в РФ. 97-летняя Галина Коновалова – театральный матриарх, крестная мать труппы, она до сих пор выбирает лучших актеров и актрис для театра на дипломных спектаклях Щукинского училища.

Корреспондент «Голоса Америки» спросила у молодых актеров – Виктора Добронравова и Евгении Крегжде – как среди таких театральных тяжеловесов и сценических корифеев им удается найти и не потерять свой личный творческий голос.

«Да, здесь есть некая иерархия – но мы рады ей подчиняться, это те актеры, на которых мы выросли, мы к ним испытываем огромное уважение, -- сказала Евгения Крегжде. – Но когда мы начинаем со сцены работать с Римасом Туминасом -- мы все становимся равными. Нет уже здесь такого, что кто-то заслуженный или народный, и ему можно в этой сцене сыграть чего-то больше или меньше. Римас общается на равных со всеми. Я никогда на сцене не чувствовала, чтобы кто-то кого-то прижимал. И все актеры открыты для импровизаций и творческих предложений».

«Сейчас наш голос формирует один человек в театре – это Римас Туминас, -- добавил Виктор Добронравов. -- Это для нас самое главное, он с нами уже 7-й год. Он потратил много усилий на восстановление и установление творческих связей между поколениями театра. Раньше считалось, что Вахтанговский – это кладбище талантов. Берут самых талантливых, но не дают им работать, они просиживают. Здесь всегда были звезды – Яковлев, Лановой – но в их тени люди рисковали потерять профессию. Сейчас Туминас сделал так, чтобы поднять всех. Сейчас у нас работают все, от молодых до старших. На 90-летие театра в спектакле «Пристань» играли все поколения театра».

Виктор считает, что тогда удалось показать: театр им. Вахтангова – с великим прошлым и великим будущим.
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG