Линки доступности

Карл Гершман об ушедшем президенте Чешской Республики

Из всех сильных и способных людей, переживших борьбу с коммунизмом во время «холодной войны», Вацлав Гавел как никто другой продолжил борьбу, оказывая поддержку людям по всему миру, считает президент Национального фонда демократии Карл Гершман. «Гавел делал это последовательно, – говорит он. – Например, в 1991 году – когда он сам мог бы получить Нобелевскую премию мира, он выступил в поддержку кандидатуры бирманского борца за демократию Аун Сан Су Чжи, так как посчитал, что ей она нужнее».

В интервью «Голосу Америки» Гершман рассказал о том Вацлаве Гавеле, которого он знал.

Глубоко духовный человек

Не будучи формально религиозным, Вацлав Гавел был глубоко духовным человеком. Все свою жизнь он находился в поиске духовного источника. Гавел верил в то, что все демократические ценности – не просто бюрократические и формальные процедуры, не просто положения конституций. Для него этими ценностями были человеческое достоинство, ответственность личности, и они проистекали из трансцедентального источника. Гавел часто повторял, что человек западный стоит перед лицом угрозы потерять этот источник, и если это произойдет и «трансцедентальный якорь» будет утерян, то современной цивилизации грозят глубокие проблемы. Вацлава Гавела можно поставить в один ряд с Иоанном Павлом Вторым. Папа Римский – духовный лидер, Вацлав Гавел – политический и интеллектуальный, но они оба указывали на духовность как источник здоровья общества, как источник демократии.

Почему не вечны диктатуры

Эссе Гавела «Сила бессильных» – одно из наиболее ярко выражающих мысль диссидентства произведений, когда-либо написанных. В нем он блестяще объяснил, почему диктатуры не вечны – из-за отсутствия легитимности и моральной опоры, и почему отдельная личность, изолированная, на первый взгляд, если сумеет жить правдой – то победит. Я помню, как после падения коммунистических режимов один мой знакомый сказал, что жить правдой – одно, а понять, как можно работать в условиях полуправды (демократии и ее сопутствующих проблем, необходимости постоянных компромиссов, возникающей путаницы) – другое.

Но Вацлав Гавел сохранил свои принципы и после падения коммунизма, продолжая свою работу, поддерживая тех, кто все еще продолжал бороться. До конца своей жизни – даже за неделю до смерти, когда он был уже очень слаб, Гавел продолжал делать две вещи – регулярно видеться со своим другом Далай-ламой (последняя встреча состоялась 10 декабря в Праге) и работать – после парламентских выборов в России он призвал российскую оппозицию объединиться. Это Гавел. И таким он оставался до самого конца.

Вацлав Гавел никогда не был наивным идеалистом. Он прекрасно понимал сложности и проблемы демократии и беспокоился о будущем демократии, видя ее внешних врагов и внутренние слабости современной культуры, насаждающей материальные ценности и ведущей к забвению духовных корней демократических ценностей.

О событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

XS
SM
MD
LG