Линки доступности

В Санкт-Петербурге вспоминают союзников по антигитлеровской коалиции


Маршал авиации Теддер и маршал Жуков

Маршал авиации Теддер и маршал Жуков

Лето.Год сорок второй.
Трех держав сомкнулся строй.
Двух фронтов ударит гром –
Зверю – гибель и разгром!

Это – подпись под советским агитационным плакатом, где изображены танки с флагами СССР, США и Великобритании, перед которыми в страхе пятится карикатурный Адольф Гитлер. Еще несколько подобных плакатов предваряют выставку «Капитуляция Германии. Май 1945 года», которая в эти дни проходит в Санкт-петербургском музее политической истории России.

Сотрудник музея, кандидат исторических наук Александр Смирнов пояснил корреспонденту «Голоса Америки», что составители выставки (немецкие ученые, работающие в музее «Берлин-Карлсхорст») ставили перед собой задачу развенчания некоторых исторических мифов возникших в годы «холодной войны».

Один из них – миф о том, что подписанный 7 мая 1945 года во французском городе Реймсе Акт о безоговорочной капитуляции Германии не имеет никакой юридической силы. Кстати, об этом событии – подписании капитуляции в Реймсе – в Советском Союзе предпочитали не упоминать. Дело в том, что документ был составлен только на английском языке, со стороны Германии его подписывал генерал-полковник Альфред Йодль, а со стороны СССР – генерал Иван Суслопаров, до войны возглавлявший советскую разведку в Европе. Но Сталин считал, что капитуляция должна быть подписана непременно в Берлине, и что под документом должны стоять автографы более влиятельных военачальников. С его мнением, кстати, были согласны представители американского, британского и – особенно – французского командования, поскольку в первом документе подписи Франции не было вовсе.

Вторую капитуляцию со стороны Германии заверил адмирал Кейтель, а со стороны Советского Союза – маршал Жуков. О той атмосфере, которая царила сразу во время этого исторического события, свидетельствует цитата из воспоминаний Константина Симонова «Разные дни войны»: «Безумствуют фотографы и кинооператоры, вскакивают на столы, наваливаются животами на плечи генералам и снимают, снимают, снимают… Один из наших операторов длинной ручкой своего аппарата задевает по голове какого-то американского адмирала. Адмирал, очевидно, привычный к суете корреспондентов, добродушно улыбается и машет рукой: «О'кей»! Но наши, непривычные к этому распорядители, чуть было не выволакивают беднягу оператора из зала». Эти строки на выставке «Капитуляция Германии. Май 1945 года» соседствуют с выдержкой из книги члена британской делегации Артура Теддера: «Через час мы вернулись в зал, где была подписана капитуляция, и обнаружили прекрасно сервированные столы для грандиозного банкета, а это означало, по крайней мере, еще 6 часов. Рядом с каждым прибором стояли бутылки: красное вино, белое вино, шампанское, водка и коньяк. Такая смертельная доза, которую только можно было себе представить. Не удивительно, что были большие потери, вызванные алкоголем. Я был рад, что среди них не оказалось ни одного британского представителя».

На выставке собрано много архивных фотографий из фондов музея «Берлин-Карлсхорст». Здесь и снимки полуразрушенных домов в немецкой столице, из окон которых свисают белые простыни и скатерти. И толпы ликующих людей на улицах разных европейских городов. И высшие командные кадры вермахта, строем шагающие на подписание Акта о безоговорочной капитуляции. И счастливые лица солдат и офицеров армий антигитлеровской коалиции. Александр Смирнов рассказывает: «Даже Сталин в годы войны признавал значительный вклад американцев и англичан в достижение победы. То, что в СССР по ленд-лизу поставлялись грузовики, моторы, продовольствие – имело не только материальное, но в первую очередь моральное значение. А именно – сознание того, что вместе с Советской армией против гитлеровской Германии сражаются американцы и англичане».

Историк напоминает, что именно в годы войны благодаря военной и гуманитарной поддержке США советские люди изменили свое отношение к Западу. Они по крохам начали узнавать то, о чем им раньше никто не рассказывал. «И не случайно, – подчеркивает Александр Смирнов, – послевоенная политика Сталина была направлена на то, чтобы задавить те настроения симпатии к Западу, которые возникли в годы войны. Именно поэтому Сталин развернул компанию против так называемых «космополитов», нагнетал шпиономанию, всячески укреплял «железный занавес». Это была его своеобразная реакция на совместную борьбу с общим врагом в военные годы».

Но все это будет уже во второй половине 40-х годов. А на выставке «Капитуляция Германии. Май 1945 года» приведены сталинские слова: «Красная Армия совместно с армиями наших союзников сломает хребет фашистскому зверю». Над этой цитатой виднеется изображение трех солдат в военной форме СССР, США и Великобритании, осененных переплетающимися флагами стран-победительниц.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG