Линки доступности

Почему Узбекистан отказался от участия в Коллективных силах оперативного реагирования?

  • Наджия Бадыкова

В Объединенном штабе Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) прошел первый этап совместных комплексных учений под названием «Подготовка и применение коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) и воинских контингентов вооруженных сил стран ОДКБ в интересах обеспечения коллективной безопасности».

В июне нынешнего года две страны-участницы ОДКБ - Белоруссия и Узбекистан - отказались принять участие в формировании КСОР, однако Минск в последний момент изменил свое решение. В сентябре на территории Белоруссии будет проходить второй этап совместных учений КСОР.

Почему Узбекистан отказался от участия в учениях ОДКБ? Этот вопрос широко осуждается в СМИ. Многие эксперты связывают отказ президента Каримова с потеплением в отношениях между Узбекистаном и США. Сообщается также, что во время последнего визита генерала Дэвида Петреуса в Ташкент обсуждался вопрос об открытии новой американской военной базы в Узбекистане. Руководство Узбекистана официально опровергло это утверждение.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин в интервью информационному агентству «Росбалт» отмечает, что действия Узбекистана не следует рассматривать только в рамках отношений «Ташкент – Вашингтон» или «Россия – Узбекистан – США». По его мнению, необходимо обратить внимание на то, что отношения между странами Центрально Азии весьма сложны. При этом Владимир Жарихин ссылается на недовольство Ташкента в связи с размещением новой российской базы на границе с Кыргызстаном.

По мнению специалиста по странам СНГ из университета Джорджа Вашингтона Шона Робертса, у Узбекистана очень сложные отношения с Россией. «Отказавшись от участия в КСОР, узбекское правительство достаточно ясно продемонстрировало, что российское влияние в Центральной Азии ограничено, и что последнее слово не за Москвой, когда это касается региональной политики».

«Есть два фактора, которые могли повлиять на решение Узбекистана, – продолжает Робертс. – Во-первых, решение Москвы по размещению новой базы в Кыргызстане, когда Ташкент немедленно выступил против такого развития событий. Во-вторых, это улучшение отношений между Узбекистаном и США, особенно в области военного сотрудничества. Этот факт придает Узбекистану больше уверенности в противостоянии Москве и ставит под вопрос ее действия в регионе».

Согласно сообщениям СМИ и заявлениям узбекских официальных лиц следует, что требования Ташкента к КСОР сводятся к трем принципиальным моментам. Во-первых, решения о применении сил КСОР должны приниматься на основе консенсуса, а не большинством голосов стран ОДКБ. Во-вторых, подразделения КСОР не должны направляться в другие страны мира, если это не соответствует национальному законодательству стран-участниц. В-третьих – наложение запрета на использование сил КСОР в разрешении конфликтов между государствами, входящими в ОДКБ.

Все эти положения чрезвычайно важны для Ташкента, считает Фархад Толипов, политический аналитик, доцент Государственного университета Узбекистана.

«Первое, среди членов ОДКБ еще нет консенсуса относительно статуса этой организации, – подчеркивает он. – Это фундаментальный вопрос. Является ли ОДКБ полноценным военным блоком по типу НАТО или нет? Поэтому без консенсуса по этому вопросу начинать создавать военные силы - это все равно, что ставить телегу впереди лошади.

Второе, в соответствии с законом Узбекистана «О принципах внешней политики» Ташкент ведет «внеблоковую» внешнюю политику, то есть не вступает в военно-политические блоки. ОДКБ же все больше приобретает контуры военного блока.

В-третьих, неясно как будут координироваться взаимоотношения между СНГ и ОДКБ? В состав ОДКБ входят всего шесть стран, в СНГ – одиннадцать. Как шесть стран ОДКБ будут создавать для себя коллективную безопасность, находясь в рамках еще более широкого объединения?

Четвертое, есть путаница и непонимание того, как члены ОДКБ будут реагировать по потенциальные угрозы. Возьмем конфликтную ситуацию, например, между Азербайджаном и Арменией. Армения член ОДКБ и СНГ, а Азербайджан только СНГ. Если возникает конфликт, как будут реагировать страны? Как член ОДКБ, Армения будет ждать помощи от ОДКБ. Как поступать? Неясно».

Шон Робертс согласен с Фархадом Толиповым в том, что консенсуса между странами ОДКБ нет. «Более того, – продолжает Робертс, – обе региональные организации по безопасности ШОС и ОДКБ ограничены в развитии, так как страны-члены с подозрением относятся друг к другу. Мы могли наблюдать на протяжении многих лет, что Ташкент в лице Москвы видит не только друга, но и потенциальную угрозу своей безопасности. Ташкент не соглашается с тем, что Центральная Азия является эксклюзивной сферой российского влияния. Ташкент против российского вмешательства в региональную политику».

Фархад Толипов согласен с этими аргументами и считает, что Узбекистан имеет веские причины воздерживаться от участия в КСОР. «Неясно, как ОДБК собирается разрешать конфликты регионального плана, к примеру, если возникнут разногласия между Узбекистаном, Кыргызстаном или Таджикистаном по воде, газу или территориальным вопросам. Я хочу отметить, что до сих пор страны Центральной Азии при возникновении каких-либо трений и проблем были способны самостоятельно находить решения. Я думаю, что они и дальше без помощи каких-либо организаций будут способны решать свои проблемы».

По мнению Фархада Толипова, проблема, связанная с КСОР, намного глубже, чем считают многие. «Зачастую в рамках ОДКБ звучит мнение, что расширяющиеся на восток НАТО и США представляют определенный вызов для России и всем постсоветским странам, и что ОДКБ должно принять какие-то ответные меры, в частности, создать общий механизм безопасности, – говорит Толипов. – Но даже по вопросу о том, есть ли опасность со стороны НАТО, консенсуса нет среди стран-участниц.

Напрашиваются также следующие вопросы. Разве мы не должны приветствовать то, что НАТО помогает Афганистану? Пока там погибают солдаты НАТО, но не из СНГ. Не возрастет ли угроза тому же Узбекистану, если НАТО покинет Афганистан? Из этого следует, что у Узбекистана пока только позитивное отношение к этой организации, поскольку пока негативных действий со стороны НАТО по отношению к Узбекистану не было замечено».

Шон Робертс отмечает, что есть еще один немаловажный фактор, влияющий на поведение бывших российский сателлитов. «Прошлогодний конфликт между Грузией и Россией повлиял на поведение стран СНГ. Ни одна из стран членов ОДКБ, за исключением России, не признала независимость Южной Осетии и Абхазии. То, что произошло в Грузии, для стран бывшего Союза - опасность, хотя и не в явной форме. Они опасаются России. В результате этого отношения между Россией и ее бывшими сателлитами не так безоблачны. Узбекистан – это один из примеров тому».

Аналитики согласились с тем, что Москва хорошо понимает тот факт, что без Ташкента ей будет весьма сложно выстроить систему эффективного противодействия усилению американского влияния в регионе. Ташкент также понимает, что в его руках есть козыри, поэтому он диктует условия.

Для справки: В 1992 году Россия и Узбекистан выступили инициаторами и первыми подписали Договор о коллективной безопасности. С тех пор в отношениях между Узбекистаном и Россией были подъемы и падения. В 1999 год Ташкент отказался подписать протокол о продлении срока действия ДКБ на следующие пять лет и присоединился к ГУАМ – организации, поддерживаемой США и выступающей противовесом ДКБ. В 2001 году в Ханабаде была открыта американская военная база, что ознаменовало сближение Вашингтона и Ташкента. В 2004 году Москва и Ташкент подписали договор «О Стратегическом партнерстве». 5 мая 2005 года Узбекистан покинул ГУАМ. Андижанские события 2005 года внесли корректировки в политику Ташкента. В том же году Ташкент закрыл для США базу в Ханабаде и подписал с Москвой соглашение, закрепляющее их союзнические отношения. Важным моментом этого соглашения является то, что страны гарантируют оказание друг другу военной помощи в случае акта военной агрессии со стороны третьей страны. В августе 2006 года Ташкент восстановил свое членство в ОДКБ. В апреле 2009 года Ташкент и Вашингтон подписали соглашение о транспортировке невоенных грузов через территорию Узбекистана в Афганистан.

XS
SM
MD
LG