Линки доступности

Проблемы здравоохранения в бывшем СССР


В 2000 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала рейтинг национальных систем медицинского обслуживания всех ее членов, которых в том году насчитывалось 191. Российская Федерация заняла в той иерархии 130-е место, оказавшись на одной из самых низких позиций среди стран бывшего СССР. Однако для сравнения нужно отметить, что страна с самой большой в мире экономикой – США – заняла лишь 37-е место, а технически продвинутая Германия – 25-е.

Возникает вопрос: исходя из каких критериев создавался этот рейтинг, и что он должен был продемонстрировать?

Как следует из доклада ВОЗ (2000 г.), индекс достижений и развитости систем здравоохранения состоял из нескольких показателей и основывался на статистических данных 1997 года. Эксперты ВОЗ включили в него пять критериев: общий уровень здоровья, распределение уровня здоровья среди населения, общий уровень отзывчивости системы, распределение отзывчивости и распределение финансового взноса.

Причем аналитики ВОЗ отметили, что ни один из пяти показателей по отдельности «не является совершенным для цели общего представления здоровья населения; каждый способ оценки нарушает тот или иной желаемый критерий».

Корреспондент «Голоса Америки» попытался выяснить, насколько объективна такая статистика, и как изменилась ситуация со здравоохранением в республиках бывшего Советского Союза.

Как пояснил глава европейского отделения ВОЗ Джо Кутцин, расчеты в документе ВОЗ имели большой предел погрешности, так как доклад преследовал несколько иную цель, нежели точное определение позиции какой-то конкретной системы здравоохранения в этой «табели о рангах».

«Если честно, то это был очень спорный доклад, – сказал Кутцин. – Нужно отметить, что ВОЗ больше не издает таких рейтингов. Распределение мест между странами вызвало много вопросов у людей, которые хотели прибегнуть к использованию данных доклада в своих научных работах. На самом деле целью той иерархии было показать ранжирование концептуально. Мы хотели продемонстрировать принципы эффективности работы той или иной системы здравоохранения. Однако, конечно же, людей смутили именно цифры: тот факт, что Франция была первой, а США тридцать седьмыми, беспокоил многих читателей»

Старший советник и консультант Всемирной программы по охране здоровья при Институте международного развития (Женева, Швейцария) Эллен Росскам считает, что после распада СССР ситуация с медицинским обслуживанием в большинстве стран Восточной Европы была просто катастрофической. Росскам говорит, что во многих сателлитах бывшего соцлагеря она продолжает оставаться таковой до сих пор. Выступая в Центре Вудро Вилсона в центре Вашингтона, Росскам представила слушателям результаты своей работы, посвященной изучению трудностей, с которыми столкнулись работники медицинской сферы в Восточной Европе в 1990-2000 гг.

В начале своей речи Росскам попросила пришедших мысленно перенестись в 2003 год и ответить на простой вопрос: «Как вы думаете, в каком месте на Земле доктор оказывал бы вам помощь семь лет назад, если бы вы знали, что годом ранее он бесплатно проработал 1000 дополнительных часов? Что он получает $15 в месяц, но его зарплату задерживают уже на 5 месяцев, что у него нет простейших антибиотиков, а во многих помещениях его медицинского учреждения течет крыша?»

В своем ответе на этот риторический вопрос Эллен Росскам сравнила условия, в которых трудились медработники в 1990-е годы в республиках бывшего СССР и в Восточной Европе в целом с ситуацией в африканских странах. «К сожалению, в некоторых государствах мы не наблюдаем никакой позитивной динамики развития национальных систем здравоохранения», – заметила Росскам.

Джо Кутцин не совсем согласен со своей коллегой. «Я думаю, что по сравнению с 90-ми годами прошлого века ситуация несколько изменилась в странах бывшего СССР», – считает он. Кутцин не разделяет мнения Росскам о том, что проблемы в системах здравоохранения у большинства стран Восточной Европы носят одинаковый характер. По его словам, после 1991 года в силу разности экономических потенциалов страны Восточной Европы и, в частности, бывшего Советского Союза, столкнулись с разного уровня проблемами.

«Да, все страны пережили очень резкое сокращение промышленного производства и государственных доходов, что повлияло на финансирование систем здравоохранения. Однако медработники в странах, где не было природных ресурсов, и которые после распада СССР были вынуждены покупать энергоносители по очень высоким ценам, пострадали больше всего. Например, к 2000 году в Молдове и Кыргызстане 25% бюджета, предназначенного для здравоохранения, пошло на закупку энергоносителей, чтобы отопить дома в зимний сезон», – отметил глава европейского отделения ВОЗ.

Говоря о современных проблемах в российской системе здравоохранения, Кутцин сказал, что несостоявшаяся реформа 1993 года только добавила неразберихи в и без того запутанную систему финансирования медицины. «В рамках того проекта планировалось создать единый бюджет в рамках каждой федеральной единицы: края, области, республики и т. д. Однако на эту систему перешли не все, что создало дополнительные проблемы сторонникам унификации всероссийской системы здравоохранения», – подчеркнул эксперт.

Кутцин также отметил, что, насколько ему известно, Россия пытается реорганизовать систему финансирования своего здравоохранения. «Как показывает практика, в крупных странах лучше всего создать общий фонд на уровне территориальных единиц и попытаться прекратить иерархическое финансирование в этой сфере», – заключил Кутцин.

XS
SM
MD
LG