Линки доступности

Станислав Шушкевич: «СНГ превратился в союз диктатур»


Станислав Шушкевич

Станислав Шушкевич

Ностальгия по СССР и евразийская интеграция

Станислав Шушкевич, первый глава независимой Беларуси, подписавший – наряду с Борисом Ельциным и Леонидом Кравчуком – беловежское соглашение, положившее конец существованию Советского Союза.

Алекс Григорьев: Ровно 20 лет назад распался Советский Союз, однако ныне происходит обратный процесс интеграции – идет работа над созданием Евразийского союза. Нет ли в этом иронии истории?

Станислав Шушкевич: Возможно, что ирония есть. Но смешно, когда лидеры таких государств, как Россия, вместо того, чтобы заботиться о благополучии собственных граждан, вещают, что положение людей категорически улучшится после создания такого объединения. Если к 140 млн россиян добавиться 22 млн казахстанцев и белорусов, то как это может кардинально улучшить жизнь в условиях, когда Россию активно разворовывают?

Об интеграции можно говорить, это можно пропагандировать, можно обещать светлое будущее – также как это делали в Советском Союзе. Но это, к счастью, не опасно.

Вообще воспоминания о СССР иногда принимают какие-то уродливые формы. Жириновский (депутат Госдумы, бессменный лидер Либерально-демократической партии России – прим.ред.) хочет возбудить против меня судебный процесс, потому что я разрушил Советский Союз и не дал ему жить. 20 лет эти люди обустраивают Россию – страну, которая занимает первое место в мире по размерам территории и минеральным ресурсам – и все никак не могут наладить жизнь. Вместо нормального законотворчества в парламенте, как Жириновский, или нормальной работы премьер-министра, как Путин, они продолжают сожалеть о распаде СССР.

На последнем саммите ЕврАзЭС (в октябре 2011 года – прим.ред.) кто-то из президентов сказал, что у того, кто хочет восстановить СССР нет ума, но нет у того сердца, кто бы не пожалел о Советском Союзе. Зачем такая романтика!? Неужели он сожалеет о ГУЛАГе?

Меня не радует, что политически малограмотные руководители, дорвавшиеся до вершин власти, хотят править своими странами кгбэшными методами.

А.Г.: На обломках Британской империи возникло Британское содружество, Франция поддерживает особые отношения с бывшими колониями… Как на ваш взгляд, строятся связи России с бывшими советскими республиками?

С.Ш.: Мы сохранили в Беловежской пуще самое тесное единение, которое можно было сберечь. Мы хотели создать содружество (8 декабря 1991 года в Беловежской пуще главы России, Украины и Беларуси подписали договор о создании Содружества Независимых Государств – прим.ред.). Мы тогда не думали, что это содружество будет по образу и подобию Британского, но как-то хотели сохранить то главное, что нас объединяло.

Для того, чтобы наши народы и государства не расходились, надо было предпринимать меры, позволяющие сохранить человеческое единство: чтобы не было виз, чтобы строился общий рынок… Однако делать это надо было не столько «сверху», сколько «снизу», шаг за шагом. В Европе было Объединение угля и стали (существовало в период с 1950 по 2002 год, стало первым проектом общеевропейской интеграции, приведшим к созданию ЕС – прим.ред.), у нас можно было бы сделать что-то похожее. Нет, начали все делать «сверху»!

Есть китайская пословица, которая удачно характеризует ситуацию: «гораздо проще клепать новых детей, чем мыть старых». Идет бесконечное создание каких-то новых межгосударственных объединений, а о вполне успешном СНГ – который позволил избежать крови при распаде СССР – никто не заботится.

Но есть самая главная беда. Мы хотели децентрализовать советскую систему. Нурсултан Назарбаев тогда очень любил повторять фразу «Хватит говорить о “старших братьях”!». А на последнем саммите – Ислам Каримов (президент Узбекистана – ГА) сказал: «Мы должны быть рядом с Россией». Каримов понимает, что в противном случае его диктатуру сметут. И над Назарбаевым нависла та же угроза – и Назарбаев это тоже понимает. А России диктаторы выгодны, потому что ей проще иметь дело с индивидуумами, а не с демократически избранными парламентами.

Россия поддерживает диктаторские режимы, в результате СНГ превратился в союз диктатур. Хотя там есть некоторые исключения – Молдова и Украина.

А.Г.: Как вы оцениваете то, что возникло на обломках Советского Союза?

С.Ш.: У меня неплохие впечатления. Сегодня нельзя изолировать молодых людей информационно. Но их профессионально и умело отравляют – идет пропаганда ценностей, чуждых демократии и правам человека.

В Беларуси это особенно чувствуется. Здесь полную безнаказанность чувствуют чиновники и силовики любого уровня, которые давят, бьют, калечат… Но я думаю, что им удастся сдерживать лавину лишь некоторое время. В исторической перспективе этому мракобесию осталось существовать очень короткое время, в физическом – увы – может быть и не столь короткое.

А.Г.: Каким Вы видите будущее государств бывшего СССР в ближайшие два десятилетия?

С.Ш.: Я не могу быть пророком. Но я не сомневаюсь, что через 20 лет будет лучше, чем сейчас. Двадцать лет назад все начинало идти в нормальном направлении, а потом возобладал кгбэшный подход. Посмотрите, какие люди сейчас занимают высшие должности в России – все они прошли школу КГБ. Это означает безоговорочное подчинение, молчание и построение всей работы по принципу спецслужб. Такие нравы всегда существовали в советских спецслужбах и на зонах – паханы и «шестерки».

В Беларуси это достигло максимума: есть главный пахан, который решает все, и «масти» – «козырные» и «некозырные». Это принцип построения криминального мира, на котором строится благополучие нашей придворной элиты. Но подобное не может продолжаться бесконечно. Эта система лопнет и представители элиты начнут пожирать друг друга, как пауки в банке.

XS
SM
MD
LG