Линки доступности

Российские и американские эксперты о приговоре Ходорковскому и Лебедеву


Российские и американские эксперты о приговоре Ходорковскому и Лебедеву

Российские и американские эксперты о приговоре Ходорковскому и Лебедеву

Член комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками, директор Института стран СНГ Константин Затулин:

«Безусловно, наша оценка жестокости или справедливости приговора Ходорковскому зависит от многих факторов. К сожалению для самого Ходорковского, на данный момент он является фигурой противостоящей действующей власти и государству в целом. Мы, конечно, можем не соглашаться с тем, насколько это наказание является адекватным нашей российской практике, но премьер-министр Владимир Путин уже объяснял на примере США, что там в аналогичных случаях с людьми не церемонятся. Он приводил пример с Мэдоффом (Бернард Мэдофф – создатель крупнейшей финансовой «пирамиды» в истории, приговорен к 150 годам тюремного заключения – ГА), а я могу привести пример с Аль Капоне (лидер чикагской мафии в 1920-начале 1930-х годов – ГА), который подозревался в совершении многих убийств, но окончил свои дни в тюрьме за неуплату налогов.

Ходорковского можно сравнить с суперинтендантом Фуке, который пользовался огромной любовью всех тех поэтов и художников, которым он покровительствовал в 17-м веке. Однако все это не спасло его от драматического падения и пожизненного заключения на протяжении всего периода царствования Людовика XIV. Выбор был невелик: либо Людовик и государство, либо Фуке, финансовая анархия и власть олигархов.

В этом и состоит весь контекст приговора Ходорковскому. В данном противостоянии власти и крупного российского капитала коса нашла на камень. Это либо государство со всеми его изъянами, но государство, которому можно предъявлять претензии, либо это власть олигархов, которым претензии предъявлять просто невозможно, поскольку они могут сослаться на то, что они за что-то не отвечают.

Населению России в данном случае нужно понимать, что здесь выбор не между хорошим и плохим, а между плохим и очень плохим. Приговор Ходорковскому может быть и жестокий, но выход этого человека на свободу будет означать победу сил, которые хотят победить государство. Государство, если оно не самоубийца, этого не допустит».

Игорь Чубайс, директор Межвузовского центра по изучению России в составе факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов:

«Власти сами себя загнали в тупик. Чем дольше Ходорковский находится в заключении, тем большим героем он становится для общества. Когда суд начинался, к нему было много претензий – он все-таки был олигархом, а теперь на него смотрят совсем иначе: по старой русской традиции, кого власти наказывают – тот и хорош.

То есть, Ходорковский будет становиться все более популярным, и он этого заслуживает. А власть все больше себя дискредитирует, демонстрируя, что в стране нет закона, нет права…

Процесс над Ходорковским и Лебедевым, в рамках которого им инкриминируются совершенно фантастические преступления, просто абсурден, он демонстрирует несостоятельность власти. Он показывает, что система находится в тупике и нуждается в радикальных, глубинных преобразованиях».

Маша Липман, главный редактор журнала «Pro et Contra» Московского центра Карнеги:

«Приговор невероятно суров, даже несмотря на то, что в последние дни стало понятным, что он будет жестким. Тем не менее, когда приговор был оглашен, это взывало чрезвычайно тяжелый и подавляющий эффект. Приговор Ходорковскому и Лебедеву означает, что никакого правового государства, либерализма, политического плюрализма в России в ближайшее время ожидать не приходится.

Этот приговор подвел итог процессу, который продолжался почти два года и представлял собой надругательство не только над правосудием, но и над здравым смыслом. Процесс и приговор окажут чрезвычайно разрушительное воздействие на ситуацию в России, на репутацию России в мире, на доверие к институтам власти внутри страны. И это оказывает разрушительный эффект не только на правовое государство, но и на саму надежду на то, что это государство когда-нибудь в России сможет существовать.

Этот приговор венчает процесс, политическая подоплека которого очевидна не только тем, кто сострадает Ходорковскому, но и тем, кто не хочет ему сочувствовать».

Владимир Кара-Мурза (мл.), историк, журналист, член федерального политсовета движения «Солидарность»:

«Эта неделя окончательно развеяла иллюзии о «медведевской оттепели». Красивые слова о «свободе» и «верховенстве закона» оказались пустым звуком. Дело ЮКОСа стало символом беззакония и произвола в путинской России. Приговор не имеет отношения к правосудию, это очередная политическая расправа.

О том, что Ходорковский «должен сидеть в тюрьме» господин Путин объявил по телевидению за 11 дней до начала оглашения приговора. Так называемый «национальный лидер» смертельно боится выхода Ходорковского на свободу до выборов 2012 года. Что касается оглашенных сегодня сроков заключения - до 2017 года - то они, как мы понимаем, условны. Ходорковский и Лебедев будут сидеть не меньше - но и не больше - чем просуществует нынешний политический режим. А его будущее сегодня далеко не очевидно».

Стив Ливайн (Steve Levine), редактор журнала Foreign Policy:

«Без сомнений, новый срок Ходорковскому ничто другое, как предвыборный ход Путина. Вполне возможно, что Ходорковского досрочно освободят после того, как Путин будет переизбран в 2012 году. И это не будет альтруизмом со стороны Путина, а скорее еще одним выгодным политическим ходом. Так устроена политическая система России и других стран бывшего Советского союза. Случаи, когда оппонентам причислятся дополнительные сроки после истечения предыдущего, а потом оппонентов досрочно освобождают или объявляют им условный срок – встречаются достаточно часто».

Андерс Ослунд (Anders Aslund), старший научный сотрудник Института международной экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics):

«Этот приговор демонстрирует, что Владимир Путин продолжает кампанию личной мести Владимиру Ходорковскому и что именно он является реальным руководителем России. Этот приговор также является вызовом Дмитрию Медведеву. Для него это наиболее серьезный кризис: ведь президент обязан демонстрировать, что именно он является главой государства. Мы знаем, как Медведев поступил с Юрием Лужковым, который бросил ему вызов.

В свою очередь, иностранные инвесторы ныне понимают, что закон в России отсутствует и для работы в России им необходимо заручиться поддержкой Путина».

Томас Ремингтон (Thomas Remington), профессор Университета Эмори (Emory University):

«И за рубежом, и в России очевидно, что процесс над Ходорковским и Лебедевым имеет политические причины. Я надеялся на то, что судья найдет возможность вынести оправдательный или очень мягкий приговор.

Вердикт суда демонстрирует, что люди, ассоциирующиеся с Путиным – «силовики», изначально проводившие жесткую линию по отношению к Ходорковскому, обладают большей властью, чем люди, которые выступают за либерализацию экономической и политической системы, и которых принято связывать с Медведевым.

Приговор Ходорковскому – печальное подтверждение тому, что фракция «силовиков» продолжает править Россией».

Роберт Орттунг (Robert Orttung), президент исследовательского центра Resource Security Institute:

Суровость наказания Ходорковского, также как и другие действия, предпринятые против политической оппозиции в России, демонстрируют, что люди в Кремле пребывают в страхе перед потерей власти и перед собственными гражданами. С другой стороны, в последнее время усиливаются сигналы о том, что население избавляется от страха предпринимать какие-то политические действия, а гражданское общество становится менее пассивным.
Совершенно очевидно, что Путин и его соратники не могут сейчас покинуть свои посты, т.к. против них будут возбуждены уголовные дела с обвинениями в коррупции. В этом плане Россия, скорее всего, повторит судьбу Беларуси, где политическая верхушка стремиться остаться у власти, невзирая на цену, которую за то платит общество.

Мне кажется, что на Западе Ходорковского поддерживают больше, чем в России. Однако то, как власть обращается с ним, отображает скорее ее собственное отношение к нему, нежели то, как его воспринимают определенные течения внутри российского общества. Тем не менее, российские власти с помощью приговора Ходорковскому посылают мощный сигнал всем своим политическим оппонентам».

Роберт Амстердам (Robert Amsterdam), адвокат:

«Это решение демонстрирует всему миру, что между Медведевым и Путиным нет никакого политического пространства. Эти два человека имеют единое мнение о том, что сейчас происходит.

Мне представляется, что приговор Ходорковскому заставляет задуматься о необходимости перезагрузки политики «перезагрузки», которую проводит президент Барак Обама. Я вспоминаю мысль Андрея Сахарова: то, как государство относится к своим гражданам, является отличным показателем того, как оно будет себя вести по отношению с другими странами. Этим жестоким приговором Медведев и Путин продемонстрировали, какую позицию они занимают в вопросе защиты прав человека».

Дэвид Саттер (David Satter), научный сотрудник Института Хадсона (Hudson Institute):

«Приговор Ходорковскому демонстрирует, как мало российских лидеров беспокоит мнение цивилизованного мира в случаях, когда это затрагивает их личные интересы.

Ходорковский – необычный герой. Он участвовал в коррумпированном разделе собственности в России в 1990-е годы. Однако его усилия по превращению ЮКОСа в современную, западную кампанию могли проложить путь к лучшему будущему. В тоже время, действия Ходорковского представляли угрозу бандитскому капитализму, который правит Россией сегодня. Именно поэтому его пытаются уничтожить.

Добавлю, что российские лидеры очень изобретательны. Они были готовы обвинить Ходорковского во всех грехах, даже не пытаясь придать правдоподобный вид обвинениям».

Материалы из спецрепортажа «Приговор Ходорковскому и Лебедеву» читайте здесь

XS
SM
MD
LG