Линки доступности

В Вашингтоне пришли к выводу, что следить за АНБ – дело непростое

Система надзора за теми, кто осуществляет слежку, сломана и нуждается в реформе. К такому выводу пришли представители Конгресса США и политологи, собравшиеся во вторник в Вашингтоне для того, чтобы обсудить вызовы глобальной безопасности на конференции, организованной Центром стратегических и международных исследований.

Во вторник госсекретарь США Джон Керри пообещал, что Соединенные Штаты попытаются найти «правильный баланс» между слежкой, необходимой для обеспечения безопасности, и правом граждан на частную жизнь.

Элизабет Гойтейн, содиректор Программы за независимость правосудия и национальной безопасности Центра Бреннана, испытывает смешанные чувства по поводу того, как это обещание будет выполняться.

«У нас нет возможности следить за тем, как работает Агентство национальной безопасности, – говорит она. – Процесс надзора в данном случае не является "дружественным для пользователя" или, другими словами, для любого, кто этот надзор пожелает осуществлять... Даже в законах у нас адекватно не прописана система защиты личной информации».

По мнению директора Программы технологий и публичной политики Джеймса Льюиса, «дебаты о том, какие масштабы слежки являются достаточными, идет еще со времен “холодной войны”».

Льюис считает, что система «надзора за слежкой» в США работает нормально: «Есть информация о том, что благодаря этим программам были предотвращены акты, которые могли бы привести к массовым жертвам».

«Единственное, чем я недоволен – это тем, как это освещает пресса», – подчеркивает он.

С этим мнением не согласна Элизабет Гойтейн. По ее словам, конгрессмены, которые осуществляют контроль над такими программами, в частности, представители Комитетов по разведке обеих палат Конгресса США, ведут «агрессивную» кампанию «ничего не хотим видеть», аргументируя это необходимостью борьбы с терроризмом.

Дэвид Греннис, директора по персоналу сенатского Комитета по разведке, в свою очередь, настаивает на том, что американские законодатели были не только информированы о программах слежки, но и проводили дебаты, «правда, за закрытыми дверями», учитывая специфику обсуждаемой темы.

По его данным, в общей сложности состоялось 294 встречи членов Конгресса – конгрессменов и представителей их офисов – с представителями Агентства национальной безопасности.

Чан Парк, сотрудник сенатского Комитета по юстиции под руководством сенатора Патрика Лейхи, подчеркивает, что ни для кого не секрет, что «люди, которые не имеют какого-либо отношения к терроризму, подвергаются слежке».

«Метадата телефонов людей, которые находятся в этой комнате, собирается спецслужбами», – продолжил Парк, обводя глазами аудиторию.

Является ли это непременным атрибутом жизни человека в информационном обществе?

Элизабет Гойтейн полагает, что у многих (особенно это касается пользователей Интернета) существует искаженное представление о том, как используется их личная информация.

«Многие говорят, что им нечего скрывать, и сейчас, живя в эру Фейсбука, считают, что в связи с этим они могут сами делиться любой информацией, – говорит Гойнейн. – Они, однако, не задумываются, что эта информация попадает в руки спецслужб».

Дэвид Греннис проводит параллели между слежкой, осуществляемой спецслужбами, и информацией о пользователях, которая собирается телефонными и интернет-компаниями.

«Есть ли фундаментальное доверие к этим компаниями, которые имеют огромные объемы личной информации и могут ее использовать в своих целях?» – задается вопросом Греннис.

Элизабет Гойтейн называет это «сокровищницей личной информации»: «Если телефонные и интернет-компании получают в итоге ту же самую информацию, почему ее сбором должно заниматься АНБ?» – спрашивает Гойтейн, настаивая на том, что при необходимости соответствующие ведомства могли бы просто запрашивать нужную информацию у провайдеров.

Даррен Дик из Комитета по разведке Палаты представителей на конкретных данных приводит пример того, как «собранной информации может быть слишком много».

«За 10 лет сбора спецслужбами подобного рода информации мы знаем о 12 инцидентах, когда на разных уровнях этой информацией злоупотребляли в личных целях», – подчеркивает он.

Чан Парк добавляет, что на сегодняшний день существует консенсус о том, что необходима транспарентность в процессе сбора информации, однако согласия по поводу допустимого уровня этой транспарентности нет.
  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG