Линки доступности

Политика США на Южном Кавказе: двадцать лет спустя

  • Эрика Марат

Политика США на Южном Кавказе: двадцать лет спустя

Политика США на Южном Кавказе: двадцать лет спустя

Эксперты обсуждают прошлое и будущее отношений между Вашингтоном и странами региона

Министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе считает, что Южный Кавказ сумеет решить внутренние и внешние проблемы только демократическим путем, «путем диалога и дальнейшей интеграции с европейским сообществом». Об этом он заявил в ходе дискуссии в Центре стратегических и международных исследований 18 февраля.

«США и Европа должны наращивать партнерство со странами Южного Кавказа», – сказал Вашадзе. Министр добавил, что, как и в 2008 году, регион рискует стать «игровой площадкой» для внешних сил.

С таким мнением согласился Росс Уилсон, директор Евразийского Центра при Атлантическом совете, а в прошлом посол Соединенных Штатов в Турции и Азербайджане. По словам Уилсона, основные цели политики США на Южном Кавказе включают сохранение суверенитета, развитие рыночной экономики, укрепление политических институтов, а также интеграцию в европейское и международное сообщество.

«США добились значительных успехов на Южном Кавказе с момента распада СССР», - сказал он в ходе дискуссии. Страны провели важные экономические реформы, укрепили политические институты и построили тесные отношения с Западом, добавил эксперт.

«Однако в следующие десть лет США и Южный Кавказ должны быть готовы к решению ряда сложных задач, который касаются безопасности и экономического развития региона», – пояснил Уилсон. По его словам, спорные грузино-российские отношения по статусу Южной Осетии и Абхазии, конфликт в Нагорном Карабахе, а также продолжающаяся нестабильность на Северном Кавказе – главные проблемы, угрожающие стабильности Южного Кавказа.

Южная Осетия и Абхазия

Грузия сегодня стоит перед тупиком, для выхода из которого стране потребуется много лет, говорит Уилсон о спорном статусе Южной Осети и Абхазии. Хотя эксперт не видит быстрого решения проблемы двусторонних отношений, он надеется, женевские переговоры, в которых участвуют официальные представители Грузии, России, Южной Осетии, Абхазии, а также ЕС, ООН и ОБСЕ.

«Переговоры символизируют надежду на то, что стороны видят выход из сложившейся ситуации», – сказал Росс Уилсон.

Менее оптимистичного мнения придерживается Стивен Бланк, профессора Института стратегических исследований при Колледже Армии США. По его мнению, правительству Грузии необходимо смириться с тем, что Южная Осетия и Абхазия больше не вернуться в состав страны.

«Я не вижу, каким образом Абхазия вновь войдет в состав Грузии», – сказал эксперт. Тбилиси, продолжил он, необходимо учитывать национальные предпочтения жителей Южной Осетии и Абхазии.

На этот счет у Григола Вашадзе такое мнение: «В 1991 году, после распада СССР, границы Грузии были признанны международным сообществом и этим все сказано».

«Признав независимость Южной Осетии и Абхазии, Россия подписала себе приговор», – заявил министр. Таким образом, заявляет он, Россия создала для себя многочисленные препятствия на международной арене. Вступление во Всемирную торговую организацию и продвижение новой стратегии безопасности в Европе этому пример, добавил министр. В обоих случаях международное сообщество вынуждено учитывать национальные интересы Грузии в сотрудничестве с Россией.

Эксперты соглашаются, что хотя СССР распался двадцать лет назад, Россия продолжает рассматривать постсоветское пространство, включая Южный Кавказ, как сферу своего политического влияния. При этом Россия редко берет на себя ответственность за решение экономических проблем бывших советских республик. Россия предпочитает наращивать военное присутствие в Южной Осетии и Абхазии, тем самым увеличивая шансы повторного военного столкновения с Грузией, отмечают эксперты.

Нагорный Карабах

Ситуация в Нагорном Карабахе заметно обострилась за последние несколько лет – все чаще на спорной территории происходят вооруженные столкновения между азербайджанскими и армянскими военными. Однако ни страны Южного Кавказа, ни международное сообщество, включая США, не предпринимают конкретных шагов для решения проблемы, считают эксперты. Некоторые называют Нагорный Карабах не «замороженным», а «медленно закипающим» конфликтом.

Наращивание военного бюджета Азербайджана чревато нестабильностью, как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе, считает Иан Бжезинский, старший сотрудник Атлантического совета.

«Заявления Баку о том, что военный бюджет страны будет вскоре равняться государственному бюджету Армении говорит о том, что власти Азербайджана не видят решение нагорно-карабахского конфликта не военным способом, – отмечает Бжезинский, – в то же время, такая политика Баку вынуждает Ереван задуматься о превентивных методах в краткосрочной перспективе».

Укрепления сотрудничества между Арменией и Турцией будет способствовать решению проблемы Нагорного Карабаха, считает Уилсон. Также необходимо усилить международный мониторинг ситуации в Нагорном Карабахе, который, по словам эксперта, значительно ослаб. В противном случае, растет вероятность возобновления армяно-азербайджанского конфликта, считает Уилсон.

Северный Кавказ

По словам Вашадзе, Грузия заинтересована в стабильности на Северном Кавказе, где продолжается «невидимая» война между повстанцами и федеральным правительством. Для этого Грузия ввела безвизовый режим для жителей региона.

Приблизительно 900 граждан России, живущие в республиках Северного Кавказа, ежедневно пересекают границу с Грузией. «Однако мы не зарегистрировали ни одного преступления среди них, – сообщает министр. – Это говорит о том, что если с выходцами региона обращаться как с равными, насилию будет положен конец».

По мнению Бжезинского, существует три сценария того, как будет развиваться ситуация на Северном Кавказе.

Первый вариант развития – «мирный», при котором федеральное правительство сумеет стабилизировать ситуацию на Северном Кавказе через экономическое развитие. Однако этот вариант наименее вероятный, считает эксперт.

Второй вариант наиболее вероятный: Россия возобновит военные действия в регионе для установления там порядка. Однако немногие надеются на то, что исход такой политики будет положительный, считает Бжезинский.

Наконец, Москва может решить отдать регион под управление международному сообществу. Это, по словам Бжезинского, третий сценарий, вероятность которого из года в год увеличивается.

Афганистан

По мнению экспертов, США еще предстоит ответить на то, каким образом будут выстраиваться отношения со странами Южного Кавказа после окончания антитеррористической кампании в Афганистане.

Укрепление политических институтов и проведение демократических реформ важно для будущего военного сотрудничества между США и Южным Кавказом, считает полковник армии США Роберт Гамильтон.

«В отличие от непредсказуемой России, страны Южного Кавказа остаются надежными и активными союзниками США в Афганистане», – подчеркивает Гамильтон. Страны предоставляют транзитные пути для доставки грузов в Афганистан. Особенно важную роль играет Грузия, которая направила в Афганистан контингент из 900 служащих.

США и страны Южного Кавказа также наращивают сотрудничество между военным командованием.

«Регион не защищен от конфликтов и нестабильности», – отметил Гамильтон. Однако многолетний положительный опыт сотрудничества США с военными Египта дает надежду, что потенциальные конфликты будут решаться на профессиональном уровне.

В Египте, отметил он, военные не вмешивались в политические дела страны во время недавних демонстраций, которые привели к отставке президента Хосни Мубарака. В долгосрочной перспективе военные могут сыграть положительную роль и на Южном Кавказе, заключает Гамильтон.

Другие новости политики читайте в рубрике «Политика»

XS
SM
MD
LG