Линки доступности

По мнению российского экономиста, американские бюджетные проблемы опосредованно коснутся всех

МОСКВА – Автоматическое сокращение государственных расходов США на 85 млрд долларов становится почти неизбежным. Это стало ясно после того, как в минувший четверг американский Сенат проголосовал против законопроектов, считавшихся реальным выходом из создавшегося положения.

Секвестр вступает в силу в пятницу 1 марта и затронет почти все учреждения федерального правительства. Объем услуг будет сокращен, и многие сотрудники федеральных ведомств будут отправлены в неоплачиваемый отпуск. И это еще далеко не полный перечень печальных последствий, которые наступят для страны.

Президент Обама 28 февраля выступил по этому поводу со специальным заявлением.

«Завтра (в пятницу) я встречаюсь с лидерами обеих партий, чтобы обсудить дальнейшие шаги. Мы как страна не можем продолжать бросаться из одного искусственно созданного кризиса в другой. Семьи, относящиеся к среднему классу, не могут расплачиваться за несостоятельность Вашингтона. Мы можем продолжать действовать, основываясь на уже достигнутой договоренности о сокращении дефицита на 2,5 трлн долларов, но для этого республиканцам необходимо будет пойти на компромисс», – в частности сказал он.

Сложившуюся ситуация согласился прокомментировать в эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» советник Института современного развития, в прошлом помощник председателя правительства РФ Никита Масленников.

Виктор Васильев: Никита Иванович, насколько критично, на ваш взгляд, создавшееся положение?

Никита Масленников: Прежде всего, я бы не торопился сейчас с окончательными выводами по двум обстоятельствам. Во-первых, сегодня состоится встреча президента Обамы с руководством Конгресса, и, возможно, на ней какой-то толчок к достижению компромисса все-таки будет сделан. А, кроме того, до 27 марта правительство (США) имеет утвержденный план расходов. Поэтому, строго говоря, автоматическое сокращение расходов реально начнется практически через месяц. А это означает, что обе партии имеют возможность, чтобы в оставшиеся две-три недели достичь некого компромиссного решения о том, что делать дальше.

С точки зрения того, как это выглядит в глазах всех игроков глобальной экономики, все понятно. Нервозность нарастает. Потому что отсутствие у США убедительного для всех внешних игроков, и прежде всего инвесторов, среднесрочного плана или программы финансовой консолидации, то есть программы сокращению бюджетного дефицита и снижения госдолга, являлось и продолжает являться одним из главных раздражителей и факторов неустойчивости глобального хозяйства в целом. То же самое, впрочем, относится и к Японии, но, естественно, на США пока как на первую экономику мира внимание гораздо более пристальное и взыскательное.

Если достижения компромисса не произойдет между республиканцами и демократами, то, по оценке бюджетного управления Конгресса, в этом году сокращение внутреннего валового продукта (страны) составит порядка 0,6 процента. При том, что ФРС совсем недавно понизило прогноз ВВП США на текущий год, я так думаю, что всего сокращение может быть где-то полтора процента ВВП.

В.В.: Но в любом случае это не трагедия вселенского масштаба?

Н.М.: Это не трагедия с точки зрения макроэкономики. Но это очень неприятно с точки зрения внутренней политики и всех обстоятельств, в которых администрация Обамы будет вынуждена принимать следующие решения. Кроме того, тут есть значительная социальная цена. Автоматический секвестр будет означать сокращение числа рабочих мест на 750 тысяч. В условиях того, что в конце года безработица в США опять начала подрастать, в общем, возникает вопрос, а за что же боролись? Короче говоря, все усилия первого президентского срока Обамы по стабилизации экономики, по сути дела, перечеркиваются.

Хотя на сегодняшний день надо говорить, что на самом деле экономика США гораздо крепче, чем она кажется. Тот же самый объем, допустим, кредитов крупнейшими американскими банками составляет 84 процента от депозитной базы. Ресурсная возможность этих банков очевидна для наращивания кредитования и стимулирования роста.

Сложившаяся бюджетная ситуация очень важна психологически. Если ее «разрулить», то возникнет необходимая мотивация, в первую очередь, для частного бизнеса.

Для глобальной экономики это, естественно, помимо раздражения и нервозности, определенный стимул к усилению торможения. Потому что, если американцы «отключают» больше половины процента ВВП в этом году, значит, весь остальной мир будет тоже соответственно тормозить. Тем более, что в глобальной экономике есть куча остальных осложняющих обстоятельств и помимо США.

Кроме того, естественно, это может спровоцировать новый виток валютной напряженности, поскольку все-таки дефицит торгового баланса в США стабильно превышает полтриллиона долларов, хотя здесь потихоньку и идет снижение. В условиях, когда экономика теряет стимулы роста из-за фискального обрыва, возникает тяготение к манипулированию валютными курсами. И в первую очередь тут все обращают внимание на США, что они будут делать с долларом, чего ожидать?

В.В.: Как все это отразится на России?

Н.М.: Думаю, что мы в меньшей степени будем затронуты напрямую фискальным обрывом в силу того, что плотность наших внешнеэкономических отношений с США просто-напросто не столь высока. Но если американские импульсы докатятся до Европы, где продолжается рецессия и, судя по всему, до середины четвертого квартала этого года, прекращаться не собирается, то там возникнет дополнительная напряженность. И тогда уже – по европейским каналам, опосредованно – американская ситуация ударит и по нам. У нас свыше 50 процентов внешнеторгового оборота выпадает на страны ЕС, и никуда здесь не денешься.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG