Линки доступности

Американо-российские консультации по СНВ

  • Вадим Массальский

В четверг 21 января в Москву для обсуждения проблем, связанных с подготовкой нового соглашения по СНВ, прибыли помощник президента США по национальной безопасности Джеймс Джонс и председатель Комитета начальников штабов вооруженных сил США адмирал Майкл Маллен. Новый раунд американо-российских переговоров по разоружению должен начаться в понедельник 25-го января в Женеве. Однако уже сейчас все больше экспертов в России склоняются к мысли, что переговорный процесс может серьезно осложниться. Очередным поводом для этого стала информация из Варшавы о том, что польские власти планируют разместить американские зенитно-ракетные комплексы «Патриот» менее чем в 100 километрах от Калининграда, что, по мнению российской стороны, создаст опасный прецедент для возобновления военного противостояния Москвы и Запада. Вот как комментируют эту тему российские специалисты.

«Причина нынешнего кризиса контроля над ядерными вооружениями носит фундаментальный характер. Это кризис той модели стратегической стабильности, на базе которой Москва и Вашингтон строили все двухсторонние переговоры, начиная с 1989-го года. Тогда речь шла о приоритетном сокращении межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися боеголовками, – напоминает Алексей Фененко, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН. – Теперь российская сторона все более настойчиво выступает за обновление этой концепции, а американская с этим не соглашается». По мнению Алексея Фененко, такое «обновление концепции» в первую очередь касается лимита на развертывание ПРО, отказа от милитаризации космоса и от логики «возвратного потенциала», то есть от возможности использования ядерных зарядов, которые по новому договору могут быть сняты с носителей и размещены на складах.

Кроме того, своего рода «ложку дегтя» в нынешний переговорный процесс добавляют некоторые восточноевропейские страны, которые, по словам кандидата исторических наук Алексея Фененко, боятся «потерять свою значимость» в общем диалоге Вашингтона и Москвы. «Нечто подобное, – проводит аналогию эксперт, – было в начале 1960-х годов, когда такие же опасения на фоне диалога Хрущева и Кеннеди были сильны в Западной Германии. И тогда Бонн временами пытался провоцировать напряженность, чтобы показать свою значимость для Вашингтона. На мой взгляд, похожие попытки предпринимают сейчас Варшава и Прага».

«Размещение «Патриотов» в Польше – это новая искусственная привязка к проблематике переговоров по СНВ, – полагает Евгений Волк, руководитель московского офиса американского фонда «Наследие». – Ведь еще недавно российская сторона признавала, что если вопрос о третьем позиционном районе ПРО в Европе снимается, то возражений по поводу американских зенитных ракет в Польше нет». По словам Евгения Волка, создается впечатление, что сейчас новый договор по СНВ не столько нужен Кремлю, сколько администрации Барака Обамы, которому на фоне его «скромных успехов во внешней политике» надо продемонстрировать и американскому избирателю, и оппозиции какие-то стратегические договоренности. Такой нацеленностью на результат, как считает Евгений Волк, можно объяснить и нынешний приезд в Москву высокопоставленных сотрудников администрации США Джеймса Джонса и Майкла Маллена. Вместе с тем Евгений Волк обращает внимание на то, что недавняя победа сенатора-республиканца в «демократическом штате» Массачусетс – это первый звонок, что новый договор, даже если он и будет подписан в ближайшее время, ждет «трудная судьба» в американском Сенате.

«Процесс российско-американской перезагрузки все больше заходит в тупик, – заявляет независимый российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр. – Это касается не только переговоров по разоружению, но и сотрудничества в Афганистане, где до сих пор не работает соглашение о военном транзите, и иранской ядерной проблемы, решать которую Москва не хочет при помощи международных санкций. Теперь новый повод для недопонимания может создать решение Польши разместить ракеты «Патриот» поближе к российской границе». Тем более что, по мнению эксперта, в российском военно-промышленном комплексе есть недовольство уступками, на которые Белый дом просит пойти Кремль. Например, в вопросах контроля над производством российских ракет. Но с другой стороны, полагает аналитик, у польской стороны тоже есть свои аргументы.

«После российского вторжения в Грузию, когда Россия пообещала вывести все свои войска, но так их и не вывела, восточноевропейцы начинают опасаться за собственную безопасность, – продолжает Павел Фельгенгауэр. – По последнему федеральному закону мы можем применять войска за рубежом для защиты наших граждан. А таких граждан, например, в странах Балтии, сотни тысяч». По утверждению Фельгенгауэра, размещение ракет «Патриот» на северо-востоке Польши может стать первым практическим шагом НАТО в новой политике «сдерживания» России. «Возможно, о такой опасности говорить рано, но пока мы видим тенденцию на общее и долговременное ухудшение отношений России и Запада. И, похоже, что американский план «перезагрузки» пока не срабатывает», – делает вывод независимый эксперт Павел Фельгенгауэр.

См. также: Договор об СНВ и комплекс «Патриот»: неявная связь

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG