Линки доступности

«Кремлинология» возвращается?


Профессор Чарльз Гати и бывший советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский

Профессор Чарльз Гати и бывший советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский

Политика США в отношении России напоминает гадание на кофейной гуще, считает американский эксперт Чарльз Гати

Во времена «холодной войны» американские специалисты по Советскому Союзу практиковали так называемую «кремлинологию» – попытки просчитать политику руководства Кремля по источникам любого уровня, включая формулировки в похоронных объявлениях.

Профессор Чарльз Гати (Charles Gati) из Института внешней политики в Школе передовых международных исследований (School of Advanced International Studies) университета Джонса Хопкинса предложил в среду в шутку применить ту же тактику в анализе политики администрации президента Барака Обамы в отношении России. Гати назвал попытку разгадать внешнюю политику администрации Обамы «гаданием на кофейной гуще».



«Кремлинология была вынужденной мерой – у нас не было прямого доступа к тем, кто принимал решения в Советском Союзе, – пояснил профессор Гати. – Нам приходилось читать между строк и делать выводы из странных источников – например, кто где стоял на похоронах официального лица. Сегодня в Интернете можно прочитать тысячи рассекреченных документов – выясняется, что наши интерпретации в общем и целом были неплохи, так что американские газеты могли сообщить о падении Лаврентия Берии до того, как об этом узнали читатели «Правды».
«Мне до сих пор неясны наши задачи. Мне кажется, в случае с Россией не были заданы какие-то элементарные вопросы. Чего мы хотим от России? Чего можно добиться в отношениях с Россией? Представляет ли она какую-то угрозу?»

Гати отметил, что он ни в коем случае не собирается проводить параллели на тему прозрачности американской администрации и Советского Союза.

«И все же во внешней политике президента Обамы присутствует некая таинственность.

Мне до сих пор неясны наши задачи. Мне кажется, в случае с Россией не были заданы какие-то элементарные вопросы. Чего мы хотим от России? Чего можно добиться в отношениях с Россией? Представляет ли она какую-то угрозу?»

Начать Гати предложил с итогов предыдущего срока Обамы – и его вторничного доклада о положении дел в стране.

«В своем прошлом обращении к нации президент упомянул 20 стран – из всех стран Европы, Германию он упомянул дважды, Россию – один раз, – отметил эксперт. – В этом году, Германия опять была упомянута дважды, Россия – один раз. Думаю, обещание «перезагрузки» отношений начала его срока – это уже прошлое, история, это закончено. За последние четыре года президент стал увереннее в вопросах внешней политики – но не обязательно проявляет больше заинтересованности. Военный бюджет США ожидают сокращения. Осознание ограниченности военной мощи становится общепринятым фактом. Американцы сегодня хотят меньше вмешательств в чужие дела. Ключом сегодняшней политической культуры является баланс между тем, что мы хотим делать и что мы можем. В двух словах это переводится как «делай меньше». Мы знаем, что президент осторожен, что он предпочитает избегать конфликтов, но при этом придерживается жесткого подхода в отношении террористов. Политика Обамы была прагматична – делай то, что ты можешь, а не то, что ты должен. Этот человек не любит тратить свое время впустую».

Гати заметил, что на какое-то время Белый дом проявил интерес к Восточной Европе.

«Мне кажется, – заметил эксперт, – что администрацией Обамы двигали следующие соображения: часть стран провели удачную трансформацию в западном направлении, но с какими бы проблемами не сталкивались эти страны, по мнению США, решать их должен Евросоюз».

Эксперты до сих пор спорят по поводу того, чей план противоракетной обороны против Ирана лучше – Буша или Обамы. Между тем в России до сих пор убеждены, что это направлено против них. При этом администрация Обамы, считает аналитик, попытается привести к новому соглашению о сокращении ядерного арсенала двух стран, но вряд ли можно говорить об эффективном взаимодействии двух стран по другим направлениям.

Тем не менее, Гати считает ограничение целей США в отношениях с Россией ошибкой.

«Вне границ США – враждебный мир, внутриполитическая арена поражена параличом, и иностранцы это видят, – обращает внимание эксперт. – А если бы Россия с Китаем объединились для сдерживания американского влияния? Нам нужно быть активными, чтобы предотвратить подобные сценарии. Нам стоит быть внимательными. Европейцы тоже очень критично относятся к нам – наша политика отторгается во многих частях мира – это уже не мир 40-50 лет назад. И если мы не будем смотреть правде в глаза – у нас будут большие проблемы. По сути, из-за ограничения амбиций у Обамы не будет наследия внешней политики, помимо выхода из Ирака и Афганистана. Добились ли мы там победы? Мне это кажется тупиком».

Профессор Гати подверг жесткой критике несколько промахов со стороны администрации США.

«Мне кажется, с радио «Свобода» мы просто не справились. Некоторые из ответственных лиц там были бывшие послы в Восточной Европе, которые ничего в этом не смыслили. Была также проявлена некомпетентность с закрытием программ агентства США по международному развитию (USAID) в России – мы так толком и не знаем, что там произошло», – заявил аналитик.

В интервью «Голосу Америки» профессор Гати заметил, что обе стороны сыграли роль в ряде недоразумений между странами, «но если бы нам пришлось указывать проценты – за последние два-три года 80 процентов вины приходится на сторону России».

«Но тут нет коммунистической идеологии, так что это нельзя назвать «холодной войной». Это откат назад. Я думаю, что в целях внутренней политики, они восстанавливают этот конспиративный настрой. Нет никакой конспирации, никто не пытается нарушить стабильность России. У США есть заинтересованность в гражданском обществе, в продвижении России к демократическому строю – но это зависит от россиян, не от американцев».

По словам политолога, Россия не потеряла своей значимости: «Это большая страна, важная страна. Но одна сторона не может реализовывать политику, когда другая сторона замораживает или отменяет некоторые заключенные соглашения. К примеру, закон об усыновлении российских детей – это за пределами моего воображения, почему они приняли это решение».

Есть ли что-то, что администрация Обамы может или должна сделать, чтобы изменить этот тренд? Вот как отвечает эксперт на этот вопрос.

«Подождем и увидим. Посмотрим, в какой степени Россия обнаружит заново свою потребность в Западе в целом и в США в частности. Я бы особо отметил предложение президента (в докладе о положении дел в стране, – прим. автора) создать совместное американо-европейское экономическое пространство, которое может стать политическим пространством, и это может иметь последствия и для России. Россия, в большей степени, нежели прежде, будет иметь дело с аттрактивной, объединенной общиной – и интеракция с этой общиной будет важна для России. Я надеюсь, что выбором России станет улучшение отношений с этой общиной».

Отвечая на вопрос о возможности нового соглашения между Вашингтоном и Москвой в области ядерных вооружений, аналитик отметил: «Мне ясно, что Россия продолжает быть заинтересованной в контроле вооружений, хотя во многих других сферах она не заинтересована в сближении с США».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG