Линки доступности

США и Россия: плохой мир лучше доброй ссоры?


Барак Обама и Владимир Путин

Барак Обама и Владимир Путин

Крайние прогнозы экспертов: сворачивание «перезагрузки» или новое партнерство в рамках ВТО

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ – Летом этого года, после того, как увенчались успехом многолетние попытки России присоединиться к Всемирной торговой организации и в ожидании отмены «Поправки Джексона-Вэника», предусматривающей экономические ограничения в торговле США с Россией, появилось много оптимистических прогнозов относительно будущего сотрудничества Москвы и Вашингтона.

Однако, жесткая критика американской стороной некоторых новых российских законов и ответные выпады Кремля в адрес Вашингтона, принятый Конгрессом США «Акт Магнитского» и утвержденный Госдумой РФ запрет на усыновление российских сирот американскими приёмными семьями дают повод некоторым аналитикам говорить о возврате к временам «холодной» войны.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила нескольких российских экспертов по международной политике дать оценку двусторонних отношений и поделиться своим видением возможного развития событий.

«Выяснилось, что судьба детей важнее антиамериканизма»

Член Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Российской Федерации Сергей Цыпляев убежден, что вступление в ВТО очень важно для страны в исторической перспективе, поскольку эта международная организация «будет заставлять наших предпринимателей немножко быстрее бежать. Это такое «поджаривание пяток» в интересах потребителей», – делает образное сравнение собеседник «Голоса Америки».
«Вдруг выяснилось, что для громадного числа людей, и в первую очередь – для образованной части общества – судьба детей гораздо важнее, чем любые антиамериканские идеи»

Именно потому, что Россия, наконец, благополучно вступила во Всемирную торговую организацию, и была отменена «Поправка Джексона-Вэника», как противоречащая уставу ВТО, напоминает Сергей Цыпляев. В то же время «Акт Магнитского» отражает современные реалии отношений США и России, и его влияние будет, по мнению эксперта, ощущаться довольно долго.

«В среде российского истеблишмента я наблюдаю довольно серьезное желание закрыться, отгородиться и продолжить движение к тактике «осажденной крепости». И если мы внимательно послушаем выступления российских критиков «Акта Магнитского», то получится следующее: все, что предлагают Соединенные Штаты – заведомо неправильно, независимо от того, что они имеют в виду», – делится мыслями член СВОП.

Сергей Цыпляев поясняет, что, с точки зрения инициаторов «Списка Димы Яковлева» и закона об «иностранных агентах», сам факт наличия американского гражданства является, своего рода, отягчающим обстоятельством. «В общем, раскручивание антиамериканских настроений является этакой «беспроигрышной лошадкой» внутренней российской политики», – отмечает эксперт. И добавляет, что мобилизационные идеи («Россия окружена врагами, желающими ее порабощения») никогда не ослабевали и лозунг «все для фронта – все для победы» все еще пользуется успехом у значительной части российского населения.

«Хотя история с запретом на усыновление сирот-инвалидов американцами оказалась не столь выигрышной, как, видимо, это представлялось организаторам и идейным вдохновителям. Вдруг выяснилось, что для громадного числа людей, и в первую очередь – для образованной части общества – судьба детей гораздо важнее, чем любые антиамериканские идеи. Здесь, что называется, нашла коса на камень, и привычный подход, похоже, не сработал», – говорит Сергей Цыпляев. И заключает, что попытки нагнетания антиамериканской и – шире – антизападной истерии, по всей видимости, будут продолжаться. Но поставленных целей будут достигать не всегда.

Америка отправит Россию в «ignore»?

Доцент кафедры американских исследований факультета международных отношений СПбГУ Иван Цветков настроен весьма пессимистично. По его мнению, российско-американские отношения издавна развиваются ассиметрично, поскольку в России вспоминают про США чаще, чем в США про Российскую Федерацию. И в уходящем году эта тенденция лишь еще больше окрепла.

Кроме того, эксперт считает, что в последние месяцы усилилась виртуализация отношения официальных Москвы и Вашингтона. «Количество каких-то реальных событий, которые обсуждались и становились главными темами обшей повестки дня просто стремится к нулю. Если, конечно, не брать во внимание пресловутую «руку Госдепа» и подобные факты, которые активно обсуждались в нашем медийном пространстве», – иронизирует Иван Цветков.

Что же касается «дела Магнитского» и связанного я ним закона, запрещающего ряду российских чиновников въезд в США и замораживающего их счета в американских банках, то ученый напоминает, что подобных случаев в России насчитывается немало. Поэтому усиленное внимание именно к этому эпизоду кажется ему немного странным

Еще одной тенденцией 2012 года Иван Цветков называет деградацию российского политического класса, который, по мнению эксперта, утратил свою самостоятельность. И превратился в инструмент реализации политической воли узкого круга людей, концентрирующихся вокруг Владимира Путина.

«И если еще несколько лет назад популярной была точка зрения, что Путин лишь использует антиамериканизм для решения внутренних задач, а в действительности он настроен на сотрудничество с Америкой, то этот год показал, что российский президент окончательно выбрал конфронтационный вариант взаимодействия с Соединенными Штатами. И к этому его подтолкнули события, связанные с выборами в Думу. И с президентской кампанией. Очевидно, вследствие имеющейся у Кремля информации США стали восприниматься, как враждебная сила», – говорит Иван Цветков.

Доцент кафедры американских исследований полагает, что в сложившейся ситуации Бараку Обаме будет трудно продолжать курс на «перезагрузку» в течение второго президентского срока. И это связано не только с демонстративно негативным отношением российских властей к США, но и с тем, что после отмены «Поправки Джексона-Вэника» закрыта определенная глава в российско-американских отношениях, которую Барак Обама обещал сделать главной в своей политике по отношению к Кремлю.

«Практически все цели, которые ставил перед собой Обама, начиная «перезагрузку», достигнуты, и мне представляется очень символичной замена «Поправки Джексона-Вэника» «Списком Магнитского». Это, как бы указывает на то, что Соединенные Штаты не готовят почву для какого-то дальнейшего сотрудничества, потому, что получили все, что хотели», – отмечает собеседник «Голоса Америки».

Иван Цветков заканчивает свой комментарий весьма образно: «В связи с тем, что задачи перезагрузки «компьютера российско-американских отношений» в США считают выполненными, они, скорее всего, просто «выдернут вилку компьютера из розетки» и перейдут к политике игнорирования России. И может оказаться, что эта политика гораздо сильнее ударит и по международному статусу и, вообще, по благополучию России, чем какие-то мифические «происки Госдепа» или иные способы воздействия на внутреннюю политику Кремля», – подытоживает эксперт.

«Стратегическое партнерство определяется общностью ценностей»

С тем, что в уходящем году «перезагрузка» захлебнулась, согласна и директор Центра европейской безопасности Татьяна Пархалина. Об этом свидетельствуют внутриполитические тенденции, как в России, так и в США.

«Процесс адаптации российского законодательства к новым условиям не мог не вызвать на Западе определенной реакции, – указывает Пархалина. – И ценностный разрыв, который существовал между Россией и Евро-Атлантикой в последние два десятилетия, заметно увеличивается, и, к сожалению, не позволяет определять совместные интересы в сфере безопасности».

По словам эксперта, в России принято считать, что разница в ценностном подходе не мешает стратегическому партнерству. Но без разделения таких ценностей, как эффективно работающие общественные институты, принцип разделения властей, независимый суд, подотчетность власти гражданскому обществу, прозрачность бюджета, включая военные статьи расходов – элиты разных стран просто не могут вместе определить круг вызовов и угроз и выстроить взаимоотношения по совместному их преодолению.

Татьяна Пархалина добавляет, что стереотипы времен Холодной войны живы, как в России, так и в США, и они вытаскиваются на свет в период предвыборных кампаний. А поскольку в уходящем году президентские выборы прошли в обеих странах, налицо и обострение двусторонних отношений.

«Резюмируя, можно сказать, что до разрыва дипломатических отношений с Америкой, к чему призывают некоторые депутаты Госдумы, дело, конечно, не дойдет. Потому что даже самые горячие головы в нашем парламенте не могут не понимать, что это оказало бы самое губительное влияние не только на двусторонние отношения, но и на международную обстановку в целом», – замечает директор Центра европейской безопасности.

Для нынешней ситуации, по мнению Пархалиной, не подходит даже определение «холодный мир», не говоря уже про «холодную войну». А вступление России в ВТО определяет ее интеграцию не только в экономическую, но и в политическую международную систему. Поэтому «точка невозврата» – пройдена.

«На протяжении всех двадцати лет после распада СССР Россия неоднократно декларировала (хотя временами – неуклюже, временами – не очень внятно) свое желание интегрироваться в западную экономическую и политическую систему. К сожалению, эти посылы не были правильно интерпретированы на Западе, поэтому там нет единого мнения о том, какую политику им следует проводить в отношении России», – замечает Татьяна Пархалина.

Поэтому она считает, что сейчас основным вектором российских интересов будет не евро-Атлантика, а евро-азиатское направление. С сопутствующими попытками реинтеграции той части постсоветского пространства, что находится к Востоку от России. «В этом и заключаются внешнеполитические итоги 2012 года», – заключает директор Центра европейской безопасности.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG