Линки доступности

США и Россия: от «перезагрузки» до бостонского теракта


Барак Обама и Владимир Путин

Барак Обама и Владимир Путин

Андрей Илларионов: «Обама поблагодарил Путина за помощь в борьбе с терроризмом – теперь администрации США будет сложно критиковать Кремль»

Во вторник 23 апреля госсекретарь США Джон Керри встретится в Брюсселе со своим российским коллегой Сергеем Лавровым на полях министерской встречи Совета Россия-НАТО. На повестке дня – ситуация в Сирии и, как обычно, поиски выхода из кризиса. На брифинге в понедельник 22 апреля представитель Госдепартамента США Патрик Вентрелл сообщил журналистам, что во время телефонного разговора в субботу Керри и Лавров уже обсудили ряд тем – от Сирии до ядерной программы Ирана и Северной Кореи, и госсекретарь поблагодарил Лаврова за обеспокоенность, выраженную президентом РФ Владимиром Путиным по поводу терактов в Бостоне.

Между тем на обсуждении в вашингтонском Гудзоновском институте (Hudson Institute), несмотря на обмен сдержанными дипломатическими реверансами между руководством стран, три политолога дали резко негативный прогноз будущего отношений США и России.

Андрей Илларионов, бывший советник президента Путина, ныне оппозиционер власти и сотрудник вашингтонского Института Като, даже согласился с оценкой Ахмеда Закаева, одного из лидеров чеченских сепаратистов, получившего политическое убежище в Англии, что бостонский теракт братьев Царнаевых является «подарком Кремлю и Путину».

«Американская администрация сообщила о разговоре президента Обамы с Путиным, и Обама поблагодарил Путина за помощь в борьбе с террором – в ответ на достаточно грубую реакцию Кремля на “список Магнитского”, – сказал Илларионов Русской службе Голоса Америки. – После такого выражения благодарности американская администрация затруднится критиковать политику Кремля хотя бы какое-то время».



По мнению политолога, несмотря на общность некоторых интересов, отношения между странами трудно назвать равными – по его мнению, Америка последовательно уступает России, включая согласие игнорировать ситуацию на Северном Кавказе. Илларионов считает, что пока нынешний режим в России остается у власти, США придется мириться с всеобъемлющим антиамериканизмом. При этом у Вашингтона, считает он, нет мотивации менять политику в отношении России: противостоять авторитарному режиму дорого, и «проблема Китая» вынуждает американцев добиваться как минимум нейтральных отношений с Кремлем, а лучше – стратегического сотрудничества.

Андрей Пионтковский, российский политолог, журналист и политический деятель, полагает, что Америка не должна пытаться задобрить Россию.

«Если вопрос с ПРО в Европе будет решен и Америка уступит в вопросе доминантности России на постсоветском пространстве, у Кремля появятся новые претензии, – заявил он. – Ошибка с кнопкой "перегрузки", подаренной Хиллари Клинтон Сергею Лаврову была символичной и пророческой. Сегодняшний антиамериканизм подпитывается комплексом потери статуса сверхдержавы – для политической элиты России это единственный способ самоутвердиться, и эти комплексы транслируются в массы с помощью телевидения».

«Будущее "перезагрузки" еще более печально, – продолжил он, – потому что сейчас авторитарный режим вступает в фазу показательных судов. Новый уровень беспредела стал практикой этого режима – похищения, пытки, показные суды. При этом США, видимо, будут продолжать безрезультатную политику "перезагрузки". Надо заметить, что Россия будет в более уязвимой позиции, нежели США, в плане угрозы исламизма и Китая – она будет первой жертвой, и должна быть больше заинтересована в стратегическом сотрудничестве».

В реакции России на теракты в Бостоне политолог усматривает некоторые «странности» – к примеру, тот факт, что, несмотря на обращение российских властей к ФБР в 2011 году с просьбой проверить связи Тамерлана Царнаева с сепаратистами, в 2012-м он смог спокойно приземлиться в Шереметьево, прожить полгода в Дагестане, и российские правоохранительные органы не имели об этом представления.

Пионтковский также пояснил «Голосу Америки», почему он больше не является членом Координационного совета оппозиции: «Мне не нравится его политика по крайней мере половины его членов – это люди, избранные защищать интересы Кудрина, Чубайса, Прохорова – вот этой части Кремля, которых обычно называют системными либералами, чья официальная позиция: ну что поделаешь, Путин будет до 2024-го года, давайте привыкать, будем участвовать в выборах. Меня это категорически не устраивает».

Он считает, что режим в России может смениться только в результате внутренних процессов. Что касается судов над оппозиционерами, Пионтковский ожидает, что они завершатся либо серьезными сроками для обвиняемых, либо сменой режима.


Американский политолог, писатель и бывший журналист Дэвид Саттер считает дело Магнитского и смерть Бориса Березовского в Лондоне сигналом Кремля, который не спешат воспринять в администрации США.

«Что меня поражает меня в деле Магнитского – российское правительство интерпретировало “список Магнитского”, попытку США ограничить свободу действий тех людей, которые крали у государства, как атаку на российское правительство и государство. Получается, что государство полностью идентифицировало себя с этими людьми. Пытается ли российское правительство что-то нам сказать? Они полагаются на индифферентность Запада, и мы по сути становимся соучастниками преступлений. США должны подтверждать свои ценности в мире, Россия слишком большая страна, чтобы оставлять ее пространством без правил».

«Что касается Березовского, – заявил он, – человек, который годами боролся с Путиным, не оставляет посмертной записки – при том, что российский режим явно настроен на уничтожение своих врагов, вроде того же Литвиненко?»


Официальной позицией администрации США является сотрудничество с Россией в сферах общих интересов – при этом представители Госдепартамента США неоднократно подчеркивали, что страны также открыто обсуждают разногласия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG