Линки доступности

Дошли ли американо-российские отношения до «дна»?

  • Виктор Васильев

Дмитрий Тренин

Дмитрий Тренин

Эксперты – о двусторонних связях США и РФ и их перспективах

МОСКВА – По словам премьер-министра Дмитрия Медведева, Кремль должным образом отреагирует как на американский закон «О поддержке свободы в Украине», так и на потенциальную отмену внеблокового статуса Украины.

Об этом Медведев заявил во вторник 23 декабря на своей странице Facebook.

«Оба этих решения будут иметь крайне негативные последствия», — написал Медведев.

По его мнению, из-за американского закона об антироссийских санкциях отношения России и США «будут отравлены на десятилетия».

Напомним, 18 декабря президент США Барак Обама подписал принятый Конгрессом США документ, который, в частности, дает право вводить дополнительные санкции в отношении российского нефтяного и энергетического сектора, а также компании «Рособоронэкспорт».
МИД РФ осудил эти меры и пообещал дать адекватный в собственном понимании ответ.

Под занавес уходящего года Вашингтон и Москва обменялись целой серией взаимных уколов.

Очевидно, что кризис в американо-российских отношениях продолжается. Русская служба «Голоса Америки» попросила экспертов проанализировать их состояние и попытаться определить, есть ли свет в конце туннеля и по какой спирали двусторонние связи будут развиваться дальше?

По оценке директора Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта Юрия Рогулева, отношения США и РФ ухудшились настолько сильно, что находятся близко к самой низкой точке в своей истории.

«Наверное, можно и еще что-то предпринять, чтобы сделать их хуже, – добавил он. – Но любые шаги в данном направлении будут приближать нас уже к чрезвычайно опасной черте – черте открытой враждебности. И это действительно может ввергнуть мир в состояние, близкое к состоянию холодной войны».

Тем не менее, как ему кажется, варианты выправить положение всегда есть.

«Жизнь не такая одномерная и однозначная, – рассуждает Рогулев. – В общем-то, история советско-американских и российско-американских отношений показывает, что для них как раз характерны взлеты и падения, а после прохождения низшей точки наступает период осознания опасности избранной дороги».

Но для этого потребуется время и большое желание с обеих сторон переломить ситуацию, уверен директор фонда, который также отметил неконструктивную роль медиа двух стран.

«Американские СМИ рисуют в этом смысле картину, близкую к апокалиптической, – продолжил он. – В российских СМИ тоже полно всяких негативных публикаций, связанных с США. И это, конечно, создает в обществе негативную атмосферу, которая очень плохо влияет на наши отношения».

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин тоже считает, что США и РФ подобрались к низшей точке в своих отношениях.

«Но мы ведь можем и глубже упасть, – заметил он. – Варианты улучшения отношений также, наверное, есть, но пока я их не вижу».

Тренин охарактеризовал сложившуюся ситуацию как конфронтацию, «которая по некоторым параметрам близка к холодной войне».

«Но я не стал бы тут слишком увлекаться этой исторической перекличкой, потому что налицо другая ситуация, – уточнил он. – И она гораздо более опасна, чем холодная война».

Как ему представляется, главная опасность при этом заключается, прежде всего, в трудной предсказуемости потенциального развития событий.

«Холодная война была все-таки статичной битвой, а эта ситуация может совершенно неожиданно выйти из-под контроля», – констатировал директор Московского центра Карнеги.

Эксперты несколько разошлись во мнениях относительно влияния украинского кризиса на американо-российские взаимоотношения.

По словам Дмитрия Тренина, США очень жестко требуют от России «отступить от Украины».

«По ряду причин это невозможно или трудно выполнимо для России, поэтому не думаю, что здесь может быть какой-то легкий и скорый выход из кризиса», – резюмировал он.

При этом эксперт уверен, что причины ухудшения американо-российских отношений глубже, но, на его взгляд, «движение в обход Украины невозможно».

«Если вопрос с Грузией как бы оставили за скобками, то сейчас этого сделать нельзя», – утверждает он.

Юрий Рогулев полагает ошибочным считать, что только украинский вопрос стал главным камнем преткновения в отношениях Москвы и Вашингтона.

«Он, безусловно, является наибольшим раздражителем, – настаивает он. – Но вспомним: ухудшение отношений началось задолго до кризиса в Украине. Подтверждение тому – целый ряд моментов, включая инцидент со Сноуденом и так далее. Украина в какой-то мере, к несчастью, лишь вошла в общее русло».

Однако насколько сегодняшнее статус-кво позволит или, наоборот, помешает решать важнейшие вопросы, стоящие в международной повестке дня?

С точки зрения Дмитрия Тренина, на каких-то направлениях это не сказывается или почти не сказывается.

«Скажем, по Ирану Россия вместе с США действует заодно, – развил он тезис. – По другим пунктам, например, по Сирии как не было серьезного согласия, так нет его и сейчас. Словом, еще сохранились какие-то островки, на которых между нами продолжает развиваться сотрудничество, но по новым проблемам взаимодействие происходит довольно тяжело. Например, это касается ИГИЛ, поскольку вопрос здесь опять же упирается в Сирию».

Возможно, общая атмосфера будет не настолько плоха, чтобы отказаться от сотрудничества по всем вопросам, включая Иран, совместную борьбу с терроризмом, предполагает директор Московского центра Карнеги.

«Но я пока не почувствовал ни с одной, ни с другой стороны особого стремления снова начать искать какой-то компромисс», – заключил Тренин.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG