Линки доступности

Зачем президенты двух государств беседуют по телефону, и каковы результаты этих разговоров?

Телефонные переговоры президентов России и США в последние годы происходят заметно чаще, чем их личные встречи. В некоторых случаях такие звонки приобретали особое, символическое значение.

В последний раз телефонное общение Барака Обамы и Владимира Путина произошло 29 апреля. Главы двух государств обсудили вопросы сотрудничества в борьбе с терроризмом, ситуацию в Сирии и ряд других тем, например, Олимпиаду в Сочи. Это была уже вторая беседа президентов после терактов в Бостоне. В пресс-релизе Белого дома сообщалось, что «президенты согласились продолжать консультации и проинструктировали госсекретаря Керри и министра иностранных дел Лаврова продолжать дискуссии по Сирии». Через два дня после беседы, появились сообщения, что в ближайшее время Москву посетит госсекретарь Джон Керри.

1 марта Обама и Путин обсуждали иранскую ядерную программу (в преддверии переговоров группы «5+1» с иранцами), Сирию, состояние мировой экономики и двустороннюю торговлю.

Ранее по телефону Обама и Путин поздравляли друг друга с победами на выборах и вступлением в должность, попутно обсуждая вопросы двусторонней повестки дня.

Обама также активно общался по телефону с предыдущим президентом России – Дмитрием Медведевым. В 2011 году Медведев поздравил президента США с 50-летием и обсудил процесс вступления России в ВТО (как известно, при активной поддержке США Россия вошла в состав этой международной организации). В 2010 году Обама и Медведев дважды беседовали по телефону перед тем, как встретится в Праге и подписать договор СНВ-3, предусматривающий крупномасштабное сокращение ядерных арсеналов двух держав.

По телефону президенты также приглашали друг друга посетить США и Россию с визитами и подтверждали свою готовность сделать это.

Старая история

После Карибского кризиса, поставившего США и Советский Союз на грань ядерной войны, Вашингтон и Москва договорились создать специальную «горячую линию» связи, которой могли бы пользоваться главы двух государств для оперативного обмена мнениями и информацией. Линия была создана в 1963 году: сперва это был телетайп, с 1983 года – факс, а с 2008 года – электронная почта.

«Горячая линия» не простаивала: так, например, с ее помощью президент Джимми Картер в 1979 году выразил протест против советского вторжения в Афганистан.

В июне 2010 года на совместной пресс-конференции с Дмитрием Медведевым, совершавшим поездку по Соединенным Штатам, Обама предложил «выбросить эти “красные телефоны”», поскольку у двух президентов есть аккаунты в социальной сети Twitter. Принято считать – хотя специалисты это неоднократно опровергали – что президенты двух государств долгое время общались именно с помощью телефонов красного цвета.

Посол Джеймс Коллинз, директор российской и евразийской программы Фонда Карнеги за международный мир (James Collins, Carnegie Endowment for International Peace) отмечает: «В 1990-е годы президенты стали обмениваться телефонными звонками. Обычно такие звонки совершались в преддверии каких-либо событий, для обсуждения каких-то вопросов… Телефонные переговоры стали одним из способов регулярной коммуникации глав государств. Телефон позволяет действовать более оперативно и гибко – намного проще позвонить, чем организовывать двусторонние встречи. Эта практика стала важной составной частью отношений Вашингтона и Москвы
В 1990-е годы президенты стали обмениваться телефонными звонками. Обычно такие звонки совершались в преддверии каких-либо событий, для обсуждения каких-то вопросов… Телефонные переговоры стали одним из способов регулярной коммуникации глав государств. Телефон позволяет действовать более оперативно и гибко – намного проще позвонить, чем организовывать двусторонние встречи. Эта практика стала важной составной частью отношений Вашингтона и Москвы
».

Джеймс Коллинз поясняет: «Очень часто подобные телефонные переговоры становятся дополнением к уже предпринимаемым дипломатическим усилиям. Они могут быть направлены на то, чтобы разрешить какие-то противоречия и достичь компромисса, что часто может быть достигнуто только главами государств. Однако чаще эти звонки позволяют разъяснить позиции сторон и лучше подготовиться к “живым” встречам. И, на мой взгляд, именно это происходит чаще всего».

Заместитель директора Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов несколько иначе оценивает «телефонную практику»: «За рутинный процесс общения между главами государств отвечают внешнеполитические ведомства. Лидеры двух стран совершают телефонные переговоры в экстраординарных случаях, которые не так часто происходят. Обычно эти случаи касаются крупномасштабных терактов и трагедий, когда руководители считают своим долгом лично выразить соболезнования. Например, Путин и Обама общались по телефону после терактов в Бостоне, которые косвенно были связаны с Россией».

«Телефонная связь используется в такие моменты, когда существует оперативная необходимость или событие настолько неординарно, что требует личного разговора», – резюмирует Гарбузов.

Прорыв

«В этой связи, – продолжает Коллинз – можно напомнить о телефонном звонке президента Путина президенту Бушу 11 сентября 2001 года, после террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон. Но это был другой тип звонка – это был акт поддержки, знак того, что Россия понимает, что происходит в США, и готова помочь Соединенным Штатам».

Этот звонок, вероятно, оказал наиболее серьезное влияние на современные отношения США и России. Путин стал первым главой государства, который дозвонился Бушу. Результатами переговоров, начало которым положил этот телефонный звонок, стало полноценное членство России в «Большой восьмерке», активизация сотрудничества России и НАТО, подписание договора о сокращении вооружений (изначально Буш не хотел заключать формального соглашения на этот счет), увязывание операции, проводившейся Россией в Чечне с глобальной войной с терроризмом и появление американских баз в государствах Центральной Азии.

Впрочем, осенью и зимой 2011 года Джордж Буш совершил около ста телефонных звонков главам иностранных государств: это потребовалось для создания антитеррористической коалиции.

«События 11 сентября дали России шанс укрепить сотрудничество с США в области безопасности и борьбы с терроризмом, – отмечает Валерий Гарбузов. – Но все надежды, которые возникли в ходе организации антитеррористической коалиции, не воплотились, а тесного сотрудничества не получилось. Это не исключает возможности, что некое другое событие может привести к изменению российско-американской повестки дня и сотрудничества в области безопасности. Некоторые эксперты считают, что расследование терактов в Бостоне может подтолкнуть Россию и США к сближению».

Как известно, к концу президентства Буша отношения Вашингтона и Москвы вновь оказались в кризисе, чтобы исправить ситуацию, Барак Обама инициировал политику «перезагрузки», которая, в свою очередь, в последнее время также пробуксовывает.

«Нельзя сказать, что теракт в Бостоне и сотрудничество властей двух стран по расследованию этого преступления, перевернут историю российско-американских отношений, – говорит Гарбузов. – Нужно создавать тонкую ткань сотрудничества и взаимозависимости стран в области экономики, торговли, культуры и образования. Сейчас двусторонние отношения в этих областях не соответствуют масштабу обоих государств».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG