Линки доступности

Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров подтвердили, что основой для урегулирования конфликта в Сирии остаются Женевские соглашения и договорились срочно созвать международную конференцию по Сирии. Опрошенные корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» эксперты встретили эту новость с осторожным оптимизмом.

В Сирии

Кризис в Сирии продолжается третий год: массовые мирные протесты противников режима Башара Асада сменились полноценной гражданской войной. В войне участвует огромное количество игроков: кроме правительственных войск и сил оппозиции, действующих под флагом Свободной сирийской армии, крайне активны многочисленные ополчения и различные коалиции исламистов, некоторые из которых связаны с «Аль-Кайдой».

Многие наблюдатели отмечают, что война приобрела черты межрелигиозного и межэтнического конфликтов – известно, что подобные вооруженные противостояния наиболее кровопролитны, их сложнее всего остановить.

По оценкам ООН, более 80 тыс сирийцев были убиты, 3,6 млн были вынуждены оставить свои дома, примерно 1,4 млн бежали в соседние страны. ООН обвиняет и лоялистов Асада, и повстанцев в массовых нарушениях прав человека.

Оппозиция ныне контролирует значительные территории на северо-западе, востоке и юге страны, однако неспособна нанести решающий удар по силам Асада.

В мире

Международное сообщество долгое время предпринимает попытки остановить кровопролитие и достичь политического компромисса.

В феврале 2012 года ООН и Лига арабских государств назначили спецпосланником по Сирии бывшего генсека ООН Кофи Аннана. Аннан предложил мирный план из шести пунктов, главной целью которого было становление режима прекращения огня и начало политического процесса в стране. Несмотря на то, что план поддержали все игроки – как в Сирии, так и за ее пределами (в том числе, Совет безопасности) – он провалился. В августе Аннан ушел в отставку. Позднее Сирию покинули и наблюдатели ООН – из-за невозможности обеспечения их безопасности.

Аннана сменил алжирский дипломат Лахдар Брахими, который в январе 2013 года предложил свой мирный план, ключевым пунктом которого было создание в Сирии временного коалиционного правительства, сформированного на основе переговоров всех участников конфликта.

Этот план во многом был основан на положениях Женевского коммюнике, принятого летом 2012 года так называемой «Группой действий», в которую входят постоянные члены Совета безопасности и ряд ближневосточных государств.

Несмотря на то, что Россия и США поддерживали и продолжают поддерживать Женевские соглашения, они по-разному трактовали некоторые их положения: Москва неоднократно протестовала против того, что Вашингтон отказывался считать Башара Асада легитимным правителем Сирии и признавал оппозиционные руководящие органы полномочными представителями сирийского народа.

Стоит напомнить, что Соединенные Штаты впервые призвали к отставке Башара Асада в августе 2011 года. США также оказывают помощь сирийским беженцам и предоставляют оппозиции средства связи, медикаменты, финансы и пр. В свою очередь, Россия долгое время оказывала Асаду политическую и, по некоторым данным, военную поддержку.

Керри-Лавров

Встреча Керри и Лаврова в Москве демонстрирует, что США и Россия пошли на определенные компромиссы.

Алексей Малашенко, член научного совета Московского Центра Карнеги, предлагает обратить внимание на бытовые обстоятельства встречи глав внешнеполитических ведомств США и России.

«Посмотрите на выражения лиц Лаврова и Керри: я давно не видел их такими довольными. – поясняет Малашенко – Складывается ощущение, что кажется – я подчеркиваю, что кажется – появился некий новый импульс. У меня появилось ощущение, что если это не прорыв, то, по крайней мере, открытая форточка».

Он продолжает: «Во-первых, сама конференция – уже интересно. Во-вторых, Керри пообещал посадить за стол переговоров всех. В-третьих, Лавров подтвердил, что Москва не цепляется за Асада. Были повторены ритуальные заклинания о том, что и Москва и Вашингтон заинтересованы в том, чтобы Сирия была стабильной, и чтобы там не было экстремизма. И это действительно так! В этом же призыве содержатся обращения к правительству и оппозиции прекратить боевые действия и создать переходное правительство с участием чиновников: тут тоже нет ничего нового, но в совокупности, это и дает ощущение “открытой форточки”. Пусть эти переговоры не привели – да и не могли привести – к кардинальным решениям. Но, как принято говорить, это некий позитивный импульс».

Джошуа Лэндис, директор Центра ближневосточных исследований в Университете Оклахомы (Joshua Landis, Center for Middle East Studies at the University of Oklahoma) считает, что позиция Вашингтона претерпела изменения:

«Без сомнений, президент Обама принял решение, что война – не способ разрешить сирийский кризис, и что вооружение оппозиции не соответствует интересам США. По сути, единственная возможность действия – поиск политического решения, о чем Вашингтон и говорил изначально. Конечно, Соединенные Штаты пошли на серьезную уступку, чтобы добиться проведения этой конференции. И эта уступка заключается в том, что США более не настаивают на уходе Башара Асада».

Стол переговоров

Попытки убедить Асада и непримиримую оппозицию сесть за стол переговоров неоднократно проваливались.

Пока не пролилась кровь, Башар Асад отказывался на равных общаться с бунтующими гражданами своей страны. После начала гражданской войны от переговоров с Асадом и его приближенными отказалась уже оппозиция.

В феврале 2013 года тогдашний лидер сирийской оппозиции Муаз аль Хатиб заявил о готовности к переговорам с Асадом, что стало причиной его немедленного смещения. Новый лидер Джордж Сабра немедленно заявил, что переговоры возможны только после ухода Асада из власти. Сразу после оглашения результатов переговоров Керри и Лаврова, представитель Сирийской национальной коалиции заявил, что эта позиция не изменилась.

Джошуа Лэндис считает, что благая идея о проведении конференции по Сирии может столкнуться с непреодолимыми проблемами: «Привлечь обе стороны к переговорам в нынешних условиях будет невероятно трудно, если вообще возможно. Потому что Башар Асад по-прежнему уверен в победе, и видит, что Запад, по определенным причинам, в частности из-за усиления исламистов, постепенно разочаровывается в сирийской оппозиции. То есть, патовая ситуация сохраняется. И действительно, как можно привлечь за стол переговоров тысячу инсургентов, каждый из которых представляет какое-то ополчение?».

Алексей Малашенко оценивает ситуацию более оптимистично: «Как это ни парадоксально звучит, но “сирийский вопрос” решают сами сирийцы. Но самостоятельно и до бесконечности они его решать не смогут. По мере развития тупиковой ситуации в Сирии, роль внешних акторов – в первую очередь США, а теперь и России – возрастает. Потому что если эти стороны не договорятся между собой, международным игрокам может надоесть поддерживать этих людей. И разношерстная оппозиция, и неуступчивый Асад боятся утратить поддержку внешних сил».

Малашенко считает, что встреча Джона Керри и Сергея Лаврова продемонстрировала, что и США, и Россия устали от этой неопределенности.
Стоит добавить, что Лахдар Брахими выразил поддержку договоренности Керри и Лаврова.

Альтернативы

Свежих идей по прекращению войны в Сирии относительно немного. Оппозиция достаточно давно призывает создать в воздушном пространстве страны зоны безопасности, в которые не будут иметь право залетать боевые самолеты Асада, а также просит о снабжении ее оружием.

Все большие опасения вызывает вероятность того, что сирийский кризис выйдет за границы страны: потенциально он может затронуть соседние Ливан, Иорданию и другие государства региона.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG