Линки доступности

Эксперты комментируют сообщения о том, что США к 2020 году обгонят Россию по производству сырой нефти

На прошлой неделе Управление энергетической информации при Министерстве энергетики США опубликовало ежегодный доклад-прогноз о состоянии энергетической индустрии Соединенных Штатов с прогнозом ее развития на ближайшие годы.

Судя по опубликованным в докладе-прогнозе данным, через пять лет Соединенные Штаты обгонят Россию в добыче сырой нефти: по оценке Управления энергетической информации, к 2020 году среднесуточная добыча сырой нефти в США составит 11,58 миллиона баррелей в сутки, в то время как Россия будет производить 10,15 миллиона баррелей.

Насколько объемы добычи сырой нефти и производства нефтепродуктов важны для обеих стран? О чем свидетельствуют приведенные цифры? Эти вопросы корреспондент Русской службы «Голоса Америки» задал некоторым российским экономистам.

Михаил Крутихин: выход США на рынок нефти окажется революционным

По мнению аналитика нефтегазового рынка, партнера консалтингового агентства Rusenergy Михаила Крутихина, «США сразу после 2020 года превратятся в нетто-экспортера нефти, т.е., они будут экспортировать больше нефти, чем импортировать, и это воздействие на мировой рынок окажется поистине революционным: во-первых, упадут цены, и, во-вторых, будет перекроена карта торговли сырой нефтью и нефтепродуктами».

В интервью Русской службе «Голоса Америки» эксперт прогнозирует, что воздействие этой новой роли США в нефтяной сфере окажется серьезным и для России: «Я думаю, что России придется уступить во многом свое место на этом рынке, хотя это произойдет не только потому, что США вдруг выйдут на рынок со своей нефтью. Но этот выход будет во многом решающим: до сих пор Северная Америка выходила на рынок с очень небольшими количествами очень специфических сортов, очень легких сортов нефти. Но если объем этого экспорта будет значительно увеличен, а так, судя по всему, и должно произойти в 2020 году, то Россия уступит свои рынки – в первую очередь, в Европе».

По словам эксперта, «Россия в какой-то степени сохранит свое положение в Азии, поскольку ей легко отправлять серьезное количество нефти в Китай и на Тихий океан, но в целом объем экспорта российской нефти должен здорово сократиться еще и потому, что добыча будет уменьшаться по объему».

«В России 70 процентов оставшейся нефти в земле – это трудно извлекаемые запасы. А для того, чтобы начать их добывать, во многих случаях технологий нет ни в России, ни на Западе. Поэтому оптимизм в отношении освоения этих запасов, в общем-то, не оправдан, и я придерживаюсь так называемого консервативного сценария развития российской нефтяной отрасли (он сформулирован в государственном проекте энергетической стратегии России), где говорится, что к 2020 году добыча нефти в России будет уже сокращаться, а к 2035 году вместо 525 миллионов тонн в год Россия будет добывать 476 миллионов тонн в год, т.е. значительно меньше. А поскольку ей нужно сколько-то нефти, чтобы удовлетворить внутренние потребности, то она постепенно будет уходить с внешних рынков», – такой вывод делает Михаил Крутихин.

Прогноз Михаила Крутихина относительно развития нефтяной промышленности России не слишком оптимистичен: «Можно вспомнить выступления чиновников из Министерства энергетики России примерно 3 года тому назад. Они сказали, что если не будет что-то серьезное предпринято в плане разведки и добычи нефти, то где-то к 2030-2035 году Россия превратится в нетто-импортера нефти, то есть, она вообще перестанет нефть поставлять на внешний рынок: добыча будет едва-едва покрывать свои собственные внутренние потребности».

Дмитрий Бутрин: Россия столкнется с мощной конкуренцией на рынке нефти

Заместитель главного редактора газеты «Коммерсант», экономический аналитик Дмитрий Бутрин говорит, что на пути США к лидерству в сфере добычи сырой нефти и утверждения в качестве экспортера нефтепродуктов есть нюансы: «В настоящий момент США импортирует где-то четверть собственных потребностей при низких нефтяных ценах. Если они будут продолжать оставаться низкими, то этот уровень примерно сохранится до 2025 года, несмотря на то, что все-таки США будет импортировать и экспортировать нефтепродукты. При высоких же нефтяных ценах США ожидает где-то к 2020 году полная сбалансированность по нефти и нефтепродуктам, и это значит, что где-то в 2020 году при относительно высоких ценах – 80-90 долларов за баррель нефти – США становятся независимыми от мирового нефтяного рынка».

По мнению Дмитрия Бутрина, высказанному в интервью Русской службе «Голоса Америки», «при сценарии, когда цена нефти вырастает где-то через 5 лет до уровня 90-х, США уже становятся довольно крупным поставщиком на мировой рынок по сравнению с Россией, однако это событие – не мгновенное».

Гораздо более серьезным фактором ослабления позиций России в нефтяной отрасли экономический аналитик «Коммерсанта» считает возвращение Ирана на мировой нефтяной рынок: «Это возвращение довольно значимо сокращает перспективы России на ближайшие 5 лет, поскольку предполагается, что Иран будет, прежде всего, экспортировать собственную нефть трем странам, которые Россия предполагает рассматривать как основные экспортные рынки для наращивания экспорта, – Китаю, Индии и Турции».

«Иран может как-то ужиться на китайском рынке вместе с Россией, но часть китайского рынка Иран, в случае увеличения добычи, несомненно, у России отберет, в смысле, добавит на этот рынок свою нефть. Россия может поддерживать текущий уровень добычи примерно так же, как она его поддерживала последние 10 лет, и спокойно сидеть на долгосрочных контрактах со своими текущими поставщиками, но перспектив открыть новые рынки на самом деле почти нет», – полагает Дмитрий Бутрин.

Эксперт считает, что руководство России напрасно не учитывает перспективу острой международной конкуренции за рынки сбыта углеводородов: «Насколько я понимаю, российское руководство в настоящий момент считает, что если оно обнаружит какие-то внутренние резервы для инвестиций в развитие российской нефтегазодобычи, то полученные нефть и газ в силу растущих мировых рынков, растущих экономик-потребителей можно будет продавать в неограниченных количествах. Так вот – людей, которые думают о том, что мировые рынки огромны, и можно туда отправить неограниченное количество нефти, по крайней мере, или газа в меньшей степени, их много. Об этом думают не только в России, об этом думают в Иране, об этом даже думают в Бразилии».

«Предположение о том, что мы всегда можем еще немножко подождать, потом накопить инвестиции и прекрасно выйти на китайский рынок, на турецкий рынок, на какой угодно рынок с большим объемом нефти, – это предположение, судя по всему, ложное, – убежден Бутрин. – И чем дальше, тем более ложным оно становится». «Мало того, – подытоживает эксперт, – при низких ценах на нефть, это еще работает, а вот при высоких ценах на нефть – уже не очень».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG