Линки доступности

Американские музеи мстить за эмбарго не собираются


Метрополитен-музей в Нью-Йорке

Метрополитен-музей в Нью-Йорке

Закон об иммунитете защищает иностранные экспонаты

Крупнейшие американские музеи фактически заморозили обмены выставками и отдельными экспонатами с российскими партнерами. Это подтвердили «Голосу Америки» Дженнифер Расселл, заместитель директора по выставочной деятельности Метрополитен-музея в Нью-Йорке, и Барбара Фломер, заместитель вице-президента Музея искусств округа Лос-Анджелес (LACMA).

Как мы уже сообщали, первопричиной стал конфликт по поводу принадлежности собрания иудаистских рукописей и книг, хранящихся в российских государственных архивах. Американская община любавических хасидов с офисом в Бруклине требует вернуть им это собрание, называемое «библиотекой Шнеерсона» по имени лидера течения хасидизма «Хабад». Американский федеральный суд в прошлом году поддержал это требование. Российские власти опасаются, что посылаемые из России в США экспонаты могут быть арестованы в исполнение данного судебного решения. Россией введено негласное эмбарго на отправку произведений искусства в США в рамках музейных обменов.

Дженнифер Расселл и Барбара Фломер ответили на вопросы «Голоса Америки» по электронной почте.

«Голос Америки»: Были ли отложены или отменены в вашем музее выставки из-за российского эмбарго?

Дженнифер Расселл: Мы пока не отменили и не отложили ни одной выставки из-за эмбарго. Правда, мы не получили целый ряд важных экспонатов для нескольких выставок, в том числе выставки «Игроки» Поля Сезанна (февраль – март 2011 г.) и «Комнаты с видом: открытое окно в 19-й век» (апрель – июль 2011 г.). Если эмбарго продлится до сентября, то мы лишимся экспонатов для выставки «Чудо эпохи: мастера живописи Индии: 1100-1900» (сентябрь 2011 г. – январь 2012 г.).

Барбара Фломер: Мы надеялись получить несколько важных экспонатов из российских музеев для выставки «Дары султанов». Но нам не удалось этого добиться из-за временного прекращения Россией всех обменов с американскими музеями. Тем не менее, выставка у нас открылась и получила позитивные отзывы. Эта одна из самых значительных выставок исламского искусства, когда-либо организованная в LACMA. Она переедет в Хьюстон, а затем в Доху (столица эмирата Катар). Мы надеемся, что российские экспонаты будут включены в экспозицию в Дохе.

«Г.А.»: Ваша позиция по этому поводу? Видите ли вы реальные пути для достижения компромисса?

Дж.Р.: Как мы понимаем, Госдепартамент США находится в контакте с правительством России, и мы надеемся, что этот вопрос будет решен.

Б.Ф.: Для разрешения данной неблагополучной ситуации задействованы силы дипломатии. Но мы не в курсе статуса этих обсуждений.

«Г.А.»: Может ли ваш музей гарантировать российской стороне неприкосновенность произведений искусства во время выставок в США?

Дж.Р.: Да. Не было ни одного случая, когда произведение искусства, защищенное законом США об иммунитете от конфискации, было бы изъято. Бытует неверное утверждение, что работа Эгона Шиле, конфискованная в экспозиции Музея современного искусства в Нью-Йорке в конце 90-х годов, находилась под защитой закона об иммунитете. Она не подпадала под действие закона, потому что музей тогда не оформил федеральный иммунитет для этой выставки. Повторю еще раз: ни одна художественная работа, защищенная федеральным законом об иммунитете, не была конфискована. Для получения защиты нужно, чтобы музей отправил в Госдепартамент соответствующую заявку, в которой оговорена значимость выставки и перечислены заявленные работы с информацией об их происхождении.

Б.Ф.: Американский закон, защищающий ввозимые на временные выставки иностранные экспонаты, вероятно, является самой сильной юридической защитой в мире из существующих для таких случаев.

«Г.А.»: В прессе появились сообщения о «мести» со стороны американских музеев. Это правильные слова для описания вашей позиции?

Дж.Р.: Нет. У нас установлены долговременные отношения сотрудничества с целым рядом российских музеев, и мы продолжаем с ними работать. Самые тесные отношения мы поддерживаем с Музеем изобразительных искусств им. Пушкина, музеями Кремля, Третьяковской галереей, Эрмитажем и Русским музеем. Но пока эмбарго остается в силе, мы не сможем передавать наши работы на выставки в Россию, потому что тогда обмен будет совершенно односторонним, что, по нашему мнению, несправедливо. Все музейное сообщество Америки, включая Ассоциацию музеев и Ассоциацию директоров музеев, находится в контакте с правительством США, стремясь разрешить эту проблему.

Б.Ф.: Ни LACMA, ни, насколько нам известно, какой-либо другой американский музей и в мыслях не имеют «мстить». Напротив, мы делаем все возможное, чтобы убедить наших партнеров, что их произведения будут им в целости и сохранности возвращены.

Для справки: Собеседники «Голоса Америки» ссылаются на законодательство США, а именно Кодекс законов США, статья 22, раздел 2459. Этот закон защищает произведения искусства, ввозимые временно в США в соответствии с соглашениями о культурных обменах, от конфискации по решениям американских судов любого уровня.

Применяется примерно 45 лет. Инициирован специально для защиты от конфискации российской выставки живописи импрессионистов из Эрмитажа и Музея изобразительных искусств им. Пушкина, в которые после национализации были переданы работы из частных коллекций Сергея Щукина и Ивана Морозова.

После этого закон стал применяться в отношении всех иностранных художественных выставок, проводимых в США. Когда музей подает заявку в Госдепартамент, государственные эксперты определяют культурную значимость выставки. Госдепартамент публикует соответствующую запись в Федеральном регистре с рекомендацией судебным органам не конфисковывать экспонат, находящийся под защитой иммунитета.

Другие материалы о культуре читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG