Линки доступности

США-Россия-Иран: поставки С-300 не камень преткновения?

  • Виктор Васильев
  • Вадим Массальский

С-300

С-300

Американские и российские эксперты о военно-техническом сотрудничестве Москвы и Тегерана

США, как и раньше, настроены против продажи Россией Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300, но согласны, что сделка не противоречит Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе и резолюции Совета Безопасности ООН.

Об этом накануне заявила на брифинге официальный представитель Госдепартамента США Элизабет Трюдо.

По ее словам, ранее в США всегда возражали против продаж Тегерану подобных комплексов, а госсекретарь Джон Керри неоднократно поднимал данный вопрос перед министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым.

«Мы давно выступали против продаж таких сложных оборонных вооружений», – подчеркнула Трюдо, в то же время признав, что поставки С-300 не нарушают СВДП или резолюцию Совбеза ООН 2231. При этом дипломат снова напомнила, что речь идет о «технически продвинутых видах вооружений» и отказалась говорить о вероятности введения каких-либо санкций в нынешней ситуации.

Недавно министр обороны Ирана бригадный генерал Хосейн Дехган подтвердил, что российские С-300 приняты на вооружение ПВО Корпуса «стражей исламской революции» (элитные части вооруженных сил страны).

Взгляд из Москвы

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин считает, что Россия в этом случае «формально» права, поскольку действует в соответствии с резолюцией Совбеза ООН, «которая юридически зафиксировала СВДП».

«В документах сказано, что в течение пяти лет Ирану можно продавать тяжелое вооружение только после решения Совбеза, – пояснил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – А что касается поставок оборонительного вооружения, к которому относятся зенитно-ракетные комплексы, то их никто не запрещал поставлять. Поэтому юридически Россия абсолютно права, тем более, что она выполняет свой старый контракт, сорванный в 2010 году».

При этом Владимир Сажин затруднился сказать определенно о перспективах расширения военно-технического сотрудничества двух стран.

«Реально осуществляется только поставка С-300, – добавил он. – В остальном ситуация довольно сложная. Потому что поставлять самолеты СУ-30 и танки Т-90, которые хочет получить Иран, можно только по решению Совбеза, но я сомневаюсь, что Совбез пойдет на это».

Впрочем, заметил востоковед, кроме тяжелого наступательного вооружения есть и другие виды оружия и боевой техники.

«Это, например, различные электронные системы и другие системы, которые «не стреляют», – продолжил он. – Поэтому здесь вполне возможны варианты. Но пока я не вижу никаких особых подвижек, хотя разговоры об этом идут постоянно. Иранские военные и политические деятели все время говорят о готовности расширить военно-техническое сотрудничество с Россией, да и Россия в финансовом плане заинтересована в этом».

По мнению эксперта, иранцам необходимы прежде всего не поставки конкретных образцов оружия, а создание инфраструктуры, которая позволит производить по лицензиям России или же собирать из российских запасных частей те же самолеты и танки. Но это все дело сложное и дело будущего: никто не знает, что через 5 лет будет в Иране, резюмировал Сажин.

В свою очередь, директор политических программ Международного центра за справедливую политику Сергей Зацепилов предположил, что позиция США по поставкам С-300 продиктована стремлением не обострять сейчас отношения с Тегераном.

«Тем более, что Иран рассматривается как страна, которая, по оценкам некоторых американских политологов, имеет потенциал, сдерживающий устремления России на рынке нефти, – уточнил он в комментарии «Голосу Америки». – Тут ведется многоярусная политика, связанная, в частности, со стремлением воздействовать на процессы в Иране. А чтобы воздействовать на эти процессы, Америке нужно иметь, по крайней мере, спокойные отношения с Тегераном».

В то же время Зацепилов думает, что иранское руководство все равно испытывает «глубокое недоверие» к политике США.

«Хотя тут надо вспомнить, что для иранской дипломатии всегда была присуща легкость при смене тактических союзников, – подчеркнул он. – Их стратегическая цель – усиление самого Ирана».

Как видится директору политических программ Международного центра за справедливую политику, российской стороне не стоит обольщаться по поводу сдержанности позиции США по вопросу поставок С-300.

«Сегодня США могут говорить, что это не проблема, а завтра превратить ее в треугольный камень решения всех вопросов вокруг Ирана, – утверждает он. – Во всяком случае, США, конечно, будут всячески препятствовать расширению военно-технического сотрудничества России с Ираном».

Как кажется Сергею Зацепилову, здесь Россия готова пойти очень далеко, «потому что Иран – один из немногочисленных тактических партнеров Москвы на международной арене».

«Полагаю, что Россия помимо противоракетных систем в перспективе может поставлять Ирану разные современные виды вооружений, что будет вызывать резкие протесты со стороны США. Так что впереди у нас длительный путь, который идет через минное поле, а не через райские пущи», – заключил он.

Впрочем, сотрудничество России и Ирана отнюдь не исчерпывается только военно-технической тематикой. Так, по сообщениям СМИ, недавно Москва и Тегеран предметно обсудили возможность прокладки канала между Каспийским морем и Персидским заливом, который целиком пройдет по территории Ирана.

Взгляд из Вашингтона

Поставка российских ЗРК С-300 в Иран является кульминацией долгого и громкого дела между Москвой и Тегераном, начиная с подписания сделки в 2007 году на сумму 800 млн долларов, напоминает вашингтонский военный эксперт Майкл Кофман (Michael Koffman). Однако после введения международных санкций в отношении Тегерана Москва в одностороннем порядке приостановила эту сделку. В ответ Иран подал на Россию в арбитражный суд Женевы, требуя выплаты компенсации в размере 4 млрд долларов на невыполнение контракта.

Таким образом, отмечает американский аналитик, отложенная сделка была постоянным раздражителем, своего рода «болевой точкой» в российско-иранских отношениях. И только в 2015 году было достигнуто новое, компромиссное соглашение по специфике поставляемых комплексов, которое, вероятно, как отмечает Майкл Кофман, учитывало и озабоченность Израиля данным вопросом.

«Хотя элементы С-300 уже были представлены в на военном ппараде в Тегеране в апреле, в целом, все это мало что меняет для США или других стран региона. Ведь новое международное соглашение, ограничивающее развитие иранской ядерной программы, в принципе, исключает вероятность нанесения авиаударов Соединенными Штатами или Израилем по объектм Ирана», - считает Майкл Кофман.

По его мнению, нынешняя поставка уже несколько устаревшего варианта российских зенитно-ракетных комплексов Тегерану также мало что меняет и для арабских стран-соперников Ирана, которым в качестве «утешительного приза» после заключения международной ядерной сделки с Ираном уже обещаны передовые американские системы ПВО и ПРО, в частности, ЗРК PAC-3.

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG