Линки доступности

Блеф Ирана или «объявление войны»?


Учения иранских ВМС 1 января 2012 года

Учения иранских ВМС 1 января 2012 года

Россия, утратившая былое влияние на Иран, наблюдает, как Вашингтон и Тегеран играют мускулами

Эксперты считают, что обострение ситуации вокруг стратегически важного Ормузского пролива, соединяющего Оманский и Персидский заливы, невыгодно ни Ирану, ни одной из мировых супердержав. Как раз напротив, убеждены аналитики, – никому ненужная игра мускулами может печально закончиться для всего Ближневосточного региона, став поводом для нешуточной военной конфронтации Запада и Исламской республики.

Такой экспертный анализ последовал за воскресными заявлениями двух высокопоставленных американских чиновников по поводу сложившейся ситуации вокруг пролива, на долю которого приходится около 40 процентов глобального экспорта нефтепродуктов по морю.

Напомним, 8 января в эфире популярного шоу телеканала CBS глава Пентагона Леон Панетта заявил, что США не допустят перекрытия Ираном Ормузского пролива, даже если им придется прибегнуть к силовому варианту решения проблемы.

В свою очередь, председатель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Мартин Демпси, также участвовавший в телепередаче, подчеркнул, что, если Тегеран заблокирует водоканал, «у США хватит военной мощи для того, чтобы разгромить силы противника».

«Судя по тому, что началась война нервов или война мускулами вокруг этой ситуации, проблема действительно становится все более острой, – заявил в интервью «Голосу Америки» директор политических программ Международного центра за справедливую политику Сергей Зацепилов. – По сути дела США, их союзники и Иран перешли непосредственно к взаимным угрозам. На повестке дня стоит вопрос, насколько реальна военная операция в Ормузском заливе. И она действительно становится реальной».

По мнению Зацепилова, до принятия или непринятия решения о нефтяных санкциях ЕС военные действия там все же будут маловероятны.

Стоит отметить, что официально руководство Евросоюза планирует принять решение о наложении эмбарго на экспорт нефти из Ирана на ближайшей встрече министров финансов ЕС 30 января 2012 года.

В конце декабря прошлого года Вашингтон не стал дожидаться своих европейских партнеров и наложил запрет на поставки иранской нефти.

Блеф Тегерана или «объявление войны»?

Старший научный сотрудник Института Брукингса Стивен Пайфер считает, что иранская сторона блефует, заявляя, что она в состоянии перекрыть нефтеносный пролив:

«Иран прекрасно понимает, что даже если ему это удастся, это будет исключительно временным явлением, так как в ситуацию тут же вмешаются не только военные силы США, но и флоты целого ряда Западных стран, экономики которых зависят от поставок нефти из Персидского залива».

Профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке, иранист Гари Сик несколько иначе трактует заявления американских военных. Бывший сотрудник Совета национальной безопасности США считает, что американское руководство недвусмысленно дало понять мировой общественности, что военная конфронтация с Ираном была бы огромной ошибкой.

«Это будет очень дорогостоящим и никому ненужным проектом. И я абсолютно согласен с такой оценкой. С другой стороны, в Пентагоне должны понимать, что блокада поставок иранской нефти воспринимается Тегераном, как акт объявления войны, на что руководство страны может ответить самыми жесткими мерами, которые могут начаться с перекрытия Ормузского пролива», – заметил в интервью «Голосу Америки» Сик.

Зацепилов считает, что в разрешении «ормузского кризиса» немалую роль будет играть Китай и, в меньшей степени, Россия, которая, как полагают аналитики, несколько утратила свое влияние в регионе.

Директор политических программ Международного центра за справедливую политику отмечает, что усиление санкций, направленных именно на ограничение экспорта иранской нефти, по мнению Пекина и Москвы, «может только обострить ситуацию».

«В этой ситуации Россия, конечно, постарается как-то смягчить обстановку. Хотя дипломатия Москвы сейчас находится далеко не в самой сильной позиции, потому что трудно понять, что здесь можно предложить. Утверждения России и Китая, что Иран развивает мирную ядерную программу, не убеждают США и западные страны», – заметил Зацепилов.

По мнению некоторых аналитиков, в число которых входит и эксперт Международного института исследований мира (International Peace Research Institute) Павел Баев, Россия может оказаться одной из немногих стран, которые выиграют от проблем, возникших в Ормузском проливе. Логика такой позиции незамысловата: Россия остается в стороне от непосредственного участия в конфликте, который будет сопровождаться существенным ростом цен на «черное золото».

Однако с подобной трактовкой ситуации не совсем согласен Пайфер, считающий, что долгосрочная цена, которую Россия заплатит в случае начала военных действий в районе Ормуза (остров, от имени которого происходит название пролива – И.Т.), будет гораздо выше нефтяных дивидендов.

«Война в том регионе поставит Россию в очень тяжелое положение. С одной стороны, Москва не хочет видеть Иран в числе держав с ядерным оружием, также как она не хочет стать свидетелем открытой войны Запада и Исламской республики. С другой стороны, у России есть целый ряд своих интересов, включая атомные проекты, торговлю и так далее. Поэтому Москве придется балансировать между своими приоритетами. Краткосрочные нефтяные прибыли – не совсем разумное решение», – отмечает Пайфер.

Гипотеза или доказанная вероятность?

Между тем профессор Сик считает, что сейчас очень сложно сказать, чью сторону займет Россия в случае реального обострения ситуации на юге Персидского залива. «Понимаете, это гипотетический вопрос в рамках гипотетического сценария развития конфликта. Обострения такого масштаба не случаются в вакууме. Как правило, им предшествуют какие-то конкретные действия одной из сторон. Такой сценарий необходимо рассматривать в контексте реальных событий», – заметил Сик.

Баев не совсем солидарен со своим американским коллегой: «Ничего гипотетического в этом варианте нет. Мне кажется, что у российского руководства до последнего времени было чувство, что обе стороны просто блефуют, совершая очередные дипломатические маневры. Однако последние события и заявления сторон демонстрируют нам, что обстановка в регионе выглядит очень серьезно».

Баев согласен с Зацепиловым в том, что «реальных рычагов воздействия на ситуацию у Москвы мало».

«Этот вопрос навряд ли будет выноситься на повестку дня в Совете Безопасности ООН. И это невозможно не потому, что Россия – против, а потому что этого не хочет Китай», – заметил Баев.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» подчеркнул, что напряжение ситуации в регионе идет давно. По мнению эксперта, иранцы в последнее время проводили более провокационную линию.

Также как и Сик, Сажин квалифицирует угрозы Тегерана перекрыть Ормузский пролив, как «объявление войны» США и странам Персидского залива.

Как ему кажется, даже если будет битва за Ормузский пролив, все равно очаг распространится на весь Иран и Ближний Восток с соответствующими отрицательными последствиями для России. Поэтому Москва постарается сделать все возможное, чтобы не допустить развития истории по этому пути.

«Но, к сожалению, возможности у России в этом плане очень малы. Однако в среднесрочном периоде, при условии, что в регионе не будет ни войны, ни мира, как говорил Троцкий, Россия выиграет. Потому что цены на нефть вырастут, и такое состояние – острое, но не выливающееся в военные действия,– было бы выгодно Москве», – подытожил российский эксперт.

XS
SM
MD
LG