Линки доступности

Американский эксперт Патрик Клосон о поставках ЗРК С-300, ядерном соглашении и иранской базе Хамадан

Иран развернул в районе ядерного объекта Фордо поставленные Россией зенитно-ракетные комплексы С-300 по политическим соображениям, в том числе ввиду кампании по выборам президента в следующем году. На данном этапе Тегеран стремится укрепить свою роль в регионе и, вероятно, продолжит выполнять соглашение о ядерной программе до ее истечения. Эксперт Института ближневосточной политики в Вашингтоне ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Поставка С-300 не нарушает резолюции СБ ООН

В 2007 году Москва и Тегеран заключили контракт на поставку Ирану комплексов С-300. Стоимость контракта составила около 900 млн долларов. В связи с введением в 2010 году санкций против Ирана сделка была заморожена. Тогда Совет Безопасности ООН принял резолюцию об ограничении поставок Ирану наступательных вооружений. Комплексы С-300 относят к оборонительным вооружениям, но реализация сделки была отложена.

В июле 2015 года Иран и страны «шестерки» в составе Великобритании, Германии, Китая, России, США и Франции достигли соглашения по иранской ядерной программе в обмен на отмену санкций против Тегерана. В ноябре 2015 вступил в силу контракт на поставку Ирану российских систем С-300. В минувший понедельник Иран сообщил об установке полученных ЗРК С-300 в районе ядерного объекта Фордо.

В Вашингтоне признают, что российские поставки ЗРК С-300 Ирану не являются нарушением резолюций Совета Безопасности ООН, однако вызывают обеспокоенность.

Пресс-секретарь Госдепартамента Джон Кирби отметил в ходе брифинга для прессы, что позиция США по этому вопросу неоднократно доводилась до российской стороны на уровне министров иностранных дел. «По этому вопросу госсекретарь (Керри) не раз высказывался предельно ясно на встречах с министром иностранных дел Лавровым – что мы обеспокоены перспективой продажи Ирану передовых оборонительных вооружений – таких, как С-300. Мы видели информацию о размещении (этих ракет). Очевидно, что нас это беспокоит, потому что мы давно были против продажи Ирану подобных вооружений. По мере получения дополнительной информации, мы будем проводить консультации с нашими партнерами».

Роль внутриполитических процессов в Иране

Патрик Клосон (Patrick Clawson), заместитель директора вашингтонского Института ближневосточной политики в комментариях для Русской службы «Голоса Америки» отметил, что по условиям существующего ядерного соглашения Иран может использовать Фордо в разных целях. Кроме того, завод регулярно осматривается инспекторами МАГАТЭ.

«В договоре нет ни слова об оборонительных сооружениях, которые Иран может устанавливать на территории Фордо. Для любой страны было бы естественно иметь какую-то защиту на такого рода объекте, – отметил эксперт. – Установка системы защиты от воздушных ударов не совсем обычна, учитывая то, что завод расположен под землей – и давние заявления Ирана о том, что такой объект невозможно уничтожить с помощью ударов с воздуха».

По мнению Клосона, у решения Ирана разместить С-300 на территории Фордо есть и политические мотивы. «К тому же логично ожидать, что защита, установленная вокруг важных стратегических объектов, будет держаться в секрете, чтобы враг о ней не узнал, верно? Так что у заявления Ирана есть, кажется, какая-то политическая подоплека. И она состоит в том, чтобы донести простую мысль: «Вы нам ничего не сможете сделать». Странно говорить о том, что Фордо является совершенно мирным объектом, и «мы полностью соблюдаем договор», но при этом им нужна система обороны на случай, если кто-то решит нанести удар по объекту, который, как они говорят, полностью неуязвим для воздушных ударов. То есть, это было по сути политическое заявление».

Вместе с тем, это сообщение Тегерана, считает эксперт, объясняется внутриполитической динамикой. «Если Иран делает политическое заявление – оно предназначается для внутреннего пользования. Уже начались маневры в преддверии президентских выборов, которые пройдут в мае следующего года. Так что многое из происходящего сегодня в Иране объясняется тем, что разные группы начинают укреплять свою позицию перед выборами. И конечно же, многие из тех, кто называл ядерное соглашение ошибкой, кто говорил, что Запад не выполняет свои обещания – эти люди очень бы хотели продемонстрировать способность Ирана защитить себя и быть независимым».

Интересы Ирана в регионе

По словам Клосона, Тегерану в данный момент важнее утвердиться в регионе в качестве ведущего игрока. «Иран очень активно действует в Сирии и Ираке, и есть сообщения о том, что Иран предоставляет помощь хуситам в Йемене. Ирану нужно решить целый ряд вопросов. Скорее всего, он будет продолжать свою программу по разработке ракетного оружия и делать все, что разрешено в рамках ядерного соглашения, – к примеру, он подпишет соглашение с Россией на постройку двух атомных станций», – отметил эксперт.

При этом, по его словам, маловероятно, что Иран откажется выполнять условия ядерного соглашения – по крайней мере до тех пор, пока в августе следующего года не будет выбран новый президент страны. Иран мог бы оправдать отказ от выполнения соглашения жалобами на то, что, по мнению Тегерана, Запад не выполняет своих обязательств, однако возможно и то, что Иран дождется истечения срока действия ядерного соглашения, рассчитанного на десять лет.

«Потому что, когда закончится срок действия соглашения, ядерная программа Ирана будет на международном уровне считаться абсолютно законной. И в таком случае Иран сможет делать все что захочет, подходя вплотную к тому, что президент Обама называет «гранью обладания ядерным оружием», – обратил внимание Клосон.

Эксперт подчеркнул роль Ирана в сирийском конфликте как важной силы, противостоящей ИГИЛ. «Вообще внутри Сирии с повстанцами и боевиками «Даеш» (или ИГИЛ) в основном борется Иран и его союзники – «Хезболла» и разного рода наемники, которых Иран нанял и отправил в Сирию. Силы Ирана гораздо более многочисленны, чем силы армии сирийского правительства. Без этих солдат, которым платит Иран, правительство Асада очень быстро потерпит поражение. Так что на самом деле от лица Асада ведут борьбу в Сирии иранские солдаты и союзники Ирана. Для них чрезвычайно важно поддерживать власть Асада в стране».

Российская авиация на базе Хамадан

Отвечая на вопрос об использовании российскими бомбардировщиками авиабазы Хамадан в Иране для нанесения авиационных ударов в Сирии, эксперт высказал мнение, что Москва и Тегеран по-разному смотрели на эту договоренность.

«Москва и Тегеран явно преследовали разные цели. Тегеран хотел оказать техническое содействие российским военным в нанесении воздушных ударов в Сирии, а Москва хотела с гордостью заявить: «Смотрите, у нас новый стратегический союзник!» Иран не хотел шумихи – а Москва хотела максимально разрекламировать свои действия», – считает Клосон.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG