Линки доступности

Российская сторона заявляет, что вопрос выдачи Эдварда Сноудена Соединенным Штатам не поднимался

Как сообщило в пятницу российское информагентство «Интерфакс», Генеральная прокуратура России и Минюст США «договорились о путях решения проблемы экстрадиции, которая длительное время является серьезным препятствием в сотрудничестве дух стран в сфере уголовного судопроизводства».

Агентство ссылается на заявление начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры России Саака Карапетяна, который рассказал о контактах с американской стороной: «В ходе прошедших недавно в Москве переговоров с представительной делегацией Минюста США достигнута договоренность о различных путях решения данного вопроса в отсутствие двустороннего договора о выдаче».

По словам Саака Карапетяна, поскольку американские власти не идут на заключение договора о выдаче, стороны согласились на применение в случае необходимости также принципа взаимности.

Начальник Главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры России сообщил «Интерфаксу», что по результатам переговоров, которые, по его выражению, «прошли в конструктивном духе», стороны договорились также о взаимодействии при расследовании ряда резонансных уголовных дел, в том числе о крупных финансовых махинациях в России и отмывании средств в США и других странах. «Наши американские коллеги заверили, что готовы принять все меры для того, чтобы расследовать эти преступления и совместно рассматривать возможность возврата в Россию похищенных средств», – сказал Саак Карапетян.

Агентство поинтересовалось, не обсуждалась ли на переговорах ситуация вокруг бывшего подрядчика АНБ Эдварда Сноудена, получившего убежище в России, на что чиновник ответил: «Никто о нем даже и не вспоминал, хотя ожидалось, что эта проблема может быть поднята».

Министерство юстиции США, к которому Русская служба «Голоса Америки» обратилась с просьбой подтвердить или опровергнуть факт подобных переговоров, пока не предоставила комментариев по этому вопросу.

Проблема выдачи Соединенным Штатам Эдварда Сноудена, так же как и вопросы, связанные с расследованием США деятельности российских граждан Виктора Бута и Константина Ярошенко, выдачи которых добивается от Вашингтона Москва, связаны с действующей, а точнее, не действующей практикой экстрадиции по уголовным делам между двумя странами. Между Россией и США нет договора об экстрадиции, на что и ссылалось российское руководство, отказывая Соединенным Штатам в выдаче Сноудена.

Председатель комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников в интервью Русской службе Голоса Америки посетовал на отсутствие этого межгосударственного акта: «У нас со многими странами есть соответствующие договоры, причем Россия, как правопреемник СССР, имеет договоры и с теми странами, с которыми такие договоры заключал еще Советский Союз, они действуют. Также со многими странами соответствующих договоров нет, но это не значит, что экстрадиция невозможна. Правда, в индивидуальном порядке – всегда хуже, так как другая сторона всегда будет думать: выдавать – не выдавать. Тогда как если есть обязывающий договор, если запрашивающая сторона действует как положено, - все документы предоставляет, нет препятствий вроде наличия в этой стране смертной казни или запрашиваемый является гражданином той страны, откуда его просят выдать – то все это делается автоматически, а если не делается, то является нарушением договора. Даже с маленькими странами лучше, чтобы такой договор был, а что уж говорить про Соединенные Штаты».

При этом Крашенинников, как и чиновник из российской Генпрокуратуры, упомянул о «принципе взаимности»: «Возможны индивидуальные решения, и в данном случае, если есть добрая воля, то российская прокуратура и министерство юстиции США могут в индивидуальном порядке эти вопросы решать. Это хуже, чем наличие соглашения, но, тем не менее, это возможно».

Парламентарий напомнил, что договоры об экстрадиции принимаются в России в форме федеральных законов, являются полноправными межгосударственными договорами, и имеют силу выше национального законодательства.

Член Независимого экспертно-правового центра, адвокат Сергей Насонов в интервью Русской службе «Голоса Америки» заметил, что при отсутствии договора об экстрадиции между двумя странами большую роль играет репутация судебной и правоохранительной системы в определенном государстве: «В России с экстрадициями возникали и возникают проблемы, которые отмечались, в том числе, и Европейским судом по правам человека – они касаются процедуры и условий содержания людей, об экстрадиции которых просили другие страны, а также выдачи людей туда, куда Россия в соответствии со своими обязательствами согласно Европейской Конвенции о правах человека выдавать людей не могла».

По словам адвоката, «независимость судебной системы, свойства судебной системы вообще определяют количество выданных лиц, ведь суд должен беспристрастно рассмотреть весомость оснований для выдачи».

«Российская Федерация не получала положительного ответа, в частности, по нескольким случаям из Великобритании зачастую в силу того, что там судьи независимы, максимально соблюдается состязательность сторон при рассмотрении дел, и российская прокуратура, которая запрашивала выдачу определенного лица, не смогла убедить местный суд в том, что запрос обоснован», – отметил Сергей Насонов.

«Выдачи по принципу взаимности довольно часто имеют место: я множество раз видел запросы Генеральной прокуратуры России о выдаче, направленные, скажем, в Чехию или Венгрию, в которых написано, что в случае аналогичных просьб с чешской или венгерской стороны “принцип взаимности” обяжет Россию выдать определенное лицо», – рассказывает Сергей Насонов.

Иногда, по словам адвоката, отсутствие договора даже на руку тому человеку, которого просят выдать, так как в этом случае государство, к которому обращен запрос, обязано соблюсти все международные нормы, в том числе и уже упомянутую Европейскую конвенцию о правах человека, тогда как прямой межгосударственный договор имеет ту же силу, что и Конвенция, и в нем могут быть оговорены особые условия.

Справка

В 1893 году Сенат США одобрил договор об экстрадиции с Российской Империей, который предусматривал выдачу лиц, подозреваемых «в покушении на жизнь правителя». Многие влиятельные американские газеты и общественные деятели выступали против этого, утверждая, что Россия использует договор для охоты на политэмигрантов. После краха Российский Империи договор утратил силу.

В июле 2013 года, на волне скандала с предоставлением Россией убежища Эдварду Сноудену, Генпрокуратура РФ обвинила США в том, что Вашингтон отказался удовлетворить требования России 20-ти человек, подозреваемых в совершении тяжких преступлений. В частности, речь шла об Ильясе Ахмадове, который был министром иностранных дел непризнанной Чеченской республики Ичкерия. В 2002 году Ахмадов обратился к США с прошением о получении политического убежища. В 2003 году Россия потребовала его экстрадиции, обвинив его в совершении тяжких преступлений. В 2004 году иммиграционный суд США рассмотрел дело Ахмадова и предоставил ему убежище; судья указал, что Россия не предоставила убедительных доказательств вины Ахмадова.

Несколько иная ситуация с призывами России об экстрадиции ряда российских граждан, отбывающих наказание в США – например, Виктора Бута, осужденного американским судом за попытку продажи оружия террористическим группам.

Решение об экстрадиции заключенных из США в иные страны принимает Министерство юстиции. Причем, это широко распространенная практика: ежегодно Соединенные Штаты удовлетворяют несколько сот подобных прошений. Однако экстрадиция осужденного может быть проведена только в государство, которое связано с Вашингтоном соответствующим соглашением. Возможна передача осужденного и государства, не подписавшего соответствующий договор, однако в этом случае власти этой страны должны принять на себя обязательство выполнить определенные условия, соответствующие положениям типового договора об экстрадиции – например, гарантировать, что он полностью отбудет назначенное ему американским судом наказание. Трансфер может осуществляться только на добровольной основе – с согласия осужденного.

В ноябре 2012 года Минюст США отказался удовлетворить запрос России об экстрадиции Бута, пояснив, что это исключено в силу тяжести совершенного Бутом преступления, возражениями правоохранительных органов и его криминальным прошлым.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

  • 16x9 Image

    Алекс Григорьев

    Алекс Григорьев специализируется на освещении вопросов международных отношений, обороны и безопасности, разведки, терроризма, ядерной тематики. https://www.facebook.com/grigusa

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG