Линки доступности

США и Россия: новый антинаркотический «фронт»

  • Вадим Массальский

В четверг 4 февраля в Москве состоялись переговоры директора Управления госполитики в сфере контроля за наркотиками администрации США Джила Керликовске (Gil Kerlikowske) и главы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) РФ Виктора Иванова. Руководитель американского антинаркотического ведомства пообещал своему российскому коллеге, что будет «лично отслеживать все события, которые происходят в Афганистане, в том числе через Госдепартамент, а также меры, направленные на предупреждение увеличения поставок героина из Афганистана, в том числе и в Россию». В свою очередь Виктор Иванов отметил возможность участия российских офицеров наркоконтроля в деятельности Объединенных координационных центров, которые сейчас проводят соответствующую работу по борьбе с наркопроизводством и наркотрафиком в Афганистане.

По результатам переговоров Джил Керликовске и Виктор Иванов как сопредседатели американо-российской рабочей группы по противодействию незаконному обороту наркотиков, созданной в формате двусторонней президентской комиссии Обама – Медведев, сделали совместное заявление. В этом документе в частности отмечается: «Агентство по борьбе с наркотиками США в рамках развития сотрудничества передало ФСКН России информацию, которая может быть использована для проведения совместных расследований. ФСКН России передала информацию о партиях наркотиков, изъятых на территории России, которая может быть использована для повышения эффективности антинаркотической деятельности в Афганистане и Центральной Азии. Подобный обмен информацией подтверждает высокий уровень взаимного доверия между правоохранительными ведомствами двух стран и является основой для дальнейшего развития совместных инициатив по противодействию нелегальному обороту наркотиков».

Вместе с тем совсем недавно постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин резко критиковал страны альянса и в первую очередь Соединенные Штаты за то, что они якобы считают «второстепенной проблемой» афганскую наркоугрозу, в то время как от «героиновой агрессии», исходящей из Афганистана, ежегодно гибнут 30 тысяч россиян. В свою очередь на этой неделе официальный представитель НАТО Джеймс Аппатурай, отвечая на вопросы Русской службы «Голоса Америки», подчеркнул, что силы Североатлантического альянса в Афганистане делают больше, чем кто-либо, для борьбы с производством и торговлей наркотиками и готовы и дальше вести эту работу совместно с российскими партнерами. Можно ли считать, что после сегодняшних успешных переговоров в Москве Джила Керликовске и Виктора Иванова США и Россия фактически откроют «общий фронт» против глобальной наркоугрозы? И каких результатов следует ожидать от такого объединения усилий двух стран? На эти вопросы редакция «Голоса Америки» попросила ответить различных экспертов.

«Не надо забывать, что афганская наркоугроза родилась не сегодня и не вчера, а уходит корнями еще в советские времена, когда СССР ввел войска в эту страну, а правительство в Кабуле в ходе гражданской войны фактически утратило контроль над многими провинциями», – напоминает Евгений Волк, доктор исторических наук, директор московского офиса американского фонда «Наследие» (The Heritage Foundation). «Что касается сегодняшней эффективности антинаркотических действий международной коалиции, – продолжает эксперт, – то здесь частично правы и Россия, и НАТО. У каждой стороны есть свои аргументы и контраргументы. И то, что сейчас на уровне руководства управления президентской администрации и российского госнарконтроля создается новая система взаимодействия – это, безусловно, положительный момент».

Однако, по мнению Евгения Волка, не стоит и преувеличивать значение нынешних переговоров в Москве, потому что прозвучавшие на них декларации носят больше «политический характер» и признают лишь важность проблемы. Вряд ли, полагает аналитик, спецслужбы двух стран будут готовы «с энтузиазмом» раскрывать друг другу ту оперативную информацию, которую они получают от особо ценных и оберегаемых источников. А без такого уровня взаимодействия реальная борьба с наркотиками невозможна, считает он. «Я боюсь, что пока в Афганистане идет гражданская война, пока существуют мощные политические, экономические и социальные причины для производства опиума в этой стране, а также влиятельные международные группировки, которые обогащаются на этом преступном бизнесе, ожидать быстрых и эффективных результатов на антинаркотическом фронте не приходится», – прогнозирует директор московского офиса фонда «Наследие» Евгений Волк.

«В любом случае нынешняя встреча Виктора Иванова и Джила Керликовске очень важна как свидетельство успешной «перезагрузки» российско-американских отношений по самым разным направлениям, – подчеркивает Ильнур Батыршин, заместитель директора московского Института демографии, миграции и регионального развития. – Она говорит о росте доверия в такой сложной сфере, как сотрудничество спецслужб двух стран». В качестве примера эксперт по антинаркотической политике Ильнур Батыршин приводит факт, что, будучи в Вашингтоне в сентябре прошлого года, глава Госнаркоконтроля РФ передал своим американским коллегам журнал, который включает 180 образцов «брэндов» афганских наркокартелей. Сейчас, по словам аналитика, российская сторона ожидает, что в ответ американские партнеры предоставят свое досье на «афганских наркобаронов», что позволит объединить оперативную работу против главных организаторов наркобизнеса в Афганистане.

Тед Гэлен Карпентер, эксперт либертарианского Института Катона в Вашингтоне, относится к прошедшим в Москве переговорам более скептически. «Я не думаю, что мы станем свидетелями каких-то существенных изменений в отношениях спецслужб двух стран касательно борьбы с незаконным оборотом наркотиков», - говорит он. – Дело в том, что в позициях России и США по вопросу афганского героина все еще существуют серьезные разногласия. Наркотики, поступающие сегодня из Афганистана, представляют огромнейшую проблему для здоровья всей российской нации, и российские политики пытаются сделать все возможное, чтобы просто перекрыть этот бесконечный поток. Для США этот вопрос является проблемой многоуровневого характера. Они, безусловно, хотят принять меры по пресечению экспорта наркотиков из Центральной Азии, но они также боятся изолировать простого афганского фермера, основным доходом которого является выращивание мака».

Американский эксперт полагает, что правительство США очень разборчиво в вопросах преследования определенных групп наркоторговцев. «Если производители и перевозчики наркотиков связаны с Талибаном или Аль-Кайдой, то коалиционные силы попытаются сделать все возможное, что бы пресечь их деятельность, – объясняет Тед Гэлен Карпентер. – Проблема становится более щекотливой, когда речь идет о наркобаронах, которые связаны с ключевыми местными руководителями или правительством Хамида Карзая. В таких случаях американцы не демонстрируют большого рвения бороться с наркоторговцами, что, естественно, заставляет Москву выражать свое недовольство».

С Карпентером отчасти согласен и Ильнур Батыршин. По его мнению, одна из главных трудностей в борьбе с наркоугрозой состоит в том, что в преступную деятельность вовлечены сегодня не только лидеры Талибана, но и правительственные чиновники, а также их родственники. В качестве подтверждения этой версии московский эксперт ссылается на серию недавних публикаций газеты «Нью-Йорк таймс», которая писала о возможной причастности к наркобизнесу главы провинции Кандагар Ахмеда Вали Карзая – младшего брата Хамида Карзая.

«И все же меня лично обнадеживает тот факт, что сейчас в российско-американское сотрудничество против наркотиков включаются уже не столько политики, сколько профессионалы в этом деле, к которым следует отнести непосредственно Джила Керликовске и Виктора Иванова», – констатирует эксперт Ильнур Батыршин.

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG