Линки доступности

Вашингтонские эксперты о российском варианте «стратегического поворота к Азии»

В здании вашингтонского консервативного «мозгового центра» «Наследие» (Heritage Foundation) нечасто можно услышать комплименты в адрес демократов, и в частности, бывшего госсекретаря США Хиллари Клинтон. Но в четверг эксперты, собравшиеся там для обсуждения вопроса, является ли инициатива создания Евразийского союза угрозой американским интересам, согласились с высказанной ею в 2012-м году оценкой проекта: речь идет о попытке «ресоветизации региона».

«Хиллари Клинтон была права, считая это новой российской империей, – заметил Стивен Бланк (Stephen J. Blank,), профессор Института стратегических исследований в Колледже Армии США (U.S. Army War College). – При этом Россия, преследуя свои интересы посредством поддержания "контролируемого напряжения" в регионе, явно не способствует его стабильности, потому что "контролируемое напряжение" в какой-то момент выходит из-под контроля. Не думаю также, что мы сумели добиться серьезного сотрудничества России в сфере наших интересов. С тем же Ираном, Москва решила не продавать ракеты С-300 Тегерану лишь после того, как Израиль объяснил им, что это будет означать войну – и сделка стала казаться менее выгодной. Нам нужно поощрять страны региона в независимом развитии с целью укрепления открытой экономики и их глобальной интеграции, а не участие в авторитарном проекте, который может кончиться только насилием».

Фред Старр (Fred Starr), руководитель Института Центральной Азии и Кавказа, также убежден в том, что речь идет не столько об экономической интеграции («Чего они не могли бы добиться в рамках ВТО или двусторонних соглашений о сотрудничестве с каждой из этих республик?»), сколько о «политическом проекте» и «пост-империалистическом похмелье». По мнению Старра, Евразийский союз не является угрозой интересам США в регионе – как минимум, потому, что Америка никак не может четко определить свои интересы и стратегию в регионе:

«Есть ли у нас специфическая политика в отношении Украины? Нет. Политика в отношении Центральной Азии и Кавказа? Нет. Следовательно, нет и конкретных интересов, которым мог бы угрожать Евразийский союз. При этом в долгосрочной перспективе, шансы этого проекта выглядят не блестяще, потому что люди в этих регионах являются специалистами по манипулированию теми, кто думает, что правит ими – и в итоге так называемые правители оказываются в дураках, и это же может произойти с Путиным. К моменту развала Советского Cоюза система уже была настолько выхолощена, что, по сути, и разваливаться было нечему – все осталось только на бумаге. Так что это не угроза. И при этом у нас есть более серьезные интересы с Россией – сотрудничество на тему Афганистана, Ирана, ядерного разоружения».

Темур Якобашвили, бывший посол Грузии в США и бывший министр реинтеграции Грузии, использовал для характеристики проекта создания Евразийского союза высказывание президента России Владимира Путина в связи с вопросом о выдаче США Эдварда Сноудена: «Это все равно, что поросенка стричь – визга много, а шерсти мало». «То же можно сказать про Евразийский союз – шума много, а результатов мало, – сказал Якобашвили. – По сути, Путин пытается петь караоке, имитируя идею Евросоюза. Проблема заключается в том, что у российской правящей элиты нет четкого понимания, что такое Российская федерация, потому что Россия никогда не существовала в качестве национального государства. Без участия Украины эта идея мертва, при этом украинское руководство явно не рвется участвовать в Евразийском союзе, потому что на двух стульях – Евросоюза и Евразийского союза – не усидишь. Евросоюз – устоявшаяся, предсказуемая структура, сотрудничество с которой, даже без членства, имеет конкретные преимущества, потому что у них есть сотни устоявшихся регуляций. Что касается Евразийского союза, мне кажется, даже с экономической точки зрения, основной преградой процветания являются не тарифы, а отсутствие инфраструктуры и коррупция».

Якобашвили заметил при этом, что «никто не говорит о восстановлении Советского союза, но о попытке России создать эксклюзивные сферы влияния, а это несколько устаревшее понятие в современном мире, и нам в Грузии это не нравится. Препятствием территориальной целостности такого союза будет Грузия, а если речь идет о попытке ее насильственного включения – это уже не интеграция, а оккупация. Будет ли этот союз угрозой для США? Явно не в наши дни».

Ариэль Коэн, эксперт фонда Heritage, как раз полагает, что игнорировать сопряженные с российскими амбициями риски нельзя. По его мнению, инициатива создания Евразийского союза является самой серьезной попыткой пост-коммунистической России воссоздать глубоко интегрированную сферу влияния вполне в советском стиле. И поскольку, несмотря на российскую поддержку миссии НАТО в Афганистане, «Москва и Пекин никогда не чувствовали себя комфортно с военным присутствием США в Центральной Азии» после выхода из Афганистана, американская администрация должна плотнее заняться развитием двусторонних связей с Азербайджаном, Казахстаном, Узбекистаном, включив эти страны в концепцию «стратегического поворота к Азии».

Коэн полагает, что со временем Россия будет наращивать военное присутствие в Центральной Азии, как и давление на бывшие союзные республики вступить в союз. По его мнению, расширение Евразийского союза и размыв границ национальных государств лишь усугубит существующую этническую напряженность вследствие миграции в центральные города России и рост русского национализма.

Эксперт считает рискованным политику реагирования на события в отношении России. «Это было политикой Буша-младшего, и в администрации Обамы наблюдается тенденция, в связи с сокращениями военного бюджета и бюджета Госдепартамента, снизить вовлеченность». По его мнению, «новая авторитарная сфера влияния России» может еще больше ограничить доступ США и НАТО к морским и сухопутным путям в регионе, а «это не то, чего хотят США и НАТО».

Сергей Маркедонов, научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies), высказал противоположную точку зрения: идея создания Евразийского союза диктуется как раз сегодняшними реалиями, в частности, необходимостью более эффективного сотрудничества с оставшимися в Беларуси после развала СССР военными комплексами и т. д., а не ностальгией по имперскому прошлому.

«Те, кто критикует "союз двух диктаторов", какие альтернативы они предлагают для заключения новых контрактов, создания рабочих мест? – спросил он. – И я бы не стал делать выводы о том, что политика России – это политика Владимира Путина. Навальный, Иванов, Петров или Сидоров явно вели бы похожий курс, может, с чуть меньшим объемом анти-американской риторики».

Маркедонов заметил также, что в случае с Украиной он не считает, что Евросоюз, в отличие от Евразийского союза, является реальной альтернативой для Киева: «Не думаю, что они готовы их принять». При этом эксперт признал, что инициатива сталкивается с рядом серьезных препятствий – в частности, он упомянул очень разные мотивировки вступления в Евразийский союз ее потенциальных членов и то, что в Центральной Азии страны рассматривают друг друга скорее как конкурентов, нежели союзников. Что касается США, Центральная Азия, по его мнению, не является для американцев приоритетом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG