Линки доступности

США и Россия против терроризма

  • Василий Львов

3-го сентября отмечается День солидарности в борьбе с терроризмом, приуроченный к трагическим событиям 2004-го года в Беслане. Накануне в РИА «Новости» состоялся видеомост Москва-Вашингтон на тему «Россия – США: совместные усилия по противодействию террористической угрозе».

Геннадий Гудков, заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности, напомнил, что США и СССР, правопреемницей которого стала Россия, в свое время способствовали возникновению многих террористических структур, и поэтому они ответственны за происходящее в мире.

Угроза ядерного терроризма

Главная угроза, которая нависла над миром, – это ядерный терроризм, убеждены участники видеомоста.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Станислав Иванов разделил проблему на две составляющих. Во-первых, существует опасность того, что террористы похитят ядерный заряд. Правда, Иванов тут же отметил, что сейчас ядерные боезапасы России надежно защищены. Повысить их безопасность помогали и американцы. Во-вторых, продолжил он, террористы могут похитить радиоактивные материалы и создать «грязную» атомную бомбу.

Не погружаясь в детали, можно сказать, что такая бомба наносит не столько физический, сколько моральный урон – сеет панику. Станислав Иванов сказал, вероятность попадания таких материалов в руки террористов тем больше, чем активнее развивается атомная энергетика.

Российская коррупция может способствовать тому, что именно на территории этой страны террористы смогут заполучить необходимые материалы, предупреждает, в свою очередь, Сергей Гончаров, президент Региональной общественной организации Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».
Вице-президент Американского совета по внешней политике Илан Берман подтвердил эти опасения.

Сотрудничество России и США в борьбе с терроризмом

Если в области ядерной безопасности Россия и США достаточно активно сотрудничают, то о противодействии знакомому всем терроризму этого сказать нельзя, считает Сергей Гончаров. О совместной американо-российской рабочей группе он отозвался так:

«Никаких реальных событий, учений, обмена опытом эта группа не внесла». Среди обстоятельств, тормозящих антитеррористическое сотрудничество России и США, Сергей Гончаров назвал также поддержку американцами Грузии и недостаточное, по его мнению, противодействие афганскому наркотрафику со стороны американцев.

Илан Берман ответил на это: «Сейчас Москва и Вашингтон ищут новую надежную базу так называемой «перезагрузки» отношений, и это включает в себя обсуждение трафика наркотиков. Здесь возможно очень конструктивное сотрудничество между США и Россией». «С американской точки зрения, – продолжил Берман, – дальнейшее сотрудничество, более глубокое, очень серьезно замедляется из-за того, что Россия и Америка по-разному интерпретируют термин «распространение». Это касается вопроса Ирана и распространения ядерных технологий. Безусловно, Вашингтон стремится к росту сотрудничества».

Развивая тему антитеррористического сотрудничества Москвы и Вашингтона, Станислав Иванов отметил, что «террористы раньше государственных структур нашли контакт и объединились». Он сослался на статистику. В российском списке значится 20 международных террористических организаций, в американском – 44, при этом, в обоих списках совпадают только 7 названий. Геннадий Гудков сказал, что странам надо двигаться дальше. Илан Берман заметил, что 7 – уже хорошее число, чтобы работать вместе.

Станислав Иванов утверждает, что эти организации должны быть запрещены на общемировом уровне, например, с помощью ООН. Оказалось, Илан Берман не верит в то, что это поможет. «У меня есть определенный пессимизм в том, что касается возможности ООН сработать как объединяющий элемент в борьбе с терроризмом, – заявил он. – У меня есть опыт работы с ООН в этих вопросах. Они склонны одобрять все, кроме того, что действительно полезно». Сергей Гончаров не согласился с такой оценкой ООН, сославшись на авторитетность решений Совбеза.

Битва в умах

Геннадий Гудков напомнил, что терроризм, безусловно, борется за власть и капитал, однако прикрывается при этом идеологией – главным образом, исламом.
Илан Берман выразил общую позицию: «Настоящая битва сейчас развивается в умах». Против фундаментализма и в пользу мирных течений ислама.
«Для обывателя ислам есть ислам. И он мало разбирается, какие это течения и взгляды» – отметил Сергей Гончаров.

Большинство террористических угроз исходят именно от радикального воплощения ислама. Но это порождает в обществе – как среди христиан и других верующих, так и среди атеистов, – страх перед исламом. Возникает еще один вопрос. Насколько террористы могут использовать исламофобию в своих целях? Особенно актуально это звучит на фоне ожесточенных дебатов, которые ведутся в США по поводу строительства мечети рядом с «граунд-зеро» – местом, где совершен теракт 11 сентября.

Илан Берман ответил на вопрос корреспондента «Голоса Америки» так: «Это действительно интересное политическое обсуждение, хотя оно скрывает массу проблем. Исламофобия не является доминирующей в американском обществе. Нет заметной антиисламской деятельности. Но постоянный вопрос – почему умеренный ислам не заявляет о себе более отчетливо».

Другие новости о событиях в мире читайте здесь

XS
SM
MD
LG