Линки доступности

У США немного вариантов санкций против российской энергетики


Карлос Паскуаль

Карлос Паскуаль

Вводить же санкции без поддержки Европы – значит создавать невыгодные условия американским компаниям

США будет довольно трудно реализовать свои угрозы ввести дополнительные санкции против российского энергетического сектора, поскольку опасения Европы по поводу побочного экономического ущерба сокращают число вариантов действий для администрации президента Барака Обамы.

Энергоносители являются источником экономической жизненной силы для России, которая конкурирует с США и Саудовской Аравией за звание крупнейшего производителя нефти в мире. Энергетический сектор является главной мишенью санкций Запада в связи с ролью Москвы в конфликте в Украине.

Но нынешние санкции уже ударили по самым легким мишеням в российских высокотехнологичных проектах по разведке месторождений в Арктике, сибирских сланцевых залежей и глубоководных месторождений. В результате у США остаются менее приятные варианты – например, попытаться ударить по российскому нефтяному экспорту, как это было сделано с Ираном.

Хотя мировые цены на нефть снизились примерно в два раза по сравнению с прошлым годом, европейские союзники США по-прежнему опасаются разрушительных последствий для нефтяных поставок. Россия может ответить сокращением экспорта газа, от которого Европа серьезно зависит.

«Если вы начнете играть с ценами на нефть, Россия будет играть с газом, а с этим Европа никак не сможет согласиться», – говорит Карлос Паскуаль, который до августа прошлого года был главным дипломатом по вопросам энергетики в Госдепартаменте США.

Нынешний ведущий дипломат США по вопросам энергетики Амос Хохштейн заявил, что Вашингтон еще не исчерпал инструментарий санкций на случай, если президент Владимир Путин расширит войну в Украине. Министр финансов Джек Лью заявил на прошлой неделе, что администрация готова «повысить издержки» для России, если она нарушит условия прекращения огня в Донбассе.

Спецпосланник Госдепартамента и координатор по международным делам Хохштейн заявил Reuters, что Вашингтон едва ли введет санкции против действующих нефтяных производств России, хотя дипломат этого не исключил.

«Мы хотим посмотреть, что влияет на Россию. Сегодняшние оценки отличаются от тех, что были год назад, поскольку нефтяные рынки сегодня отличаются от тех, какими они были тогда, – говорит Хохштейн. – Россия может и должна быть участником рынка, но она должна соблюдать правила игры».

В позиции Европы в поддержку дополнительных санкций появляются трещины. Вводить же санкции самостоятельно – нереалистичный вариант для Вашингтона, поскольку это перекроет американским компаниям возможности по сотрудничеству с Россией, но сохранит эти возможности для европейских конкурентов.

Западные санкции, введенные во второй половине прошлого года, вынудили американскую нефтяную компанию Exxon Mobil уйти из российской Арктики и прекратить сотрудничество с российской государственной нефтяной компанией «Роснефть», с которой она подписала соглашение в 2011 году о разработке месторождений региона.

Председатель Евросовета Дональд Туск в пятницу заявил, что 28 членам блока становится все сложнее поддерживать единую позицию по санкциям. Выступая на условиях анонимности, представители ЕС сообщили, что половина или дальше больше стран-членов ЕС хотели бы ослабить санкции.

Пока западные санкции заблокировали инвестиции и передачу технологий в передовых проектах по бурению нефтяных скважин, ударили по потокам капитала в Россию и привели к замораживанию активов и запрету на въезд для ближайшего окружения Путина.

В сочетании с падением цен на нефть санкции нанесли удар по российской экономике. С середины 2014 года рубль упал на 40 процентов по отношению к доллару, что способствовало сползанию страны в рецессию.

Но это не ослабило хватку Путина, в которую он взял Крым, аннексировав его год назад, несмотря на то, что в феврале в Минске Россия согласилась с прекращением огня в Украине. Популярность Путина внутри страны с введением санкций выросла.

Запад может предпринять дополнительные меры по блокированию инвестиций в бурение скважин для добычи сланцевой нефти. Москва надеется, что это направление нефтедобычи в конце концов позволит компенсировать добычу из традиционных месторождений. Но дополнительные санкции на бурение таких скважин нанесут дополнительный ущерб российской экономике не сразу, поскольку значительный уровень добычи из этих месторождений ожидается через 3-10 лет.

По мнению экспертов, это подчеркивает, что у Запада нет легких путей для нанесения ущерба российскому энергетическому бизнесу в краткосрочной перспективе и оказания влияния на украинскую стратегию Москвы.

«Эти инструменты со временем могут оказать болезненное влияние, но внутренняя хрупкость Украины настолько высока, что она работает против возможностей Запада по достижению его целей», – говорит эксперт по России при двух предыдущих администрациях Эндрю Вайс.

Самой резкой из имеющихся мер является перекрытие России доступа к глобальной электронной банковской системе SWIFT. Именно так Запад поступил с Ираном. Российские банкиры и официальные лица охарактеризовали эту меру как «ядерный» вариант, который приведет к полномасштабной экономической войне.

Если выйти за рамки энергетики, то у США и Европы не так много рычагов давления на Россию, говорят эксперты.

«Кроме капитала, технологий, доступа на определенные рынки, некоторые из которых уже пострадали от предыдущих санкций, России не так много нужно от Запада», – говорит Марик Стринг – юрист по санкциям в WilmerHale и бывший советник комитета Сената по международным отношениям.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG