Линки доступности

Республиканцы провозгласили «американскую исключительность»


Делегат съезда Республиканской партии Патрик О'Дэниел (Техас) с куклой, изображающей Митта Ромни. Тампа, Флорида. 29 августа 2012 года

Делегат съезда Республиканской партии Патрик О'Дэниел (Техас) с куклой, изображающей Митта Ромни. Тампа, Флорида. 29 августа 2012 года

Американские эксперты скептически оценивают внешнюю политику Митта Ромни

Республиканская партия, съезд которой проходит в Тампе, развернула наступление на администрацию Барака Обамы на внешнеполитическом фронте. Сторонники кандидата в президенты Митта Ромни стремятся представить Обаму как слабого президента, не способного адекватно ответить на угрозы со стороны Ирана, России, Китая и Северной Кореи.

«Обама, как и Картер в прошлом, верит во взаимодействие ради самого взаимодействия, что таким образом мир станет более безопасным. Посление три десятилетия доказали обратное», – заявил главный внешнеполитический советник Ромни Рич Уильямсон, бывший послом при администрации Рональда Рейгана.

Одним из элементов внешнеполитического наступления Ромни стал состоявшийся накануне на полях съезда в Тампе «круглый стол», организованный консервативным вашингтонским фондом «Внешнеполитическая инициатива» и нью-йоркским Институтом современной России, который возглавляет Павел Ходорковский, сын опального российского олигарха Михаила Ходорковского.

Как сообщает из Тампы корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Виктория Купчинецкая, выступая на этом форуме, Уильямсон высказал убеждение, что политика Обамы в отношении России подрывает национальные интересы США. Он также подтвердил высказанное ранее Ромни мнение о том, что Россия является геополитическим врагом США. «Губернатор Ромни признает это», – заявил советник кандидата.

Как отметила в среду газета деловых кругов США «Уолл-стрит джорнэл», республиканцы, поднимая вопросы внешней политики в то время, когда большинство избирателей волнуют проблемы экономики, идут на определенный риск. К тому же, отмечает газета, оба кандидата Республиканской партии – Ромни и Пол Райан – не имеют большого внешнеполитического опыта. Более того, напоминает «Уолл-стрит джорнэл», внешняя политика считается одной из сильных сторон президента Обамы, которому избиратели ставят в заслугу убийство Осамы бин Ладена и завершение американского участия в иракской войне. По данным проведенного газетой опроса, 54% избирателей одобряют внешнюю политику Обамы – это гораздо более высокий рейтинг, чем был у Билла Клинтона или у Джорджа Буша-младшего, когда те добивались переизбрания на второй срок.

Партийная платформа указывает курс

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» американские политологи предупреждают, что предвыборную риторику Ромни и жесткие формулировки политической платформы Республиканской партии не следует воспринимать слишком буквально. «Одно дело – провозглашать лозунги во время предвыборной кампании, и другое дело – воплощать идеи в жизнь, оказавшись в Белом доме, – сказал корреспонденту «Голоса Америки» заместитель главного редактора журнала «Внешняя политика» (Foreign Policy) Ури Фридман. – Платформа партии не так агрессивна, как некоторые заявления Ромни. Там отмечаются общие интересы США и России, включая борьбу с терроризмом, ядерное нераспространение и торговлю».

Фридман отмечет, что любой политик в рамках предвыборной кампании делает резкие заявления и стремится подчеркнуть свои отличия от оппонента, даже если в действительности эти различия не так уж и велики. В то же время, констатирует политолог, «риторика Ромни в отношении России отличается необычной жесткостью». «Очевидно, что Ромни решил бросить вызов Обаме именно на российском направлении внешней политики», – считает Фридман.

Дэниел Ларисон, старший редактор журнала «Американский консерватор» (The American Conservative), придерживающийся либертарианских позиций, согласен с этим наблюдением. «Может быть, партийная платформа не будет воплощена в жизнь на все 100%, – сказал он, – но она указывает направление, избранное Ромни, и пока у нас нет оснований думать, что она не будет осуществляться».

Фридман предполагает, что администрация Ромни, если тот будет избран президентом, будет более активно поддерживать систему противоракетной обороны в Восточной Европе – «он считает, что Обама предал наших союзников в Польше и Чешской республике, отказавшись от размещения элементов ПРО в этих странах».

«Ромни не раз критиковал проводимую нынешней администрацией политику «перезагрузки», обвиняя Обаму чуть ли не в наивности, – продолжил Фридман. – Интересно, что в платформе республиканцев упоминается нечаянно подслушанный журналистами разговора Барака Обамы с тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым, в котором американский президент намекнул, что после выборов в ноябре получит большее пространство для маневра в вопросах ПРО и ядерного разоружения. Подобные сиюминутные эпизоды редко находят отражение в партийных программах».

Грег Скоблет, обозреватель новостного портала «RealClearWorld», характеризующий себя, как консерватора в духе Джорджа Буша-старшего, считает, что содержащаяся в платформе Республиканской партии поддержка закона о «списке Магнитского» будет означать для возможной администрации Ромни осложнение отношений с Россией с самого начала. «Несомненно, ухудшится климат двусторонних отношений, – говорит политолог. – Потенциально это означает реальное ухудшение отношений. Возможно, Россия пересмотрит сотрудничество с США по вопросам доставки грузов в Афганистан. В долгосрочном плане администрации Ромни придется смягчить свою риторику, либо в России чудесным образом произойдут какие-либо перемены, которые сблизят наши позиции по Ирану и Сирии. Но это маловероятно».

Скоблет считает, что на Россию можно воздействовать, добившись снижения мировых цен на нефть. «Это неизбежно станет ударом по российской экономике, особенно если она не будет реформирована в ближайшие годы, – развил свою мысль обозреватель. – В свою очередь, это будет способствовать снижению популярности Путина (или его приемника). Этого может оказаться недостаточно, но в любом случае будет более эффективно, чем читать ему лекции».

Риторика может стать катастрофической

Джейкоб Хейлбрунн, старший редактор журнала «Национальные интересы» (The National Interest), издающегося основанным Ричардом Никсоном Центром национальных интересов, считает, что будущая полтика Ромни будет во многом зависеть от того, кто займет ключевые посты в его администрации. «Если Ромни назначит, например, Джона Болтона директором ЦРУ, а сенатора Джозефа Либермана – Государственным секретарем, тогда риторика, сегодня вызывающая беспокойство, станет катастрофической. Можно только надеяться, что Ромни, называя Россию геостратегическим противником номер один, намеренно вводит в заблуждение избирателей, чтобы заручиться поддержкой консерваторов, и откажется от этой риторики, став президентом. Однако, велика вероятность того, что он будет проводить более конфронтационную политику в отношении России».

«Нет ничего предосудительного в попытках оказать давление на Россию с тем, чтобы заставить ее соблюдать права человека и встать на более демократический путь развития, – добавил Хейлбрунн. – Однако, проблема возникает, когда мы начинаем путать Россию с Советским Союзом. Мне кажется, что это контрпродуктивно. Сегодня это авторитарная, но не тоталитарная страна. Мы сотрудничаем с Россией, в частности, в вопросах ядерного разоружения. Россия оказывает нам значительную помощь в доставке грузов в Афганистан. Я полагаю, что нам следует улучшать отношения с Россией, а не ухудшать их».

Хейлбрунн признает, что такие страны, как Россия и Китай не являюется союзниками США, но подчеркивает, что даже с этими державами у Америки есть общие интересы. «Я не вижу смысла в том, чтобы провоцировать Россию, – сказал он. – Эта страна не является нашим геополитическим врагом номер один. Она не является мощной военной державой и никак не похожа на тоталитарную державу, пытающуюся распространить свое влияние по всему миру, как это делал Советский Союз. Россия сегодня больше похожа на страну третьего мира. Мы живем в новую эпоху, и я не вижу смысла в возвращении к риторике холодной войны».

Нелогичный подход?

Грег Скоблет считает подход Ромни к России «нелогичным». «Они утверждают, что вопросы демократии в России будут иметь высокий приоритет, в то же время критикуя политику «перезагрузки» за недостаточное сотрудничество Москвы с нами, – сказал он. – Иными словами, они обещают усилить критику России и в то же время добиться более активного сотрудничества с Москвой по важным для США вопросам. Я не понимаю, как это будет работать. С какой стати Россия будет сотрудничать с нами по Ирану или Сирии, если мы будем их прессовать на каждом шагу?».

Сторонники более жесткого подхода к России напоминают, что Рейган называл СССР «империей зла», а потом подписал с Москвой соглашение о сокращении ядерного оружия. Однако, Скоблет считает, что нео-консерваторы, приводя этот пример, лукавят. «Это сейчас они говорят, что подход Рейгана был эффективным, но тогда они критиковали его и считали, что Рейган, начав переговоры с Кремлем, пошел на неоправданные уступки», – утверждает политолог.

Дэниел Ларисон считает, что сегодня провозглашенная Рейганом идея «мир посредством силы» интерпретируется неоконсерваторами, как императива применения силы в любой ситуации, когда американские интересы оказываются под угрозой. «По моим наблюдениям за последнее десятилетие такой подход не привел к тому, что США стали пользоваться большим уважением в мире, – отметил эксперт. – Наоборот, такие страны, как Россия и Китай стали относиться к нашим намерениям с большим подозрением. Они видят в США противника, пытающегося подорвать их влияние. Я думаю, что такая политика способствует усилению напряженности».

Американская исключительность

Рич Уильямсон, выступая в Тампе, заявил, что «губернатор Ромни верит в американкую исключительность, и не только в военной области и в области экономики», а еще и потому, что «у Америки есть демократические идеалы» и «Америка является демократическим лидером в мире». По словам советника кандидата, «Америка должна быть лидером – это хорошо и для Америки, и для наших друзей, и для всего мира. Ромни верит в то, что мира можно добиться посредством силы. И в этом есть отличие от политики Обамы».

Ури Фридман отмечает, что в прошлом в программах обеих политических партий в США отмечалась особая миссия Америки в мире. Однако, подчеркивает он, в нынешней редакции платформы Республиканской партии впервые говорится об «американской исключительности». В действительности, так озаглавлен весь раздел документа, посвященный внешней политике.

«Риторика «американской исключительности» стала важным элементом предвыборной кампании Ромни, – сказал Фридман. – Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи в своем выступлении на съезде говорил о «новом американском столетии». Республиканцы противопоставляют идею «величия Америки» «упаднической» политике Обамы, хотя тот никогда не говорил об «упадке» Америки. Вопрос в том, что подразумевается под лозунгами «американской исключительности», «величия Америки» и «нового американского столетия». Что это означает для внешней политики США? Они считают, что США остаются великой державой и должны продолжать играть лидирующую роль в мире. Но не ясно, понимают ли они растущую роль в глобальной политике стран БРИКС (Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки). Означает ли лидирующая роль США агрессивные интервенции в других странах? Или просто поддержание высокого уровня боеготовности вооруженных сил? Мне кажется, что кампания Ромни пока не дала четких ответов на эти вопросы».

Грег Скоблет видит в провозглашении республиканцами «американской исключительности» еще один пример отсутствия логики. «Во внутренней политике республиканцы очень озабочены чрезмерной ролью федерального правительства, его вмешательством в экономическую жизнь, – отметил он. – Однако, в сфере внешней политики это же правительство, которое не может сбалансировать бюджет, оказывается божьим помазанником, несущим в мир свободу и демократию. Каким-то волшебным образом весь скептицизм республиканцев в отношении федерального правительства исчезает, как только речь заходит о внешней политике. Мне кажется, риторика «американской исключительности» является примером этого когнитивного диссонанса».

Джейкоб Хейлбрунн считает саму идею «американской исключительности» иллюзорной. «Она подразумевает, что Америка уникально добродетельна, что ее история лишена изъянов, и что она одна является символом свободы во всем мире, – сказал он. – Я думаю, что войны во Вьетнаме и в Ираке продемонстрировали, что это не так. Иногда предпринимаемые нами шаги по распространению демократии приводят к ужасным последствиям. Например, в Ираке в результате нашей интервенции началась гражданская война. Республиканская партия, реанимируя «американскую исключительность», цепляется за идею американской гегемонии. Но, принимая во внимание состояние нашей экономики и рост мощи Китая, мне кажется, что эта ностальгическая, а не реалистическая позиция».

Дэниел Ларисон считает, что идея «американской исключительности» призвана увязать понятие патриотизма с агрессивной внешней политикой. «Мне кажется, что это не самое здоровое выражение патриотической идеи, поскольку оно ведет к тому, что каждый потенциальный международный конфликт рассамтривается, как испытание на патриотичность, – сказал эксперт. – Я думаю, что это опасная постановка вопроса, как для всего мира, так и для американских интересов».

Возвращение к политике Буша-младшего

Ларисон также считает, что «американская исключительность» в данном контексте означает возвращение к внешней политике Джорджа Буша-младшего. «Большинство внешнеполитических советников Ромни – из неоконсервативных, националистических кругов, – констатировал он. – Я не знаю, есть ли у Ромни свои твердые принципы в вопросах внешней политики. Мне кажется, что он прислушивается к неоконсерваторам больше, чем к реалистам».

Ларисон отмечает, что Ромни, полагаясь на внешнеполитический аппарат администрации Буша-младшего, предпочитает не афишировать эти связи с непопулярным президентом.

Скоблет указывает, что многие советники Ромни работали в первой администрации Буша-младшего, когда были сделаны «вызывающие наибольшие противоречия решения». «Они замалчивают войну в Ираке, – сказал эксперт, – не осуждая ее и не поддерживая. Это дает основания полагать, что, может быть, Ромни, хотя он и использует риторику неоконсерваторов, на самом деле принадлежит к лагерю реалистов».

Многие деятели российкой оппозиции поддерживают жесткий подход к России, предлагаемый Миттом Ромни. Джейкоб Хейлбрунн сказал, что может понять, почему они занимают такие позиции, однако считает это ошибкой. «Я думаю, что такая политика будет только на руку Путину, – сказал эксперт. – Он постоянно утверждает, что Америка – враг России, стремящийся ее уничтожить. Зачем же нам подыгрывать ему? Во время холодной войны мы проводили политику разрядки напряженности, не переставая при этом оказывать давление в вопросах прав человека. Эти два направления не являюется взаимоисключающими. Можно утверждать, что администрация Обамы делает недостаточно в области прав человека, хотя посол Майкл Макфол регулярно встречается с оппозиционерами, за что снискал ненависть Кремля».

«Мне кажется, режим Путина не так силен, как они пытаются это представить, и я не вижу смысла в ужесточении политики в отношении России, – заключил Хейлбрунн. – Мне кажется, что это лишь даст ему возможность разыграть националистическую карту и усилить репрессии».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG