Линки доступности

Россия-Пакистан: саммит на фоне теракта

  • Виктор Васильев

Россия-Пакистан: саммит на фоне теракта

Россия-Пакистан: саммит на фоне теракта

Российские эксперты о визите пакистанского президента Асифа Али Зардари в Москву

Как мы уже сообщали, президент России Дмитрий Медведев принял в четверг 12 мая в Кремле президента Пакистана Асифа Али Зардари, прибывшего в Москву с официальным визитом. По итогам переговоров оба руководителя выразили готовность своих стран объединить усилия в борьбе с терроризмом и наркоторговлей.

Для Зардари визит в Москву стал первой зарубежной поездкой после ликвидации американским спецназом в Пакистане лидера Аль-Кайды Усамы бин Ладена. Президент

Зардари выразил уверенность, что его вояж в РФ «станет историческим и позволит открыть новую страницу в отношениях Пакистана и России». «Сейчас настал момент признать, какую важную роль играют наши страны друг для друга, и как важно наше сотрудничество», - сказал лидер исламской республики.

Дмитрий Медведев подчеркнул важность совместных действий против международного терроризма, который он назвал «главным злом 21 века». Российский президент, чья страна противостоит поддерживаемым Аль-Кайдой боевикам на Северном Кавказе, дал высокую оценку ликвидации бин Ладена.

В пятницу 13 мая из Пакистана пришло известие о страшном теракте. В результате двух взрывов в районе центра подготовки военнослужащих пограничного корпуса, который расквартирован у пакистано-афганской границы, погибли более 80 человек и несколько десятков получили ранения.

Взрывы, по сообщения агентства Франс-Пресс, со ссылкой на представителей пакистанских талибов, стали местью последних за уничтожение лидера Аль-Кайды.

На момент публикации материала сведений о том, что президент Пакистан решил в связи с терактами прервать визит в Москву, не поступало. Пресс-служба Кремля отказалась комментировать этот вопрос Русской службе «Голоса Америки».

Визит исторический или «покерный»?

Ранее планировалось, что президент Пакистана также посетит Санкт-Петербург и встретится с руководителем «северной столицы» России Валентиной Матвиенко.

Эксперт Московского центра Карнеги профессор Алексей Малашенко считает, что с формальной точки зрения визит Зардари можно назвать историческим, потому что между Советским Союзом, а потом Россией и Пакистаном, «по сути вообще не было никаких отношений».

«СССР традиционно ориентировался на Индию, Пакистан был союзником Китая и так далее. А сейчас в силу необходимости соблюдать крайнюю осторожность в афганском вопросе не очень понятно, как себя вести сторонам, вот и все», - добавил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

По его мнению, если Россия хочет каким-то образом разумно присутствовать вокруг Афганистаном и в нем самом, то без «моста» с Пакистаном просто невозможно обойтись.

«Тем более, сейчас такой момент, когда пакистанцы чувствуют себя обиженными со стороны Вашингтона. И это самое удачное время, чтобы впервые за послевоенную историю Кремлю и Исламабаду крепко пожать руки друг другу», - пояснил эксперт.

Он затруднился сказать что-либо определенное относительно перспектив сотрудничества двух стран. «Объективные предпосылки для этого есть, но непонятно, насколько они долгоиграющие», - заметил Малашенко.

Директор политических программ Международного центра за справедливую политику Сергей Зацепилов рассматривает визит как своеобразную игру в покер, когда стороны скрывают истинные цели своих намерений, потому что совершено очевидно: отношения России и Пакистана имеют такой ограничитель, как союз России и Индии.

«Безусловно, двустороннее сотрудничество с Исламабадом получит какое-то развитие. Возможны отдельные коммерческие проекты, необходимо согласование действий в борьбе с терроризмом. Но крупные сделки и внешнеполитическое согласование нереальны, потому что России все равно придется выбирать между Индией и Пакистаном», - констатировал аналитик в интервью «Голосу Америки».

Россия, Пакистан пишем, США, Китай и Индия - в уме

Однако, на взгляд Зацепилова, Пакистан, который сталкивается с растущим давлением и упреками со стороны США в том, что он недостаточно активно борется с терроризмом и в том, что пакистанские спецслужбы, возможно, были причастны к укрывательству бин Ладена, хочет в свою очередь продемонстрировать возможность поворота в сторону России.

«А Россия хочет испугать Индию, где недавно сорвалась крупная авиационная сделка. Таким образом, на этих переговорах в Москве незримо присутствуют и другие участники внешнеполитической игры – США, Индия», - резюмировал директор политических программ Международного центра за справедливую политику.

Он оценил визит Зардари как, безусловно, позитивный. Но при этом уточнил: «Отношения с Пакистаном требуют развития, но они ограничены в масштабах и в своем значении. Неизменным и неизбежным будет союзничество России с Индией - в том числе в качестве противовеса растущей мощи Китая. А Пакистан все равно устремится к США, ибо других вариантов у него нет».

Зацепилов согласен с Малашенко, что для России необходимо развитие сотрудничества с Пакистаном, учитывая афганскую проблему. «Но Пакистан имеет ограниченное влияние на развитие событий в Афганистане. Там в большей степени играет роль международная военная коалиция. Пакистан влияет на ситуацию в некоторых районах Афганистана, и то очень ограниченно и, скорее, в негативном плане», - заключил он.

С его точки зрения, основная проблема в том, что Исламабад не может справиться с ситуацией на собственной территории, в зоне племен, которая фактически не контролируется.

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры по внешней политике Максим Минаев приходит к выводу, что в целом визит выглядит не очень содержательным и насыщенным в смысле регионального сотрудничества.

В его представлении Москва слишком эпизодически делает попытки активизировать свое взаимодействие с Пакистаном. «Последняя встреча президентов прошла в августе 2010 года в четырехстороннем формате в Сочи. Пауза в диалоге на президентском уровне слишком затянута», - убежден он.

Минаев склоняется к мысли, что в итоге все ограничится не более, чем оценкой позиций сторон, как это и следует из обнародованных заявлений президентов. Эксперт полагает, что Москве интересно мнение Пакистана в смысле перспектив развития ситуации в Афганистане.

«Это единственный момент совпадения политических интересов сторон. В политическом и экономическом плане Пакистан ориентирован на Китай. Британию, США. А вот по Афганистану Москва сейчас зондирует почву. Ясно, что так или иначе военная миссия США и его партнеров в Кабуле будет сворачиваться, а кто придет к власти в Афганистане, сказать сейчас сложно. В этом контексте и проходит визит», - подытожил он.

Минаев выразил сомнения, что Исламабад готов сейчас идти на учет мнения Кремля в афганском вопросе. «Традиционно Исламабад воспринимает Москву как противника и союзника Индии. Это никуда не делось», - настаивает он.

Политолог полагает, что Пакистану не совсем выгодно «играть в поддавки с Москвой». Эксперт думает, что переговоры, в конечном счете, за пределы риторики не выйдут.

О других российских событиях читайте в разделе «Россия».

XS
SM
MD
LG